Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


3859 просмотров

В регионах Казахстана новые правила НБ переживут только крупные обменники

Бизнесмены жалуются на слишком жесткие условия регулятора

Фото: Shutterstock.com

Нерадужные перспективы, по мнению предпринимателей Восточно-Казахстанской области, ожидают их в случае изменений, которые предлагает внести Нацбанк в работу обменных пунктов валюты. Более того, по мнению бизнесменов, новшества негативно отразятся и на рядовом населении. Их карагандинские коллеги считают, что новые поправки приведут к росту теневой экономики.

Разорение неизбежно

Довольно неохотно высказывали свое мнение предприниматели, владеющие обменными пунктами в ВКО, но те из них, кто все же согласился поговорить с корреспондентом «Курсива», отмечали, что данный проект несет за собой не только тотальный контроль за всеми финансовыми операциями в обществе, что само по себе, может, и неплохо, но и закрытие небольших обменных пунктов.

«Мои обменники были открыты четыре года назад. Штат небольшой – всего 10 человек, но текучки нет, люди спокойно работают. Если введут изменения, то я вынужден буду отказаться от этого вида деятельности, а людей уволить. Мне не нужен будет этот бизнес. Не секрет, что именно в вечернее время нам выгоднее всего работать», – рассказывает «Курсиву» Амир, владелец обменных пунктов, расположенных в центре Усть-Каменогорска.

С ним согласен и его коллега – Мурат. Мужчина уверен, что от возможных реформ могут пострадать не только предприниматели, но и клиенты обменников.

«Я, как предприниматель, точно знаю, что ни один бизнесмен работать в убыток себе не будет. Свои издержки обменные пункты будут компенсировать через тех граждан, которые приходят менять деньги», – говорит Мурат.

Иная ситуация в Семее. По сравнению с Усть-Каменогорском здесь действует почти в два раза меньше обменных пунктов. Большую часть денег граждане обменивают в банках.

По данным Национального банка РК, из 2683 обменных пунктов, действующих на 1 июня в Казахстане, на долю ВКО приходится 194, из них в Усть-Каменогорске открыты 85, в Семее – 51. Интересно, что в банках числится 57 и 35 пунктов обмена валюты соответственно, в АО «Казпочта» открыты пять и два. На долю уполномоченных органов приходится в Усть-Каменогорске 23 обменных пункта, в Семее – 14.

Точка зрения

Галина Казанцева, председатель профсоюза работников предпринимательства ВКО:

– Возможно, крупные структуры, занимающиеся обменом валют, переживут реформы без потерь, пострадает именно малый и средний бизнес, куда в основном и относятся пункты по обмену валюты в ВКО.

Небольшие обменники не выдержат таких условий. Во-первых, не каждый пункт имеет в своей кассе 100 млн тенге наличными. Во-вторых, непонятно как будет соблюдаться безопасность личных данных граждан? Тут госорганы не всегда с этим справляются. Ну и потом, мы же уже это проходили – как только вводят ограничения, бизнес уходит в тень. Значит, появятся вокруг пунктов желающие «помочь» с реализацией валюты в вечернее и ночное время. Значит, будут они и абсолютно нелегально обеспечивать людей валютой. Породим теневой бизнес. Поэтому я могу лишь предположить, что у нас в ближайшее время ситуация может стать похожей на ту, что существует в соседней РФ, где уже давно нет обменных пунктов, а приобрести или продать валюту можно только в банках. Но при этом там достаточно успешно действуют подпольные «менялы».

Менять – не пенять

Особенно владельцы обменных пунктов Карагандинской области протестуют против увеличения уставного капитала до 100 млн тенге, что во много раз больше существующего значения. Не согласны предприниматели и с тем, что обменные пункты должны будут обеспечивать наличие на своих банковских счетах денег в тенге или иностранной валюте в размере 20% от суммы уставного капитала.

«Эти требования выполнить просто нереально. Мы владеем не банками и не ломбардами, поэтому непонятно, почему должны держать 20 млн на счету. Нам объяснили, что это резервный капитал, а зачем нам резервный капитал?», – возмущается руководитель ТОО «Хелена» Галина Шаехова, владеющая тремя обменными пунктами в Караганде. 

Кроме того, предприниматели не уверены в стабильной работе казахстанских банков, которые будут хранить эти деньги.

«Представьте, сколько мы вложим в бюджет денег, которые будут просто так крутиться банками. В случае их разорения еще неизвестно, получим ли мы эти деньги назад», – сомневается бизнес-леди. 

Невыполнимые условия

По мнению Галины Шаеховой, даже с учетом того, что некоторые предприниматели имеют в регионе несколько обменников, собрать необходимую сумму для работы каждой точки будет невозможно.

«Мы принесем 300 млн тенге в банк, где должны пропустить их через счет, а на следующий день снять, чтобы просто работать. Мы платили комиссию более 200 тыс., когда речь шла о 20 млн тенге. Сейчас мы будем проводить через банк 300 млн, а значит, около 1 млн тенге отдадим только комиссионных. К тому же 20 млн с каждого обменного пункта должны лежать на счету. Если курс доллара увеличится, то мы должны будем доплачивать. Даже банки столько денег не имеют в кассах, как должны будут иметь обменные пункты», – рассуждает Галина Шаехова.

Она считает, что новые поправки грубо нарушают права предпринимателей, и не только не помогают им, но и делают их бизнес уязвимым.

«Теперь еще и инкассацию нужно будет делать два раза в день. Это называется безопасностью? Мне кажется, наоборот, риски еще больше увеличиваются. Зачем говорить во всеуслышание о том, какие деньги лежат в обменных пунктах? Для криминальных структур, чтобы они знали, где промышлять?» – вопрошает Шаехова.

Однако больше всего владельцы обменных пунктов недоумевают: зачем людям, обменивающим валюту, представлять персональные данные?

«Наши клиенты и сейчас возмущаются, хотя мы регистрируем только тех, у кого операция превышает 500 тыс. тенге. А что будет дальше? Каждого, кто придет в обменный пункт с пятью долларами, должны будут зарегистрировать. Из-за этого увеличится продолжительность операции: сколько времени уйдет, пока все данные вобьют в базу», – негодуют бизнесмены.

Владельцы обменных пунктов не видят надобности и в ограничении времени работы обменников с 10:00 до 19:00. С их точки зрения, это прежде всего доставит неудобства потребителям, поскольку финансовые услуги им необходимы в круглосуточном режиме. 

Для кого ограничения?

С мнением владельцев обменников согласна и предпринимательница Екатерина Шестакова. Она занимается логистическим бизнесом и почти каждую неделю отправляет машины с грузом за рубеж, в основном, в Россию. Поэтому обменивать валюту ей приходится очень часто. 

«Изменение графика работы обменников для меня очень неудобно. Бывает, что деньги нужно обменять и отправить поздней ночью. Мы и в выходные нуждаемся в этих услугах. И, конечно, никаких проволочек в этом плане быть не должно, иначе мы сорвем поездку и не доставим груз», – говорит руководитель фирмы «Best Logistik».

В карагандинском регионе более 30 обменных пунктов, и их владельцы уверены, что с принятием нового законопроекта они просто лишатся своего бизнеса, удержаться на плаву смогут только крупные компании. 

«Мы обратились в РПП «Атамекен», там юристы уже составили письмо, плюс мы отправили обращение в Ассоциацию обменных пунктов Казахстана. Мы считаем, что с таким положением дел начнут открываться теневые обменные пункты. Мы от них, слава богу, избавились. Теперь будем повторно это все проходить? Остается думать, что таким образом лоббируют интересы крупных обменных пунктов, чтобы они остались монополистами в этой сфере», – считает руководитель ТОО «Хелена» Галина Шаехина. 


762 просмотра

Какие изменения ожидаются в пруденциальных нормативах для МФО

Условно новое регулирование можно разделить на две части - «горькие пилюли» и «бонусы»

Фото: BestPhotoPlus

Глава Ассоциации микрофинансовых организаций поделился подробностями, какие конкретно изменения ожидаются в пруденциальных нормативах для МФО. О планируемом ужесточении требований к небанковским кредитным компаниям «Курсив» сообщал в апреле, в июле президентом был подписан соответствующий указ. Теперь рынок в ожидании постановления НБ РК.

В беседе с журналистами глава Ассоциации микрофинансовых организаций Казахстана (АМФОК) Ербол Омарханов предупредил, что документы носят неокончательный характер и в настоящее время находятся на стадии доработки и согласования. Условно новое регулирование МФО можно разделить на две части – «горькие пилюли» и «бонусы», которыми лекарство для рынка подсластили.

Горькие пилюли

По данным Национального банка РК, в начале октября в Казахстане активно работала 171 микрофинансовая организация. Их количество может сократиться из-за изменения требования регулятора к минимальному размеру уставного капитала. 

«Предполагается, что до 2022 года этот показатель вырастет с 30 до 100 миллионов тенге. Увеличение уставного капитала может привести к слиянию некоторых небольших МФО или уходу их с рынка», – предполагает Ербол Омарханов.

По статистике АМФОК, сегодня только 49% микрофинансовых организаций страны обладают уставным капиталом в размере 30–50 млн тенге. «Я не верю в идею поголовного слияния МФО, это тяжелый процесс. Все будет зависеть от материальных возможностей учредителей. Если они не справятся с требованиями Нацбанка, то всегда смогут пере­регистрироваться в ломбарды или уйдут на рынок онлайн-кредитов», – делится мнением член совета директоров АМФОК Жанна Жакупова.

К горькой пилюле можно отнести и поправку Нацбанка, которая отменяет все комиссии, вознаграждения и иные платежи, связанные с выдачей микрокредита. При этом предельная ставка стоимости займа в 56% годовых остается неизменной. «Отличие в формуле расчета годовой эффективной ставки вознаграждения (ГЭСВ): если по методу МФО рассчитывается просто доходность, то по формуле НБ РК производится дисконтирование всех будущих потоков, что делает ГЭСВ выше, – объясняет глава ассоциации. – Так как МФО не могут превышать ставку 56%, выплаты клиентов уменьшатся». 

«Это правильная идея Нацбанка. Регулятор приводит всех участников рынка к одному знаменателю, – констатирует г-жа Жакупова. – С точки зрения людей, это хорошо, они смогут сравнить цены, у них снизятся выплаты». 

Но при этом и брать в долг в МФО тоже станет сложнее. Предполагается, что клиенты МФО будут обязаны подтверждать доход выше прожиточного минимума. Сейчас эта норма необязательна. «Если человек хочет получить кредит, он должен подтвердить свои доходы. В предложениях Нацбанка предусматривается возможность МФО самостоятельно определять долговую нагрузку заемщика на основании собственной системы оценки кредитоспособности», – поясняет детали Ербол Омарханов. Например, подтверждением стабильных денежных потоков клиентов МФО могут стать объекты движимого и недвижимого имущества.

Подсластили

Национальный банк предлагает сразу несколько опций для дополнительного заработка микрофинансовых организаций. В частности, МФО смогут работать как платежные агенты. «Это даст возможность проводить операции по оплате коммунальных платежей, налогов и штрафов. Также МФО смогут выдавать кредиты электронным способом посредством сети Интернет. Но скоринговые модели большинства организаций предполагают личное общение с заемщиками», – рассказывает собеседник. 

Еще один плюс нового регулирования – это возможность преобразования микрофинансовых организаций в акционерные общества. В настоящее время их статус ограничен ТОО. По оценке экспертов, новая форма позволит МФО выпускать ценные бумаги на фондовой бирже, инвестировать собственные активы в ЦБ и другие финансовые инструменты, так как для этого сектора много лет актуальна проблема фондирования. Из-за нехватки средств большая часть успешных МФО стала реципиентом международных финансовых организаций. 

«С введением новых поправок, предоставляющих возможность осуществлять деятельность в форме акционерного общества, МФО станут более публичными, а их структура – прозрачной. Это большой плюс для иностранных инвесторов. Кроме того, доступ к рынку ценных бумаг позволит увеличить финансирование», – уверенно заявляет глава АМФОК. 

С 1 января 2020 года микрофинансовые организации смогут стать участниками любых юридических лиц. Например, лизинговых компаний. Сейчас ТОО в этом ограничены: они могут иметь только коллекторские и инкассаторские структуры. «Конечно, расширение деятельности может дать дополнительный доход. Но всегда все зависит от стратегии компании. Если МФО работает в сельской местности, выдает небольшие кредиты, для чего открывать лизинг?» – задает риторический вопрос Жанна Жакупова. 

Несмотря на автоматизацию многих процессов, финансистам все еще выгоднее выдавать крупные займы – себестоимость большой ссуды дешевле нескольких микрокредитов. Учитывая это, НБ РК предложил увеличить максимальную сумму ссуды до 20 тыс. МРП (50,5 млн тенге) с нынешних 8 тыс. (20,2 млн тенге). 

«Такая опция существенно расширяет круг потенциальных клиентов МФО, в который будут входить субъекты среднего и даже крупного предпринимательства. Уже сейчас постоянные клиенты МФО обращаются с просьбами об увеличении размера кредитов», – констатировал Ербол Омарханов.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

duster-kaptur_240x400.gif

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций