Перейти к основному содержанию

2487 просмотров

Беспроигрышная тактика успешного инвестора

Куда вложить свободные деньги?

Фото: ИК «Фридом Финанс»

Каждый человек рано или поздно задумывается о том, куда вложить свои накопления, чтобы они работали и приносили стабильный доход. Хотя вариантов для инвестирования свободного капитала сейчас предостаточно, не все из них на деле эффективны и прибыльны.

Например, доходность по банковским вкладам – самому популярному у казахстанцев способу «заработка» – ненамного превышает уровень инфляции. В зависимости от срока и вида депозита (срочный, несрочный, сберегательный – ред.) ставки вознаграждения в отечественных банках варьируются в пределах 9,5-13,5% годовых в тенге и 0,1-2% – в иностранной валюте. 

Если открыть несрочный вклад с возможностью пополнения на сумму 500 тыс. тенге под 9,5% годовых, то за год он принесет доход лишь в 47,5 тыс. тенге. С учетом инфляции, которую Национальный банк РК в 2019 году прогнозирует в коридоре 4-6%, реальный доход вкладчика составит всего 3-5%. Максимальная ставка вознаграждения предусмотрена по так называемым сберегательным депозитам, открытым на 24 месяца. Правда, в течение этого срока нельзя ни пополнить вклад, ни изъять деньги со счета. В противном случае это чревато штрафными санкциями и потерей начисленных процентов.

Единственный плюс в истории с банковскими вкладами – гарантия сохранности депозитов физических лиц в иностранной валюте до 5 млн тенге, в национальной валюте по срочным и несрочным вкладам - до 10 млн тенге и до 15 млн тенге – по сберегательным. Очевидно, что, вкладывая деньги в такой инвестиционный инструмент, удастся лишь компенсировать инфляционные потери и сохранить сбережения, но никак не извлечь прибыль. Неслучайно американский экономист Роберт Аллен когда-то сказал: «Сколько миллионеров вы знаете, которые построили свое состояние на процентах с депозита? Вот и я о том же».

Можно вложить деньги в деньги. Точнее – в валюту. Казахстанцы отдают предпочтение долларам и евро, надеясь выйти в плюс за счет курсовой разницы. Но и этот способ инвестирования имеет свои минусы. Основной из них – нестабильность курса. Даже финансисты не дают долгосрочных прогнозов, как поведет себя валюта в той или иной ситуации.  К тому же тенге периодически укрепляется, хоть прочность позиций и оставляет сомнения.

Еще один классический вид инвестиций – покупка недвижимости. Она защищает деньги инвесторов от обесценивания и дает неплохой доход с аренды. Однако у этого финансового инструмента есть ряд недостатков. Во-первых, высокий порог входа. Средняя стоимость жилья в Казахстане составляет 200 тыс. тенге за квадратный метр. В мегаполисах цены еще выше. Так, в Алматы однокомнатная квартира площадью 30 квадратных метров обойдется как минимум в 10 млн тенге. Не всем инвесторам по карману столь крупные приобретения. 

Во-вторых, недвижимость – низколиквидный актив. Ее не получится быстро продать без существенной потери рыночной стоимости. К тому же, при продаже квартиры или дома, которым вы владели меньше года, доход от прироста стоимости будет облагаться индивидуальным подоходным налогом в размере 10%. Например, если вы приобрели квартиру за 10 млн тенге, а планируете продать за 13 млн тенге, то с прибыли в 3 млн тенге необходимо будет уплатить ИПН, а это 300 тыс. тенге. 

К слову, на 300 тыс. тенге сегодня можно купить 15 граммов аффинированного золота 999,9 пробы. Золотые слитки весом 5, 10, 20, 50 и 100 граммов продают некоторые банки второго уровня и обменные пункты. Стоимость колеблется в районе 19-20 тыс. тенге за грамм. Вкладывать деньги в такой инвестиционный инструмент лучше на ближайшие 5-7 лет. 

Заработать на золоте быстро и много не получится. Да и слитки выкупаются со спредом не менее 5% к рыночной цене. 

Прагматичные же инвесторы в основном приобретают акции золотодобывающих компаний и получают прибыль как с прироста стоимости ценных бумаг на бирже, так и в виде дивидендов. 

Кстати, казахстанские компании платят очень хорошее вознаграждение владельцам своих акций. В частности, АО «Национальная атомная компания «Казатомпром» за 2018 год начислило акционерам дивиденды в размере 308,4 тенге на ценную бумагу. Соответственно, те инвесторы, которые купили 100 акций уранового гиганта во время IPO, только на дивидендах заработали свыше 30 тыс. тенге. Стоит отметить, что с момента размещения акции НАК «Казатомпром» демонстрируют уверенный рост. Если в ноябре 2018 года они торговались на уровне 4 344 тенге за бумагу, то сейчас – по 5 598 тенге. Менее чем за год они выросли в цене почти на 28%.

Как вариант, можно инвестировать деньги в индексные фонды. Это своеобразная «корзина с акциями», которая торгуется на фондовом рынке как одна ценная бумага. Так, в ETF KASE входят 7 высоколиквидных компаний Казахстана, в РТС – 50 крупнейших эмитентов России, а в NASDAQ – 100 высокотехнологичных компаний США. Инвестировать в биржевые фонды гораздо дешевле, чем покупать ценные бумаги конкретных компаний по отдельности. При этом риски сводятся к минимуму: если акции одной компании сильно упадут в цене, то доходность по остальным скорректирует стоимость портфеля и не даст ему «просесть».

Вкладывать деньги на фондовом рынке можно в облигации или в так называемые бонды. Это аналог долговой расписки, которая подтверждает обещание компании, выпустившей такие ценные бумаги, вернуть инвестору к определенному сроку всю сумму долга плюс фиксированный процент. К примеру, ставка вознаграждения по индексированным бондам АО «Фридом Финанс» составляет 6% годовых в долларах США. Это в 4 раза выше процентов по депозитам в инвалюте, предлагаемым в отечественных банках. Срок обращения бондов – 3 года. Все это время инвестор защищен не только от инфляционных рисков, но и возможного ослабления курса тенге.

1920-800px — копия_Монтажная область 1.jpg

Фондовый рынок – это, пожалуй, самый выгодный инструмент для свободной наличности. При грамотном управлении ценные бумаги, будь то акции, облигации, опционы, фьючерсы или фонды, могут приносить солидную прибыль на протяжении многих лет. Главное – действовать с умом и контролировать риски. Правда, умело инвестировать на бирже могут немногие. Это целое искусство, которому можно и нужно учиться. 

А потому первые «свободные» средства желательно вкладывать не в банк, не в золото и даже не в рынок ценных бумаг, а в себя. Так рекомендует сделать один из богатейших людей планеты Уоррен Баффетт. По его мнению, это то, чем должны заниматься все. В таком случае каждый из нас чуточку инвестор. Более того, инвестиции в себя обязательно принесут максимальную отдачу в будущем. Ведь по большому счету именно знания и опыт позволяют не только зарабатывать деньги, но и приумножать их.

Партнерский материал

*Обязательное поле

Вы можете получить бесплатную консультацию у специалистов ИК «Freedom Finance», просто заполнив нижеследующую форму

1396 просмотров

Как банкир из Credit Suisse помог провернуть аферу на $2 млрд

Полученные деньги Эндрю Пирс тратил на путешествия с любовницей и запуск собственного бизнеса

Фото: Michel Euler/Associated Press

Как рассказывает сам Эндрю Пирс, переговоры о своей первой взятке он провел, потягивая водку в отеле Мапуту (столица Мозамбика), в феврале 2013 года. Его работодатель, банк Credit Suisse Group AG, осуществлял финансирование контракта между Мозамбиком и судостроительной компанией ливанского миллиардера Искандара Сафы Privinvest Group на охрану побережья страны на сумму $370 млн.

По словам Пирса, уже после встречи по сделке, сидя возле бассейна отеля, он и помощник Сафы договорились о том, что Пирс получит несколько миллионов долларов наличными. В обмен на это Privinvest должен был получить льготы по кредиту Credit Suisse, выданному для реализации мозамбикского контракта.

50-летний Пирс очень нуждался в деньгах. У него был роман с коллегой, и он мечтал покинуть Credit Suisse, чтобы вместе с подругой открыть собственный финансовый бутик. Вскоре, как рассказал Пирс, Privinvest поддержал его фирму, оплачивая услуги Пирса по продвижению интересов компании с тем, чтобы Credit Suisse выделил еще больше средств на реализацию проектов в Мозамбике. Новые проекты выходили за рамки задачи создания системы наблюдения за морской безопасностью и касались рыболовецких судов и верфи. В итоге его жизнь превратилась в круговорот тайных встреч, секретных банковских счетов и экзотических путешествий.

В январе этого года все закончилось: Пирса арестовали в Лондоне. В июле в федеральном суде Бруклина он признал себя виновным в мошенничестве и преступном сговоре с целью обмана инвесторов по мозамбикским сделкам.

Его бывшая любовница Детелина Субева и бывший коллега по Credit Suisse Сурджан Сингх также признали себя виновными в отмывании денег, полученных незаконным путем. 

Осенью Пирс заявил суду, что взять $45 млн у принадлежащей Сафе компании из Абу-Даби его заставили амбиции и любовь. В октябре Пирс выступил ключевым свидетелем со стороны правительства на судебном процессе над помощником Сафы Жаном Бустани, которого Минюст США обвиняет в мошенничестве по долговым сделкам в Мозамбике и отмывании денег на сумму $2 млрд.

2 декабря федеральное жюри в Бруклине признало Бустани невиновным в мошенничестве и отмывании денег. Сам Бустани передачу взяток отрицает и оспаривает заявления Пирса. По его словам, Privinvest поддержал инвестиционную фирму Пирса и выплатил ему причитающуюся долю дохода.

Представитель Privinvest также заявил, что компания взяток не давала и гордится своей работой в Мозамбике. 

Адвокаты Пирса, Субевой и Бустани от комментариев отказались, адвокат Сингха на запрос редакции не ответил.

Судебный процесс начался в очень сложное для Credit Suisse время. В сентябре швейцарский банк подвергся острой критике за то, что привлек детективов для слежки за банкиром, перешедшим на работу к конкурентам. На фоне скандалов последних лет, связанных с уклонением от уплаты налогов и рядом нарушений законодательства, этот эпизод, как и сделки с Мозамбиком, усилили обеспокоенность по поводу отсутствия в банке надлежащего контроля. Например, два из трех проектов Privinvest, финансирование которых организовал этот банк, в конечном счете были признаны дефолтными. 

В своих показаниях Пирс рассказал, что не только он сам манипулировал банковским контролем, но и другие высокопоставленные банкиры проводили с клиентами сторонние сделки. Со своей стороны Credit Suisse утверждает, что в сделках с Мозамбиком является жертвой мошенников из числа своих служащих и в настоящий момент сотрудничает с властями. Главный исполнительный директор банка Тиджан Тиам стремится восстановить репутацию Credit Suisse, в том числе путем создания подразделения по этическим инвестициям, а также запуска кампании по раскрытию информации по сделкам, где заемщиками выступают отдельные страны.

Уроженец Новой Зеландии Пирс начал свою работу в Credit Suisse в 2000 году. Банк вкладывал деньги в развивающиеся рынки, и на этой волне Пирс возглавил группу, предоставляющую займы иностранным компаниям и правительствам. В его команду также вошли выпускница Принстонского университета Субева из Болгарии и давний друг Сингх.

К 2012 году Пирс захотел уйти из инвестиционного банкинга, чтобы проводить больше времени с Субевой, которая, как и он, имела семью и была замужем. Согласно показаниям Пирса в суде, он стал искать деньги более активно после того, как коллеги увидели его и Субеву целующимися в ресторане. В сентябре Пирс придумал свой план. В тот период он работал с Бустани по кредиту на $370 млн в рамках контракта с Privinvest. По словам Пирса, они быстро нашли общий язык.

В начале 2013-го Пирс открыл финансовый бутик, который мог бы помочь Privinvest финансировать подобные проекты в будущем. По его словам, будучи в Мапуту, он рассказал Бустани, что выплаты в размере $49 млн, которые регулярно осуществляет Privinvest, могут быть снижены. Его главной целью тогда было завоевать «расположение» Бустани и Сафы, чтобы они вкладывали деньги в его новую компанию.

За бутылкой водки в отеле Radisson Blu Бустани и Пирс, по словам последнего, договорились о том, что Privinvest заплатит Пирсу $5,5 млн в обмен на снижение размера выплаты на $11 млн. «Я очень хорошо помню это, ведь впервые в моей жизни мне предложили откат», – заявил Пирс. Сам Бустани в своих показаниях утверждает, что Privinvest платил Пирсу лишь для того, чтобы тот смог начать свой бизнес.

Согласно показаниям Пирса, несколько недель спустя в резиденции Сафы на юге Франции тот согласился поддержать стартап Пирса и заплатить в обмен на выдачу дополнительных кредитов. Уже покинув Credit Suisse, Пирс сообщил оставшемуся в компании Сингху, что тот может заработать несколько миллионов долларов, если посодействует тому, чтобы Credit Suisse выдавал Privinvest больше новых кредитов. Как рассказал Сингх в суде, ему «стыдно говорить» о том, что он незаконным путем получил $5,7 млн. 

im-131875.jpg

Коллаж: Bloomberg News, Getty Images

Чтобы получать выплаты, Пирс и Сингх открыли банковские счета в Абу-Даби, где Бустани помог им с видом на жительство. По документам Пирс значился сварщиком труб, а Сингх – служащим архива. При этом в центр обработки виз Сингх ходил без пиджака и галстука, стремясь слиться с толпой рабочих. По словам Бустани, визы, полученные Пирсом и Сингхом, предназначались для работы в инвестиционном бутике, а названия должностей были получены через визовые квоты Privinvest. 

Новая фирма Пирса процветала, и они с Субевой вместе путешествовали и по работе, и для отдыха, посетив в том числе Бали, Сейшелы и Монтего-Бей на Ямайке. Еще Пирс запустил бизнес в области энергетики и нанял бывшего профессионального регбиста из Новой Зеландии, чтобы тот тренировал команду его сына в Юго-Восточной Англии.

К 2015 году на фоне проблем в нефтяной отрасли проекты в Мозамбике потерпели неудачу и возник риск дефолта по обязательствам, которые Credit Suisse и другие банки распродали инвесторам по всему миру. По словам Сингха, когда Credit Suisse решил прекратить кредитование, Бустани пригрозил написать на его банковский email письмо с требованием вернуть $3,7 млн, которые Privinvest выплатил ему. Сингх платить отказался. Тогда Пирс взял его с собой в Париж, чтобы создать прикрытие для тех выплат, которые Privinvest и Пирс осуществляли в его пользу. Сидя в поезде Eurostar, они подготовили документ с описанием выплат за фиктивные инвестиции, которые Бустани якобы сделал в пользу Сингха.

Как рассказал Бустани в суде, реальная выплата со стороны Privinvest предусматривала привлечение Сингха к работе в бутике Пирса. Пирс заявил, что заплатил Сингху $2 млн, чтобы Credit Suisse не прекращал финансирование проектов.

В 2016 году Мозамбик реструктурировал некоторые свои долги, а издание The Wall Street Journal сообщило о нарушениях в сделке, что побудило международных доноров прекратить помощь и спровоцировало экономический спад в этой и без того бедной стране. Американские фирмы – держатели долговых обязательств начали распродавать их сразу же, как только упали цены. Согласно данным, озвученным в суде, инвесткомпания AllianceBernstein потеряла на этом почти $22 млн.

Расследование по этому делу начали власти как США, так и Великобритании. Дело быстро продвинулось, когда в переписке по сделке Credit Suisse обнаружил адреса личной электронной почты ряда предполагаемых заговорщиков. В конце 2017 года Минюст США выдал ордера на получение этих сообщений у почтовых сервисов. В следующем году было возбуждено дело о незаконном присвоении $200 млн банкирами и должностными лицами Мозамбика из займов стране на общую сумму $2 млрд.

Хотя со временем отношения Пирса и Субевой охладели, они продолжали работать вместе, а 31 декабря 2018 года отправили друг другу новогодние поздравления. Через несколько дней оба были арестованы в Лондоне, и сегодня им грозит до 20 лет лишения свободы.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций