Перейти к основному содержанию

3056 просмотров

Как профессиональные жалобщики останавливают госзакупки

И что им противопоставит Минфин

Министерство финансов собирается взимать плату за подачу жалоб на итоги госзакупок. Только так, уверены в ведомстве, можно решить проблему появления в Казахстане нового класса предпринимателей – профессио­нальных жалобщиков. Они зарабатывают не на исполнении госзаказа, а на приостановлении конкурса или тендера.

Жалобы на процедуры госзакупок рассматриваются системой камерального контроля, более того, именно поток жалоб и определяет его основные направления, объясняет и.о. председателя Комитета внутреннего государственного аудита Минфина Берик Нажмиденов. Помимо исправления просчетов и ошибок госорганов, проводящих госзакупки, камеральный контроль позволяет проанализировать и количество жалоб, и их содержательную часть.

Жаловаться, так с выгодой

Количество жалоб за четыре года выросло на порядок: если в 2015 году было подано 2 тыс. 265 жалоб на итоги процедур госзакупок, то в 2019-м – уже более 19 тыс. «Из 20 тыс. жалоб удовлетворено 57%, это 11 тыс., отказано по 8 тыс. 200 жалобам», – делится данными Нажмиденов. 

Он акцентирует внимание на том, что среди жалобщиков есть категория профессионалов, которые жалуются исключительно для того, чтобы приостановить конкурсные процедуры. Для чего это делается? Такие жалобщики ожидают, что после приостановки процедуры госзакупки к ним обратится заинтересованное лицо и договорится об отзыве жалобы, естественно, небезвозмездно.

«Он отзовет свою жалобу, закупка пойдет дальше. Вот вам и мотив: он может приостановить закупку и сидеть ждать, пока к нему кто-нибудь не обратится, зарабатывать не на исполнении договора, а на его приостановлении. Чтобы с ним расплачивался либо тот, кто может выиграть, либо тот, кто не заинтересован в исполнении договора», – объясняет Берик Нажмиденов. Так что деньги такие профессиональные жалобщики могут получать как от добросовестных победителей конкурсных процедур, так и от заказчиков, когда те хотят привести на закупки «свои» компании, а их по какой-то причине опередили «сторонние».

Существование описанной схемы у представителей Минфина сомнений не вызывает, но точно сказать, сколько именно жалоб подано исключительно с целью на них заработать, в министерстве затрудняются. Но отмечают общий классифицирующий приз­нак для компаний-жалобщиков: эти компании никогда не становятся победителями тендеров и конкурсов, потому что у них нет цели заключить договор. Они выходят на тендеры и конкурсы с осознанно допущенными ошибками в документации, но получают право участвовать в них и обжаловать их результаты.

Прекратить поток таких жалоб в Минфине РК собираются за счет повышения ответственности за их подачу, для этого решили ввести плату за подачу жалоб. Размер этой платы в ведомстве пока не озвучивают. По мнению специалистов Минфина, чтобы норма была действующей, плата за подачу жалобы должна быть сопоставима с заработком от консервации тендеров.

Под раздачу попадут все

В предпринимательской среде считают, что эта мера ударит по всему бизнесу, как недобросовестному, так добросовестному. Замдиректора департамента закупок НПП «Атамекен» Нурлан Салипов отмечает, что вместе с платой за жалобы также предлагается формировать реестр неблагонадежных поставщиков, которые подают необоснованные жалобы. «Но тут возникает вопрос: а кто будет оценивать обоснованность и необоснованность жалоб? Это ведь ограничение в участии в госзакупках в дальнейшем. Платность жалоб вызывает вопросы, как бы все госорганы не начали брать плату за жалобы, причем уже не только с предпринимателей», – отмечает Салипов.

Председатель совета по защите прав предпринимателей и противодействию коррупции Каирбек Сулейменов предполагает, что решение об обоснованности и необоснованности будет принимать само Министерство финансов. «Основные функции по организации госзакупок были и остаются в компетенции Минфина: они и регламентируют процедуры, и организовывают их, и проводят, и сами себя контролируют. Минфин сам себе определяет меру ответственности и наказания – я считаю, что именно здесь находится корень зла, и поэтому нет объективности в оценках процедур госзакупок», – считает Сулейменов.

Того же мнения придерживается и член этого Совета Айгуль Соловьева: она говорит о том, что сейчас Минфин и принимает правила игры, и оценивает их соблюдение со стороны всех игроков рынка. Соловьева предлагает разделить эти функции и отдать их разным ведомствам.

А зампредседателя правления НПП «Атамекен» Рустам Журсунов убежден, что профессиональные жалобщики в Казахстане появились потому, что страна все время пытается изобрести свой казахстанский «велосипед» в сфере госзакупок вместо того, чтобы расставить фильтры от жалобщиков на дальних подступах к конкурсу или к тендеру.

«До сих пор непонятно, что мешает ввести процедуру предварительного квалификационного отбора, который смогут пройти только те, кто в состоянии обеспечить качество, а уже после этого отбора должен проходить тендер, – говорит Журсунов. – Я также не могу понять, почему у нас принцип наименьшей цены преобладает в тендере; это экономическая ловушка, никогда качество дешевым не бывает. Поэтому следует установить, что если я даю гарантию на 10 лет, то я могу продать дороже свой товар, работу или услугу», – заключает он.
 

banner_wsj.gif

76 просмотров

Ұлттық банк қолма-қол ақшасыз есеп айырысуды ұсынады

Регулятор коронавирусқа қатысты ДДСҰ ұсынған шараларды қатаң ұстану қажет деп тұжырымдайды

Фото: shutterstock.com

Вирустың таралуын барынша төмендететін тәсіл – байланыссыз есеп айырысу. Сондықтан Ұлттық банк дүкен-дәріханада, онлайн жеткізу кезінде қолма-қол ақшасыз төлемді көбірек пайдалануды ұсынады. 

ҚР ҰБ Қолма-қол ақша айналысы департаментінің директоры Жомарт Қажмұратовтың пікірінше, бұл байланыс санын төмендетуге, яғни коронавирустың таралуын шектеуге мүмкіндік береді. 

Оның айтуынша Қазақстан Ұлттық Банкінің COVID-19 вирусының таралу ықтималдығы туралы мәселеге түсініктеме беру құзыреті жоқ. 

«Сонымен қоса қолма-қол ақшаны пайдалануға байланысты тәуекел есік тұтқалары, кредит карталары мен мобильді телефондар сияқты кез келген басқа беткі қабаттарға жанасу тәуекелінен жоғары еместігіне назар аударған жөн. Біз жиі ұстайтын көптеген басқа заттар да бар. Бірінші кезекте, банкноттардың инкассациядан кейін сақталу мерзімінің ұзақ болуына байланысты, COVID-19 вирусы жұққан банкноттардың айналымға шығу ықтималдығы мардымсыз. Ұлттық Банктің ішкі нормативтері бойынша, екінші деңгейдегі банктерден түсетін қолма-қол ақша қайта санауға дейін ашылмаған күйі 45 күн, ал  қайта санаудан кейін бір жыл  бойы сақталуы мүмкін», – дейді Жомарт Қажмұратов.

 Сонымен қатар, Дүниежүзілік денсаулық сақтау ұйымының ақпараты бойынша қазіргі сәтте «зат бетіндегі вирустың тұрақтылығы туралы мәліметтер жоқ». 

Коронавирустың қоршаған ортадағы тұрақтылығы салыстырмалы температура мен ылғалға, сондай-ақ материалдың бетін қоса алғанда, өзге факторларға байланысты. 

«Қолма-қол ақшамен жұмыс істейтін касса қызметкерлерінің жұмыс ерекшелігін ескерсек, қолды жиі жууға қатысты кеңестер – осы адамдар үшін ерекше маңызды. Сондықтан Дүниежүзілік денсаулық сақтау ұйымы мен Қазақстан Республикасының Денсаулық сақтау министрлігі ұсынған шараларды сақтауы қажет», –дейді ол. 

 Айта кетейік, бүгін Нұр-Сұлтан қаласында тағы 9 адамның коронавирус жұқтырғаны анықталып, науқастардың  жалпы саны 97 адамға жетті. 
 

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif