Перейти к основному содержанию

1676 просмотров

Что происходит с Налоговым кодексом Узбекистана

И как рядовые граждане участвуют в его реформировании

Автор: Lukas Bischoff Photograph

17 сентября в Узбекистане завершилось общественное обсуждение новой редакции Налогового кодекса (НК) страны, подготовленной Минфином. Новая редакция кодекса вызвала горячие дискуссии еще в прошлом году: в первый раз документ представили общественности в ноябре 2018 года. Но возражений оказалось столько, что его приняли только частично, возвратив основную часть на доработку. 

Налоговые перемены

Уже вступившие в силу изменения участники рынка восприняли неоднозначно. В одной из опрошенных «Курсивом» ташкентских бухгалтерских компаний отметили, что с нового года стало легче считать зарплату сотрудников и налоги. 

Были отменены некоторые виды платежей и снижены размеры обязательных отчислений. При этом расширение списка плательщиков НДС (а он в Узбекистане равен 20%) привело к увеличению цен на некоторые товары и услуги в среднем на одну пятую. 

Что может измениться с 1 января 2020 года, если Налоговый кодекс вступит в силу в полном объеме? Новая редакция документа содержит ряд принципиальных для Узбекистана новаций. По мнению экспертов местного специализированного ресурса Buxgalter.uz, к ним относится введение понятия «зеленый коридор» для добросовестных налогоплательщиков. Если предприниматель вовремя сдает отчетность и платит налоги, к нему у налоговиков не будет никаких вопросов. Определять добросовестных налогоплательщиков будет компьютерная программа.

Проект НК впервые в истории Узбекистана вводит ответственность налоговых органов за неправомерное доначисление налогов и применение финансовых санкций: в качестве компенсации госбюджет будет выплачивать налогоплательщикам пеню за «пользование» их деньгами по ставке рефинансирования ЦБ РУз (сейчас 16%. – «Курсив»). 

Вводится ряд новшеств по НДС. Если сейчас отрицательное сальдо по НДС возвращается только экспортерам, то после одобрения нового НК оно будет выплачиваться всем плательщикам после проведения камеральной проверки. Предлагается исключить упрощенный порядок уплаты НДС, так как он, по мнению экспертов, невыгоден предприятиям – не позволяет им засчитывать входной налог. Одновременно расширяется перечень плательщиков налога: им обложат сельхозпроизводителей, рынки, адвокатов и постоянные учреждения иностранных юридических лиц. Зато безвозмездно переданное имущество или оказанные услуги можно не облагать НДС «при условии экономической оправданности». 

Напомним, сейчас ставка НДС в Узбекистане равна 20%. В прошлом году ее хотели снизить до 12%, но в итоге не стали трогать. В начале нынешнего сентября глава государства Шавкат Мирзиёев поручил Минфину РУз разработать предложения по ее снижению. По всей видимости, она будет не столь радикальной, как планировалось год назад: Минфин быстро отчитался, что снижение ставки на 5% будет хорошо для бизнеса, но бюджет потеряет около 10 трлн сумов ($1,06 млрд по текущему курсу ЦБ), или около 2% ВВП за год. 

Проект НК предусматривает отмену ряда отчетов и справок. Налогоплательщики с совокупным доходом за налоговый период до 5 млрд сумов ($531,2 тыс.) больше не будут сдавать справки по текущим платежам и по прог­нозу прибыли. 

База для налога на прибыль уменьшится на все «экономически оправданные затраты», сделанные для получения дохода, а также будут предоставлены вычеты в размере 10% от стоимости нового оборудования, расходов на модернизацию, местное программное обеспечение и 5% от сумм, направленных на расширение производства в любом виде.

Глас народа

Как и год назад, общественность и эксперты, просмотревшие проект в общей сумме более 13 тыс. раз, не поскупились на комментарии. К документу поступило 590 поправок. В ходе обсуждения больше всего замечаний (27) собрала статья 488 «Налогообложение адвокатов». Согласно ей адвокатские коллегии не должны платить НДС как некоммерческие организации. При этом адвокатские фирмы и бюро признаны субъектами предпринимательства и облагаются этим налогом.

Большинство комментаторов сочли такое разделение искусственным. Согласно подсчетам пользователя Laziz Buriev, коллегии адвокатов из суммы адвокатских гонораров должны будут уплатить государству 24%, а адвокатские фирмы и бюро – 56%, не считая других налогов. Другие пользователи, например Джамшид Турдалиев, сочли, что статья 488 вообще противоречит Конституции страны и статье 11 проекта НК, которая гласит, что не допускаются налоги, препятствующие реализации гражданами своих конституционных прав. 

Вторым по числу комментариев (15) стала статья 16 проекта НК о должностной осмотрительности. Согласно ей при начислении налогов не будут браться во внимание расходы или убытки, возникшие из-за недобросовестности партнеров, в отношении которых налогоплательщик не проявил осмотрительности. Комментаторы расценили это как обязанность проверять своих контрагентов до сделки и усомнились, что это возможно. «Информация о контрагенте (деловая репутация контрагента, наличие производственной базы и персонала, финансовое состояние, способность исполнить обязательства по сделке) не содержится на сайте ГНК и других госорганов. Следовательно, налогоплательщик не имеет возможности не только проверить эти показатели, но и не ведает о том, какой статус у его контрагента в глазах налогового органа», – отметил пользователь Абдугани Мухамедбаев.

Десять замечаний получила статья 27 «Права налоговых органов». Например, пункт 17 гласит, что они вправе приостанавливать операции по банковским счетам налогоплательщика или налогового агента и налагать арест на их имущество в порядке, предусмотренном НК. По мнению комментаторов, такое решение вправе принимать только суд. 

Какие именно поправки будут учтены, теперь зависит от узбекистанских парламентариев. Ожидается, что новый Налоговый кодекс будет принят в окончательном виде до конца года.

1275 просмотров

Как ERM автоматизирует работу с банковскими рисками

Мнение СЕО Prime Source Евгений Щербинин

Фото: Shutterstock

Начало года в любой отрасли сопровождается оценкой влияния рисков, которые ожидают бизнес, на запланированные показатели ближайших 12 месяцев.

Например, инвестиционный банк Morgan Stanley в своем отчете о глобальных рисках 2020 года отмечает, что за последние 12 месяцев 20 мировых ЦБ смягчили монетарную политику. «Средневзвешенная процентная ставка может достигнуть семилетнего минимума уже в марте 2020 года. Ослабление торговой напряженности и успешный ход переговоров между США и Китаем – эти два фактора в совокупности станут мощными драйверами роста», – говорится в отчете инвестбанкиров.

То есть риски – это не только предполагаемые провалы, но и возможности роста. И чем больше становится бизнес, тем чаще топ-менеджменту приходится сталкиваться с рисками – они усиливаются вместе с ростом компании. Особенно актуальны риски для банкиров, к которым со стороны регуляторов выдвигается все больше требований по условиям ведения бизнеса.

Глобальный фон банковского рынка Казахстана сегодня определяется рядом крупных событий, в которые втянуты все игроки финансовой отрасли страны.

Во-первых, в Казахстане идет внедрение международных стандартов финансовой отчетности (МСФО 9), которые регламентируют бухгалтерский учет финансовых инструментов и расчет провизий в соответствии с прогнозными рыночными показателями. Во-вторых, в Казахстане заканчивается оценка качества активов банков (AQR), включая адекватность оценки активов и залогового обеспечения и связанных с ними резервов, для повышения прозрачности банковских рисков. В-третьих, в Казахстане формируется спрос на новый подход к рассмотрению рисков компании –  интегрированную систему управления рисками ERM (Enterprise Risk Management). Причем последнее вытекает из двух предыдущих событий.

ERM – это комплексная интегрированная система управления рисками для достижения бизнес-целей: снижения непредвиденной волатильности прибыли и увеличения стоимости предприятия.

Современная структура банковской ERM состоит из семи компонентов, каждый из которых должен быть разработан и связан друг с другом, чтобы работать как единое целое.

Первый компонент. Корпоративное управление – это выстраивание определенных обязанностей совета директоров и высшего руководства с точки зрения организационных процессов и эффективного управления рисками компании.

Второй. Линейное управление – согласование бизнес-стратегий с корпоративной политикой риска при поиске новых возможностей для бизнеса и роста. Риски бизнес-операций должны быть полностью оценены и включены в ценообразование и показатели прибыльности при реализации бизнес-стратегии. В частности, ожидаемые убытки и стоимость капитала риска должны быть включены в цену продукта или требуемой доходности инвестиционного проекта.

Третий. Активное управление портфелем. Эта концепция применяется ко всем рискам внутри организации для их агрегации, учета их эффектов и мониторинга концентрации.

Четвертый. Передача риска – снижение нежелательных или концентрированных рисков, а также хеджирование рисков внутри портфеля. Чтобы снизить нежелательные риски, руководство должно на постоянной основе оценивать производные, страховые и гибридные продукты и выбирать из них наиболее эффективную альтернативу.

Пятый. Аналитика рисков – количественная оценка риска для дальнейшего анализа и отчетности. Например, если руководство хочет снизить риски, можно использовать аналитику риска для определения наиболее эффективного способа достижения той или иной цели.

Шестой. Технологические и информационные ресурсы улучшают качество данных для поддержки процессов анализа и отчетности.

Седьмой. Управление отношениями с заинтересованными сторонами повышает прозрачность рисков в отношениях компании с основными заинтересованными сторонами, что имеет важное значение для составления кредитных рейтингов, а также для внешнего анализа деятельности компании и принятия кредитных решений.

Все эти компоненты, собранные в одну систему, позволяют руководству банка адекватно оценить свои риски перед принятием того или иного бизнес-решения. Однако названные компоненты лишь структура, которая заполняется данными.

И на этом этапе могут возникнуть дополнительные проблемы типа неактуальности или неточности данных, децентрализации источников информации и подобного. Все эти вопросы снимаются благодаря технологиям.

Тем не менее в целом ERM решает проблему фрагментарного восприятия разных видов рисков на уровне отдельных структурных подразделений. При новом подходе риск-менеджеры и все заинтересованные подразделения компании могут оценивать риски в масштабах всего предприятия.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif