Перейти к основному содержанию

1 просмотр

Брокеры в Казахстане не могут стать полноценными участниками валютного рынка

Почему так происходит

Фото: Shutterstock.com

Позитивные ожидания брокеров, связанные с их допуском к валютным торгам на бирже, не оправдались. Установленные на практике рамки не позволяют им стать полноценными участниками валютного рынка.

Осуществлять конверсионные операции на KASE брокеры начали в марте этого года, предварительно оформив соответствующую лицензию. Для брокеров этот рынок привлекателен как возможностью проводить сделки по распоряжению своих клиентов (например, желающих купить валюту для приобретения долларовых ценных бумаг), так и возможностью менять валютную позицию в собственных интересах. Раньше посредниками в таких операциях выступали банки, и это приводило к удорожанию сделок. 

«Банки продают своим клиентам валюту с маржой от 1 до 2 тенге – это огромный спред и легкие деньги. Представьте: если мой клиент покупает $100 тыс., чтобы приобрести акции, то он фактически садит себе в убыток сразу от 100 тыс. до 200 тыс. тенге. И еще столько же, если затем решит выйти из акций и вновь купить тенге. То есть на двух сделках клиент теряет 200–400 тыс. тенге. А теперь представьте, сколько теряют юрлица, чей бизнес связан с экспортом или импортом. В масштабе страны это огромные потери для экономики», – констатирует глава трейдинга CAIFC INVESTMENT GROUP Даурен Бадаев.

…да забыли про овраги

Предполагалось, что прямой выход на валютные торги существенно сократит расходы брокеров и их клиентов, что придаст дополнительный импульс развитию фондового рынка. Кроме того, допуск к торгам новых игроков должен был усилить конкуренцию, отчего конечный покупатель валюты (или ее продавец) всегда выигрывает. «Монополия банков на этом рынке исчезнет. Спред будет сокращаться, потому что у клиентов появится альтернатива обратиться или в банк, или к брокеру, если он даст лучшие условия. А для брокеров участие в валютных торгах станет дополнительным источником доходов. Так же как и банки, они смогут зарабатывать на спреде или на комиссиях», – делился ранее ожиданиями с «Курсивом» один из трейдеров.

Однако на практике надежды брокеров не оправдались: установленные для них правила игры не позволяют им конкурировать с банками. Побеседовав с инвестбанкирами, «Курсив» определил наиболее болезненные ограничения, из-за которых конвертация валют через брокеров теряет смысл. Большинство участников рынка от официальных комментариев воздержались, но некоторые бизнесмены согласились поделиться мнением инкогнито.

Самая главная проблема – брокерам разрешено совершать валютообменные сделки только в интересах физлиц, для юридических лиц эта услуга недоступна. То есть от подавляющей части клиентов (если подразумевать именно объем операций) брокеры сегодня просто отрезаны. Более того, у них нет права конвертировать валюту для себя. Второй по важности барьер – отсутствие доступа к операциям валютного свопа. Третий – ограничение по сумме: не более $100 тыс. на одного клиента в день (нетто-покупка). Четвертый – расчеты по торгам производятся на условиях предварительной поставки продаваемой и оплаты покупаемой валюты.

Время – деньги

Отдельно брокеры говорят о неприемлемо длинном сроке конвертации для клиента, который составляет 4–5 рабочих дней. Такой режим расчетов складывается в результате других ограничений и особенностей регулирования брокерского бизнеса. В отличие от брокера банк осуществляет конвертацию практически мгновенно: он передает клиенту валюту из собственных средств, получает от клиента валюту продажи, покупает валюту на бирже в режиме Т+1 для собственной позиции, при этом перекрывает свои риски на рынке валютного свопа. В итоге банк зарабатывает комиссию и спред между ценой покупки валюты на бирже и ценой продажи клиенту, при этом захеджировав свои риски.

«У брокеров из всего перечисленного есть только возможность купить для клиента валюту в режиме Т+1, которую клиент получит лишь на четвертый или пятый день после заключения сделки. Понятно, что за такой срок может быть упущено много торговых возможностей. При этом чаще всего курс для клиента получается выгоднее банковского: брокер зарабатывает только комиссию, так как является лишь посредником между клиентом и валютным рынком, в то время как банк в данном случае является дилером валюты», – рассказал «Курсиву» один из брокеров.

По мнению другого проф­участника, предлагаемый брокерами более выгодный курс не перевешивает те риски, которые берет на себя клиент: «Людям неудобны расчеты в режиме Т+4. В обменнике или банке мне обменяют сразу. Брокер даст мне курс лучше на текущий момент, но искомую валюту я получу через четыре рабочих дня. За это время курс может значительно измениться, и выгода, которую я надеялся получить, становится вовсе не очевидной».

Неравноценные условия работы на валютном рынке для БВУ и брокерских компаний выстроены с тем, чтобы защитить прибыльные валютные операции банков, считает Даурен Бадаев.

«По сути, доступ к валютным торгам получается номинальным. Существующие ограничения делают брокерские операции на этом рынке совершенно неудобными и нерентабельными», – отмечает директор департамента казначейства АО «Фридом Финанс» Асхат Ержанов.

«Наша компания не получала данную лицензию (на организацию обменных операций с безналичной иностранной валютой. – «Курсив»), так как посчитала нерентабельным этот сегмент при существующих требованиях организатора торгов», – сообщили в BCC Invest.

«Регулятор боится давать полноценный допуск брокерам. Легче контролировать 25 игроков, чем 50. Дали доступ для вида – показать, что есть рынок», – сетует брокер, пожелавший остаться неназванным.

Как у них 

В соседней России этот рынок работает по-настоящему. Как сообщили «Курсиву» в пресс-службе Московской биржи, возможность подключать клиентов (физических и юридических лиц) к валютным торгам российские брокеры получили еще в 2011 году. На текущий момент физлицам доступны конверсионные сделки (спот) с частичным обеспечением и расчетами «сегодня» или «завтра» с минимальным лотом в 1 тыс. единиц валюты. Юрлицам на тех же условиях доступны и валютные свопы. Лимитов по объему операций нет.

«Количество зарегистрированных счетов на валютном рынке сегодня превышает 3,4 млн, из них 96% – физлица. Их доля в обороте спот-рынка валюты с начала года составила 6,6%, или свыше 2,5 трлн рублей. Что касается юрлиц, то в одном только августе они совершили сделки на валютном рынке почти на $1,2 млрд», – проинформировала Московская биржа.

Казахстанским властям ничто не мешает создать для бизнеса и граждан похожие условия, считают местные профучастники.

«Скорее всего, это вопрос к регулятору, – говорит Бадаев. – Биржа лишь проводник между покупателем и продавцом, все законы издает Нацбанк. С другой стороны, биржа, чьей ключевой задачей является обеспечение правильного функционирования организованного рынка для всех его участников (и где брокеры выступают такими же клиентами биржи, что и банки), могла бы активнее предлагать регулятору равнозначные условия работы для всех своих клиентов. Но учитывая, что главным акционером биржи является Нацбанк, образуется своего рода замкнутый круг».

«Многие ограничения исходят из норм валютного регулирования, а также нормативных правовых актов (НПА) Нацбанка в отношении брокерско-дилерской деятельности. Биржа в данном случае регулирует только доступ к рынку свопов, а также принимает решение по размеру депонирования счета для совершения сделки. Поэтому вопрос о смягчении регулирования стоит задать скорее правительству и Нацбанку», – рассуждает Ержанов.

Подвижки возможны

При принятии в 2018 году поправок в законодательство, позволяющих брокерам стать участниками валютного рынка, Нацбанк говорил о поэтапном расширении услуг и возможностей брокеров, напоминает управляющий директор Ассоциа­ции финансистов Казахстана (АФК) Ерлан Бурабаев. На первом этапе, по его словам, речь шла именно о подключении клиентов-физлиц с ограничением суммы до $100 тыс. На эти ограничения наложились требования биржи, такие как преддепонирование и другие.

«Конечно, в этих условиях брокеры не могут быть конкурентоспособными. Им проще обращаться в банки за разовыми операциями по конвертации для своих клиентов», – констатирует собеседник, добавляя, что, помимо упомянутых ограничений брокер не может осуществлять валютные операции на международных рынках, на внебиржевом валютном рынке, операции для юрлиц, на собственные средства и активы, находящиеся под управлением. 

Впрочем, обнадежил Бурабаев, на площадке АФК с самого начала ведется диалог по поводу смягчения условий для брокеров и приближения их к банковским. По его информации, в ходе проведенных обсуждений Нацбанк согласился с предложениями рынка. Соответствующий пакет поправок в НПА, расширяющих возможности брокеров на валютном рынке, сейчас находится на согласовании в Минюсте.

«Биржа также выразила готовность пойти навстречу брокерам. Положительное решение данного вопроса зависит от скорости рассмотрения в Минюсте. Мы ожидаем, что поправки будут приняты до конца сентября или в начале октября», – сообщил управляющий директор АФК. 

Полноценный доступ брокеров к валютным торгам сделает этот рынок более конкурентным и ликвидным, процесс курсообразования станет более транспарентным и понятным, отчего выиграют конечные потребители и финансовая система в целом, убежден Асхат Ержанов.

«В мире уже нет таких диких спредов в курсах валют (как в Казахстане. – «Курсив»). Дайте брокерам равные условия работы, и мы сократим этот спред, выведем заявки от клиентов прямо на биржу, не будет сделок OTC (вне биржи), клиент будет платить только минимальную комиссию», – заверил Даурен Бадаев.

1 просмотр

Евро никогда не был таким спокойным

В 2019 году в паре EUR/USD евро продемонстрировал минимальный рост

Фото: Shutterstock

Вопреки репутации евро как нестабильного отражения постоянно ослабленной экономики и никогда не заканчивающихся политических проблем в странах ЕС, прошедший 2019 год стал для этой валюты наиболее спокойным. Многие из тех, кто отслеживает колебания курса валют, полагают, что это затишье может сохраниться и дальше.

Несмотря на не слишком впечатляющий рост европейской экономики, отрицательную доходность государственных облигаций, а также на драму с выходом Великобритании из Европейского союза, в сравнении с долларом единая европейская валюта торговалась с наименьшим с 1999 года (момент введения единой валюты) изменением цены.

Курс евро к доллару никогда не опускался ниже $1,09 и не превышал $1,15, находясь в диапазоне примерно шести процентных пунктов между годовым максимумом и минимумом. В среднем за все 20 лет существования валюты курс евро к доллару изменялся вверх и вниз на 18 процентных пунктов.

В начале января на торгах в Нью-Йорке курс евро составил $1,1172.

По словам Ли Хардмана, валютного аналитика японского банка MUFG, это затишье может объясняться, в частности, тем, что Федеральный резерв США и Европейский центральный банк одновременно начали ослаблять монетарную политику.

«Если все центральные банки двигаются в одном направлении, то это может помочь снизить волатильность на валютных рынках, где определенных направлений просто не существует», – говорит он.

Текущий диапазон цен закрепил курс евро к доллару в минимальном за последние годы значении. Свою роль здесь сыграли более медленный по сравнению с США экономический рост ЕС и сохраняющиеся в еврозоне отрицательные процентные ставки. Это те условия, которые сдерживают сегодня рост курса евро, и, как ожидается, они сохранятся и в 2020 году.

«Лучший способ описать евро [в 2019 году] – это назвать его антидолларом», – говорит Ричард Фалькенхалль, старший валютный стратег шведского банка SEB. На протяжении всего 2019 года доллар США оставался относительно сильным по отношению к большинству других валют, поскольку американская экономика демонстрировала результаты лучшие, чем остальные страны мира.

Большинство валютных стратегов полагают, что в текущем году стоимость евро подрастет, но не сильно. Как показал опрос банков, проведенный агентством Refinitiv, согласно консенсус-ожиданиям в отношении курса евро к доллару до конца 2020 года стоимость евро составит $1,15, что на 3% выше нынешнего уровня.

Пол Робсон, глава отдела по валютным стратегиям G10 инвестиционной компании NatWest Markets, рекомендует клиентам делать ставку на укрепление евро. По мнению эксперта, настроение рынка в отношении европейской экономики чересчур пессимистичное. Он полагает, что к концу 2020 года евро вырастет до $1,15 или $1,20. Отчасти это станет возможным благодаря увеличению в текущем году расходов со стороны европейских правительств.

Ряд экспертов утверждают, что даже небольшое число хороших новостей способно повлиять на рост курса евро, с учетом того, насколько устойчивой эта валюта была в 2019 году, когда евро пришлось противостоять таким факторам, как возобновившийся выкуп ЕЦБ гособлигаций ряда стран, торговая напряженность между США и Китаем, выборы в Италии и Брексит.

«Курс евро с $1,14 упал всего до $1,09. Что, если один или два из этих негативных факторов станут позитивными?» – говорит Джордан Рочестер, валютный стратег японского банка Nomura. Он считает, что к концу 2020 года стоимость евро может достичь $1,16. В случае если президентом США станет левоцентристский кандидат от Демократической партии и доллар ослабнет, то курс евро вырастет еще больше.

Впрочем, не все столь оптимистичны в отношении евро. Отрицательные процентные ставки в Европе и низкая волатильность евро делают его привлекательной валютой фондирования, которую трейдеры могут взять в кредит, а затем продать, чтобы купить более доходные валюты, включая доллар. По этой причине давление на курс евро сохраняется.

По данным голландского банка ING, среди основных валют мира только швейцарский франк предлагает более низкие проценты по займам по отношению к доллару с поправкой на волатильность. Стабильность евро снижает вероятность того, что какое-либо серьезное движение валюты может изменить эту ситуацию.

Ожидается, что отрицательные процентные ставки в еврозоне в 2020 году сохранятся. В декабре прошлого года экономисты ЕЦБ понизили прогноз экономического роста на текущий год до 1,1%, что стало последним пересмотром прогноза из целой серии его понижений, начавшихся в июне 2018 года.

И хотя данные о деловой активности указывают на стабилизацию в еврозоне, некоторые полагают, что экономика США по-прежнему будет расти быстрее, чем экономика стран Европы, что приведет к очередному укреплению доллара.

«Худшее для экономики США уже позади», – говорит Симона Гамбарини, экономист консалтинговой фирмы Capital Economics, указывая на то, что Федеральный резерв трижды в 2019 году понижал процентную ставку. По мнению эксперта, в 2020 году ФРС не станет больше снижать ставку и к концу года курс евро может упасть до $1,05.

1_3.png

2_3.png

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance