Нацбанк ищет пути решения проблем ипотечников

Количество рефинансированных займов к 2026 году может составить около 40 тысяч

Фото: Shutterstock.com

Национальный банк несколько лет решает проблемы ипотечных заемщиков, которые имеют единственное жилье, но не могут оплачивать кредиты. Хотя основной накал социального напряжения снят, сделать предстоит еще многое. Подробно о компромиссах, на которые готовы пойти государство, банки и ипотечники, рассказывает директор департамента защиты прав потребителей финансовых услуг Национального Банка РК Александр Терентьев.

– Расскажите о работе с ипотечными заемщиками. 

– Вообще люди пострадали из-за трех факторов: снижение цен на жилье, корректировка курса тенге и снижение деловой активности. В 2015 году мы начали работать над решением проблем ипотечников. Уже тогда сразу были определены три категории заемщиков, которые, безусловно, нуждались в поддержке государства. Так, в 2015 году была оказана помощь ипотечникам, получившим кредиты в период с 2004 по 2009 годы, обеспеченные единственным жильем. Их ссуды в общем объеме проблемных займов составили более 82%. Кредиты таких заемщиков по основному долгу рефинансируются по ставке вознаграждения не более 3% годовых за вычетом капитализированных сумм, в некоторых случаях для социально уязвимых слоев населения (СУСН) банками ставка вознаграждения устанавливается менее 3%. 

Нацбанк на возвратной основе выделил 130 млрд тенге в рамках этой программы. На 1 августа этого года в БВУ одобрили рефинансирование таких займов 27 068 людям на сумму 167,3 млрд тенге. Банки уже простили задолженность по вознаграждению, комиссии и неустойке на общую сумму более 54 млрд тенге. В свою очередь НБ возмещает государственную пошлину и курсовую разницу по проблемным валютным займам социально уязвимых слоев населения. Для поддержки СУСН принято решение о возмещении за них государственной пошлины, а также курсовой разницы по проблемным валютным займам. На эти цели выделено 20 млрд тенге.

С учетом револьверного механизма освоения денег рефинансирование заемщиков будет проводиться банками до 2026 года, и предполагается, что количество рефинансированных займов к данному сроку может составить около 40 тысяч.

– Это первая категория проблемных ипотечников. Вторая часть программы касается валютных жилищных кредитов? 

– Все верно. 27 марта прошлого года началось рефинансирование валютных ипотечных займов физических лиц, выданных до 1 января 2016 года. Эти кредиты при рефинансировании переводятся в тенге по курсу НБ на 18 августа 2015 года – 188,35 тенге за доллар. На этот проект выделено 156 млрд тенге на возвратной основе. Ставка вознаграждения по такой ссуде составляет 12% годовых, для СУСН – 3%. В случае, если действующая ставка вознаграждения составляет менее 12% годовых, при рефинансировании займа она не увеличивается. Подчеркну, что некоторые банки рефинансируют и ниже. На 1 августа финансисты одобрили 8 156 заявок на сумму 71,1 млрд тенге. БВУ простили задолженность заемщиков по вознаграждению, комиссиям и неустойке (пене) на сумму более 136 млрд тенге.

Напоминаю, что срок рефинансирования валютных ипотечных займов истекает 31 декабря 2019 года. Уже 1 января банки вправе применить к клиентам предусмотренные законодательством меры, направленные на взыскание задолженности. 

В общей сложности программа позволила сохранить своё жильё и значительно снизить долговую нагрузку более 35 тыс. казахстанским семьям.

– Кто входит в третью категорию проблемных ипотечников? 

– Социально уязвимые слои населения, а также заемщики, чье единственное имущество перешло на баланс банков в счет исполнения обязательств по займам. Для большинства из них основной источник дохода – социальные выплаты и пособия из бюджета, в том числе адресная социальная помощь. Конечно, этих денег не хватит на обслуживание кредитов. В настоящее время в Нацбанке создана рабочая группа, и мы рассматриваем различные условия дополнительной поддержки заемщиков СУСН, а также заемщиков, чье единственное имущество в счет исполнения обязательств по займу перешло на баланс банков. 

– Правда, что из года в год растет количество жалоб людей? 

– Да, за последние три года количество жалоб имеет восходящий тренд. Финансовые организации не стали хуже работать, просто люди стали обращаться к нам чаще, доверие к Национальному Банку Казахстана растет. Значительная часть обращений традиционно приходится на банковский сектор. Далее идут страховые компании, микрофинансовые организации и коллекторские агентства. В первом полугодии в отношении финансовых организаций, а также коллекторских агентств применено 195 мер воздействия, из которых 38 штрафов на общую сумму 13,897 млн тенге. Из этой суммы банки были оштрафованы на 9 млн. 

Как показывает практика, если бы многие вопросы решались на ранней стадии на уровне «банк-клиент», возможно, тогда сократилось бы количество обращений граждан и соответственно мер воздействия относительно банков. Мы неоднократно говорили о необходимости усиления работы подразделений, отвечающих за качество банковских услуг и обратную связь с клиентами, в части оперативного реагирования и оказания максимального содействия потребителю, поскольку каналы коммуникаций, имеющиеся в наличии у банков, не всегда показывают эффективность. Достаточно постараться своевременно решить проблему клиента и просто извиниться перед ним. 

– Многие проблемы казахстанцев (касается не только просроченных кредитов) кроются в низком уровне финансовой грамотности. Планирует ли НБ ввести курсы лекций в школах? 

– Национальным банком Казахстана ведется планомерная работа в данном направлении: на телевидении выходят программы, рассчитанные на разные возрасты (все они есть на видеохостинге YouTube), мы выпускаем журналы и газеты для детей, проводим лекции по повышению финансовой грамотности во всех регионах Казахстана. 

Мы используем все имеющиеся каналы коммуникаций, публикуем материалы на сайте www.fingramota.kz. Нас легко найти в социальных сетях, есть странички Fingramota.kz в Фейсбуке, Инстаграме. 

Мы планируем более тесно сотрудничать с министерством образования. В текущем году при НБ создан экспертный совет по повышению финансовой грамотности населения, в который вошли, помимо представителей МОНа, также представители АФК и участники финансового рынка. 

Грамотный потребитель финансовых услуг лучше защищен от мошенничества. И начинать обучать основам финансовой грамотности надо с детства. Я считаю, нам нужен в школе отдельный предмет или ввести финансовую грамотность в качестве факультатива. 

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Какие цифровые тренды есть в банковской системе Казахстана

Мнение первого заместителя председателя правления Halyk Bank Антона Мусина

Фото: Shutterstock.com

Когда мы говорим о цифровизации, надо понимать, что банковский сектор Казахстана находится в более выгодном положении, чем финансовый рынок развитых стран. У нас нет старых IT-систем, устоявшихся привычек и поставщиков, от которых сложно избавиться. Цифровым финансовым технологиям страны не больше 20 лет, и нам это на руку. 

Очевидный цифровой тренд банковской системы, который нельзя не замечать, – это движение в направлении Open Banking. Уточню, Open Banking – это комплекс решений и процессов, позволяющих банкам надежно обмениваться финансовой информацией и услугами в электронном виде и с разрешения клиентов. Открывая доступ к своим данным и продуктам через прикладной программный интерфейс (API), банк позволяет сторонним разработчикам эффективно интегрировать банковские услуги с финансовыми и нефинансовыми приложениями и сервисами. А уже при взаимодействии потребителей появляются дополнительные возможности, при этом открытая экономика Open Banking позволяет получить новое качество финансовых услуг.

В Европе Open Banking внед­ряется в соответствии с требованиями регулятора (в частности, европейская директива PSD2), в нашей стране вопрос об открытом банкинге пока носит лишь рекомендательный характер. Отдельно стоит отметить, что и в мире, и в Казахстане ключевая сложность с внедрением тренда Open Banking связана с монетизацией. 

Например, в последнем отчете консалтинговой компании McKinsey «Next Generation Technology transformation in Financial Services» говорится, что в среднем в мире 2% API являются полноценно публичными интерфейсами и 7% – парт­нерскими. Все остальные API используются только для задач внутренней интеграции, и, я полагаю, Казахстан в этом смысле повторяет эту тенденцию.

Грубо говоря, мы пытаемся играть на новом цифровом поле, но пока не очень понимаем, как на этом зарабатывать. В любом случае в ближайшее время мы увидим реализацию очень интересных проектов в этой сфере как в Казахстане, так и во всем мире.

Еще одно поле, которое наша страна продолжает осваивать, – это создание собственных развитых платежных систем. Например, в государствах ЕС локальные карточные системы работают на рынке уже более 10 лет, в соседней России несколько лет назад создали как национальную систему платежных карт – «МИР», так и систему быстрых платежей – «СБП». Это достаточно успешные проекты, имеющие существенное положительное влияние на финансовый рынок.

По этому же пути движется Казахстан. Так, Нацбанк, например, выстроил собственную инфраструктуру и пытается развивать мгновенные платежи, другие локальные игроки также создают собственные системы. С рыночной точки зрения такие проекты в первую очередь сильно влияют на повышение конкуренции игроков в этой сфере и давят еще больше на их классические комиссионные доходы, снижая их до минимума. При этом банки пытаются искать другие способы компенсации потерь, стараясь сохранить обороты классического платежного бизнеса.

Кстати, данный тренд становится особенно актуальным в условиях пандемии. В последнем отчете компании Accenture «10 ways COVID-19 impacting payments» отмечается, что объемы платежных транзакций существенно снизились на всех рынках. Например, в Великобритании более чем на 50% упал объем транзакций в розничной торговле, на 78% – в туризме. Происходит смещение объема платежей в электронную торговлю, но даже там аналитики ждут замедления по разным причинам, например из-за ограничений физических цепочек поставок товаров, пострадавших в кризис. 

Платежные системы и банки реагируют изменением своей тарифной политики и предложением новых платежных сервисов на рынке, направленных на поддержку электронной торговли или, например, на разработку сервисов по распределению помощи государства населению. Казахстан во многом повторяет глобальные тенденции. В области развития собственных платежных систем, несмотря на возможные риски для существующих бизнес-моделей, победят игроки с продуманным планом действий, не боящиеся происходящих изменений и пытающиеся реализовать новые возможности. 

Готовы ли банки к цифровой революции

Если честно, я в слово «революция» не сильно верю. Финансовые институты развиваются эволюционно. До сих пор розничные банки сильно завязаны на клиентское поведение, так как очень большое количество людей все равно предпочтет физический контакт: им важно приходить в отделение. Поэтому я не верю в концепцию чисто цифрового банка как работающую бизнес-модель для всех, хотя такие банки существуют и многие из них – достаточно успешно (здесь лидирует Юго-Восточная Азия, есть как минимум один прекрасный пример в России и несколько успешных стартап-проектов в Европе). Тем не менее банки большинства стран мира не отказываются от собственных сетей, поэтому я не думаю, что в Казахстане ситуация развернется иным образом. 

Подчеркну, цифровизация не съест традиционный банкинг, скорее будет какая-то коллаборация продуктов: банки еще больше пойдут в отрасли высоких технологий, а технологичные компании зайдут глубже в финансовые сервисы. При этом мы и наши коллеги готовы эволю­ционировать, ведь по сравнению с другими отраслями в цифровые технологии банкиры вкладывают куда больше средств, энергии и человеческих ресурсов.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg