Перейти к основному содержанию

2260 просмотров

В поисках роста: Турция снижает ставки

Несмотря на сохраняющееся давление на курс турецкой лиры, новый глава Центробанка вернул страну к экспансивной денежно-кредитной политике

Фото: Shutterstock

Снижение ключевой ставки в Турции в пределах больших, чем это ожидалось, стало причиной роста обеспокоенности по поводу того, что президент Реджеп Тайип Эрдоган намерен лишить Центральный банк независимости. Таким образом глава государства пытается придать импульс экономике и остановить падение своей популярности среди избирателей.

В начале июля Эрдоган уволил прежнего главу ЦБ из-за того, что тот отказался выполнять требование президента смягчить денежно-кредитную политику и стимулировать развитие экономики. Пришедший ему на смену Мурат Уйсал без колебаний снизил базовую ставку с 24 до 19,75%, вернув страну к экспансивной денежно-кредитной политике, несмотря на сохраняющуюся двузначную инфляцию и давление на курс турецкой лиры.

Безымянный_1.jpg

Безымянный-2.jpg

По мнению Петра Матиса, специалиста по развивающимся рынкам Rabobank, которое он выразил в письменной заметке, «снижение ставки в пределах значительно больших, чем это ожидалось, знаменует новую эру для Центрального банка, независимость которого была серьезно подорвана». «Новый глава Центробанка обладает полномочиями снижать ставки так быстро, как только может, – пишет Тим Эш, аналитик лондонской инвестиционной компании BlueBay Asset Management, в комментарии для WSJ. – Если он не пойдет на это, его просто уволят, и найдется кто-то другой, кто станет понижать ключевые ставки по первому требованию президента».

За последние несколько недель в стране сложился достаточно широкий консенсус в отношении снижения ставки. При уровне годовой инфляции в 16%, что не так много по сравнению с пиковым значением прошлого лета в 25%, экономисты считают, что у ЦБ есть определенные возможности для небольшого понижения ставок. Впрочем, другие специалисты придерживаются мнения, что текущее снижение ставки слишком велико при сложившихся в Турции экономических условиях. Так, на фоне последних новостей турецкая лира выросла совсем незначительно, всего на 0,4%.

Принятое в прошлый четверг решение о снижении ставки является наглядным примером того, как Эрдоган стремится обеспечить себе прямой контроль над всеми государственными институтами, включая формально независимый Центробанк. 

На снижении ставок настаивал лично Эрдоган, для которого это шанс придать импульс экономике и вернуть поддержку избирателей своей правящей партии, потерпевшей очередное неприятное поражение на выборах мэра Стамбула. С главным постулатом современной экономической теории о том, что с инфляцией лучше всего бороться путем повышения ставок, Эрдоган не согласен.

Некоторые эксперты полагают, что любая новая попытка подстегнуть рост экономики за счет кредитов, что в целом отличает 16-летний период правления Эрдогана, не сработает, поскольку турецкие корпорации уже и без того несут значительное долговое бремя. «Это не приведет к желаемой кредитной экспансии. На балансе банков огромное количество плохих займов, при этом многие неработающие кредиты, согласно правилам турецкого регулятора, продолжают считаться «живыми», – говорит Дурмуш Йылмаз, бывший управляющий ЦБ, а ныне член оппозиционной «Хорошей партии».

Инвестиционный климат в Турции, которая по-прежнему сильно зависит от притока иностранных вложений, также значительно ухудшился после того, как испортились отношения с США и Европой. На прошлой неделе правительство США заявило о том, что приостановит поставки Турции истребителей пятого поколения F-35, а также введет в отношении Анкары другие санкции из-за того, что страна закупила в России новую систему ПВО, которую Вашингтон рассматривает как угрозу собственной безопасности. Кроме того, Турция оказалась втянута в спор с Евросоюзом по поводу прав на разведку нефти в морских водах вокруг Кипра.

Решение Эрдогана уволить бывшего главу ЦБ Мурата Четинкая также вызвало обеспокоенность по поводу выбранного Турцией экономического курса. В итоге рейтинговое агентство Fitch понизило суверенный рейтинг Турции, выразив сомнение в независимости Центробанка и указав на высокий риск для потоков капитала.

Экономисты опасаются, что в условиях острой нехватки средств правительство Турции начнет прибегать ко все более нестандартным решениям, чтобы свести концы с концами. На прошлой неделе турецкий парламент принял закон, позволяющий Минфину использовать средства резервного фонда Центробанка в размере $8 млрд. А в прошлом году Минфин поручил Национальному фонду страхования от безработицы инвестировать около $1,8 млрд в ценные бумаги, выпущенные группой государственных банков. «Такой тип поведения – признак закулисных интриг и отсутствия прозрачности, – говорит Угур Гюрсес, турецкий финансовый комментатор и бывший сотрудник ЦБ. – Похоже, подковерные игры зашли слишком далеко».

После бурного роста в 2017 году, когда экономика Турции росла быстрее, чем любая другая страна из G20, сегодня она испытывает серьезные трудности. Рецессия в Турции началась в конце прошлого года, в результате чего уровень безработицы приблизился к 10-летнему максимуму и, как ожидается, в 2019 году продолжит расти. Строительный сектор, который долгое время являлся основным драйвером роста турецкой экономики, обеспечивая рабочими местами людей с низкой профессиональной квалификацией, сегодня очевидно болен. Застройщики не могут продать более двух миллионов уже построенных домов. Этого количества достаточно, чтобы удовлетворить спрос на жилье в течение ближайших трех с половиной лет. Турецкие корпорации обременены долговыми обязательствами в валюте на сумму свыше $200 млрд, и после того, как в прошлом году турецкая лира девальвировала к доллару почти на 30% и еще на 8% с начала этого года, погашать долги стало намного сложнее.

Ухудшение экономической ситуации негативно отразилось на популярности Партии справедливости и развития, возглавляемой Эрдоганом. В марте она проиграла выборы мэра в Анкаре, а в июне – повторное голосование за пост мэра Стамбула. Поражения на выборах в двух крупнейших городах Турции обнажили слабые места в выстроенной Эрдоганом политической системе, доминировавшей в стране на протяжении почти двух десятилетий. Кроме того, серьезно ослабла и его персональная связь с турецкими избирателями. Согласно исследованиям общественного мнения, последние выборы стали проявлением серьезного недовольства электората как по поводу ухудшающегося экономического положения, так и в связи с попытками подавить политическое инакомыслие.

Новый глава ЦБ Мурат Уйсал утверждает, что будет определять политику Центробанка независимо и без оглядки на усиливающееся политическое давление. Однако в окружении Эрдогана не сомневаются в том, что Уйсал будет лояльным по отношению к президенту, о чем свидетельствует даже тот факт, что после своего назначения 6 июля он отпустил усы. 

По словам ряда чиновников, Эрдоган требует от своих подчиненных соблюдать старинную османскую традицию и носить усы, как это делает он сам и многие члены его партии.

На просьбу предоставить комментарий Уйсал и его помощники не ответили.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

1375 просмотров

Как ERM автоматизирует работу с банковскими рисками

Мнение СЕО Prime Source Евгений Щербинин

Фото: Shutterstock

Начало года в любой отрасли сопровождается оценкой влияния рисков, которые ожидают бизнес, на запланированные показатели ближайших 12 месяцев.

Например, инвестиционный банк Morgan Stanley в своем отчете о глобальных рисках 2020 года отмечает, что за последние 12 месяцев 20 мировых ЦБ смягчили монетарную политику. «Средневзвешенная процентная ставка может достигнуть семилетнего минимума уже в марте 2020 года. Ослабление торговой напряженности и успешный ход переговоров между США и Китаем – эти два фактора в совокупности станут мощными драйверами роста», – говорится в отчете инвестбанкиров.

То есть риски – это не только предполагаемые провалы, но и возможности роста. И чем больше становится бизнес, тем чаще топ-менеджменту приходится сталкиваться с рисками – они усиливаются вместе с ростом компании. Особенно актуальны риски для банкиров, к которым со стороны регуляторов выдвигается все больше требований по условиям ведения бизнеса.

Глобальный фон банковского рынка Казахстана сегодня определяется рядом крупных событий, в которые втянуты все игроки финансовой отрасли страны.

Во-первых, в Казахстане идет внедрение международных стандартов финансовой отчетности (МСФО 9), которые регламентируют бухгалтерский учет финансовых инструментов и расчет провизий в соответствии с прогнозными рыночными показателями. Во-вторых, в Казахстане заканчивается оценка качества активов банков (AQR), включая адекватность оценки активов и залогового обеспечения и связанных с ними резервов, для повышения прозрачности банковских рисков. В-третьих, в Казахстане формируется спрос на новый подход к рассмотрению рисков компании –  интегрированную систему управления рисками ERM (Enterprise Risk Management). Причем последнее вытекает из двух предыдущих событий.

ERM – это комплексная интегрированная система управления рисками для достижения бизнес-целей: снижения непредвиденной волатильности прибыли и увеличения стоимости предприятия.

Современная структура банковской ERM состоит из семи компонентов, каждый из которых должен быть разработан и связан друг с другом, чтобы работать как единое целое.

Первый компонент. Корпоративное управление – это выстраивание определенных обязанностей совета директоров и высшего руководства с точки зрения организационных процессов и эффективного управления рисками компании.

Второй. Линейное управление – согласование бизнес-стратегий с корпоративной политикой риска при поиске новых возможностей для бизнеса и роста. Риски бизнес-операций должны быть полностью оценены и включены в ценообразование и показатели прибыльности при реализации бизнес-стратегии. В частности, ожидаемые убытки и стоимость капитала риска должны быть включены в цену продукта или требуемой доходности инвестиционного проекта.

Третий. Активное управление портфелем. Эта концепция применяется ко всем рискам внутри организации для их агрегации, учета их эффектов и мониторинга концентрации.

Четвертый. Передача риска – снижение нежелательных или концентрированных рисков, а также хеджирование рисков внутри портфеля. Чтобы снизить нежелательные риски, руководство должно на постоянной основе оценивать производные, страховые и гибридные продукты и выбирать из них наиболее эффективную альтернативу.

Пятый. Аналитика рисков – количественная оценка риска для дальнейшего анализа и отчетности. Например, если руководство хочет снизить риски, можно использовать аналитику риска для определения наиболее эффективного способа достижения той или иной цели.

Шестой. Технологические и информационные ресурсы улучшают качество данных для поддержки процессов анализа и отчетности.

Седьмой. Управление отношениями с заинтересованными сторонами повышает прозрачность рисков в отношениях компании с основными заинтересованными сторонами, что имеет важное значение для составления кредитных рейтингов, а также для внешнего анализа деятельности компании и принятия кредитных решений.

Все эти компоненты, собранные в одну систему, позволяют руководству банка адекватно оценить свои риски перед принятием того или иного бизнес-решения. Однако названные компоненты лишь структура, которая заполняется данными.

И на этом этапе могут возникнуть дополнительные проблемы типа неактуальности или неточности данных, децентрализации источников информации и подобного. Все эти вопросы снимаются благодаря технологиям.

Тем не менее в целом ERM решает проблему фрагментарного восприятия разных видов рисков на уровне отдельных структурных подразделений. При новом подходе риск-менеджеры и все заинтересованные подразделения компании могут оценивать риски в масштабах всего предприятия.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif