Перейти к основному содержанию

2390 просмотров

Медтехкомпании дебютировали на рынке IPO

Сразу два поставщика медицинских технологических услуг – Livongo Health и Health Catalyst – недавно дебютировали на бирже и пополнили ряды вышедших на публичные рынки компаний с оценкой в миллиарды долларов

Фото: Shutterstock

Обе компании на сегодня последние из числа тех, кто обрел в этом году публичный статус и кого рынок встретил весьма благосклонно. В прошлый четверг стоимость акций этих компаний, торгующихся на бирже под обозначениями LVGO и HCAT, подскочила на 36 и 51% соответственно.

И та, и другая компания завершили IPO с результатом, который превзошел и без того высокие ожидания, сумев продать акций больше, чем планировалось.

Livongo, которая занимается продажей оборудования и программного обеспечения для управления хроническими заболеваниями вроде диабета, привлекла по итогам IPO более $355 млн при цене $28 за акцию. Цена закрытия торгов составила $38,10, а оценка компании достигла $4,4 млрд.

Изначальная цена акции разработчика медицинских приложений Health Catalyst составила $26, после закрытия первого дня торгов она выросла до $39,17; в итоге объем привлеченных средств достиг $182 млн. Сама же компания была оценена почти в $1,6 млрд.

Всего с начала текущего года и до момента закрытия торгов в прошлый вторник на американском фондовом рынке без учета Livongo и Health Catalyst дебютировали 122 компании. По данным Dealogic, с 2000-го это наибольшее число компаний, ставших публичными в течение одного года. Общая сумма привлеченных средств при этом достигла $42,3 млрд.

Дебют Livongo и Health Catalyst стал наиболее заметным среди последних IPO. Сейчас, скорее всего, последует летнее затишье, а начало сезона будет ознаменовано IPO коворкингового сервиса WeWork Cos. в сентябре.

В этом году особый интерес инвесторов привлекли IPO быстрорастущих компаний, включая Zoom Video Communications Inc., CrowdStrike Holdings Inc. и Adaptive Biotechnologies Corp., стоимость акций которых уже в первые дни торгов выросла вдвое.

Примечательно, что медленно растущие, убыточные компании, которые на частном рынке были оценены весьма высоко, на публичных рынках фурора не произвели. Акции двух сервисов по вызову такси – Lyft Inc. и Uber Technologies Inc. – сегодня торгуются ниже цен периода выхода на IPO.

Успешный дебют Livongo и Health Catalyst является своего рода лакмусовой бумажкой для всего сектора цифрового здравоохранения. Он показывает, что инвесторы в большей степени рассматривают такие компании как технологические, а не просто медицинские, которые, как правило, торгуют с меньшим коэффициентом по отношению к уровню своих продаж.

WSJ копия-1.jpg

«Нам пришлось преодолеть предубеждение значительной части инвесторов, специализирующихся на технологических компаниях, о том, что мы исключительно медицинская компания, и, наоборот, убеждать инвесторов, вкладывающих средства в медицинский бизнес, в том, что мы не просто очередная технологическая компания», – заявил в прошлый четверг исполнительный председатель Livongo Глен Туллман

Livongo и Health Catalyst – это совершенно разные компании, представляющие обширный сектор услуг, куда входят телемедицина, генетическое секвенирование и мобильные приложения для здоровья. Так, Livongo выходит на публичные рынки с технологией мониторинга уровня сахара в крови у диабетиков, а Health Catalyst дебютирует с бизнесом, основанным на анализе медицинских записей пациентов.

По данным исследования, проведенного инвестиционной компанией Rock Health, которая специализируется на посевном финансировании, компании из сферы цифрового здравоохранения вышли на IPO впервые с 2016 года.

За последнее время многие такие компании привлекли от инвесторов рекордные для себя суммы денег. В то же время, учитывая регуляторные барьеры и сложность медицинского страхования, лишь немногие из них смогли достичь уровня, достаточного для венчурных инвестиций, и роста клиентской базы, сопоставимой с другими известными технологическими компаниями.

Исполнительный директор Health Catalyst Дэн Бертон заявил в интервью, что компания часто начинала свою работу с потенциальными инвесторами, специализирующимися на технологиях, с объяснения того, почему в сфере здравоохранения так медленно внедряются технологии. Как рассказал Бертон, тех инвесторов, кто не слишком хорошо знаком со сферой здравоохранения, члены его команды обычно предупреждают: «То, о чем мы будем говорить, может огорошить».

Расположенная в Маунтин-Вью, штат Калифорния, Livongo предлагает услугу мониторинга уровня глюкозы в крови страдающих диабетом при помощи облачного сервиса. Эту услугу компания продает в рамках финансируемой работодателями медицинской страховки и страховым компаниям. Также Livongo ведет свою деятельность в сфере сердечно-сосудистых заболеваний, снижения веса и психического здоровья.

Health Catalyst базируется в Солт-Лейк-Сити и разрабатывает программное обеспечение для объединения и анализа данных пациентов из больниц и медицинских компаний для выявления бесполезной траты средств и улучшения медицинского обслуживания. «В здравоохранении есть фундаментальная проблема – бесполезная трата денег. 

Единственный способ выявить такую проблему, понять, что именно нужно исправить и как это сделать, – это собрать все данные вместе и проанализировать их при помощи современных алгоритмов», – говорит Бертон. 

По данным Health Catalyst, за 10 лет своей работы компания накопила 100 млн этих записей о пациентах. Недавно Health Catalyst начала заключать контракты с производителями лекарств, по условиям которых данные этих компаний после удаления всей персональной информации пациентов будут использоваться для проведения исследований.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

647 просмотров

Как вели себя в прошлом году курсы валют ряда постсоветских стран

И насколько поведение тенге совпало с теми или иными прогнозами годичной давности

Фото: Shutterstock

На санкции США в отношении России и Китая, политическую напряженность, скачущие цены на нефть национальные валюты Казахстана, России, Узбекистана, Азербайджана, Грузии и Украины реагировали по-разному. 

Из рассматриваемых валют укрепились в прошлом году только три – тенге, рубль и гривна. 

«На курс казахстанской валюты влияли нефть, российский рубль и Нацбанк, – говорит независимый финансовый аналитик Сергей Полыгалов. – Несомненно одно: относительно стабильная нефть стала причиной, которая не позволила тенге ослабеть выше 390 тенге за доллар и благодаря которой сформировался достаточно узкий и стабильный коридор по отношению к доллару».

За 2019 год рубль укрепился к тенге на 11,5%, с 5,52 до 6,16 тенге за рубль. «Российская валюта у себя дома в течение года показывала чудеса роста по отношению к доллару, что не смогло не отразиться и на курсе рубля к тенге. Этот рост дал возможность стабилизировать курс тенге к доллару», – считает Полыгалов.

Также, по его словам, погода на валютном рынке зависит от параметров бюджета страны, хотя регулятор постоянно заявляет о самостоятельном формировании курса тенге. «Есть определенная закономерность свободного плавания. Заключается она в том, что курс тенге достаточно свободно плавает в сторону ослабления, но сопротивляется укреплению по отношению и к доллару, и к рублю», – говорит собеседник.

Стоимость тенге формировалась на фоне роста ВВП в 4% второй год подряд и инфляции в районе 5,4%. «Все это должно было привести к большему укреплению тенге. Но бюджет страны на 2019 год рассчитывался из курса 370 тенге за доллар. Причем дефицит бюджета при этом значении должен был составить 1,6 трлн тенге. Значит, ниже этого порога курс доллара никак не может опуститься, а если его удерживать около 380 и выше, то появляется возможность немного залатать бюджетные дыры», – рассуждает Полыгалов. 

Рубль и гривна 

Российская валюта в 2019 году укрепилась почти на 6%. Этому способствовали рост цен на нефть и улучшающиеся макро­экономические показатели, такие как профицит федерального бюджета (в пределах 1,8% ВВП), стабильная ситуация со счетом текущих операций, замедление инфляции до 3,8%, снижение уровня безработицы с 5 до 4,6%, рост экономики по итогам года на 1,3–1,5%, объясняют аналитики Ассоциации финансистов Казахстана (АФК). 

«В то же время отметим и возросший интерес инвесторов к российским активам ввиду значительного снижения санкционных рисков. Российский фондовый рынок обновлял исторический максимум, а долговой – многолетний», – говорят в АФК.

В пользу рубля была и внешнеполитическая обстановка: 2019 год ознаменовался для России относительным спокойствием в санкционном вопросе. Основной поставщик запретов – США – так и не решился ввести жесткие меры в отношении госдолга РФ, что привело к резкому росту спроса на российские бумаги со стороны нерезидентов. «А это в свою очередь резко повысило спрос на рубль. Еще одна неудача США – у ЕС появилась своя точка зрения в вопросах построения отношений с Россией. Высокие котировки нефти также дали возможность рублю укрепиться по отношению к доллару», – считает Полыгалов.

Украинская валюта росла против доллара с января 2019 года, прерываясь лишь на неглубокие и краткосрочные коррекции. Стабилизацию курса обеспечили притоком иностранного капитала, а также интервенциями местного Центробанка.

Поддержку тенге, рублю и гривне оказывал и сам доллар. По мнению Полыгалова, в минувшем году американская валюта испытывала значительные трудности роста. 

«Масла в огонь подливала и ФРС, которая в 2019 году придерживалась мягкой денежно-кредитной политики, что выразилось в снижении базовой процентной ставки после двухгодичного ее повышения. В этих условиях крупные инвесторы предпочли вкладываться в валюты развивающихся стран», – говорит он. 

0001_15.jpg

Сум, манат, лари 

Другим был год для сума: национальная валюта Узбекистана приблизилась к своему справедливому значению. «Там было два курса – Нацбанка и рыночный (черный). Либерализация валютного режима позволила банкам работать с валютой, что снизило объем черного рынка. Ранее местный Нацбанк устанавливал жесткий курс для импорта и экспорта, не соответствующий рыночным ожиданиям», – отметили в АФК.

Стабильность азербайджанского маната эксперты объясняют политикой Центробанка и правительства. Хотя год назад агентство S&P Global Ratings заявляло, что в 2019–2021 годах стоит ожидать удешевления маната к доллару. По прогнозам S&P, в 2019 году средний курс маната должен был составить 1,79 маната за доллар, в 2020-м – 1,87 маната, в 2021-м – 1,97 маната.

25 июня 2019 года официальный курс национальной валюты Грузии достиг рекордного на тот момент минимума – 2,83 лари за доллар. За день «американец» вырос на 1,4%. Снижение курса произошло на фоне потери российских туристов. Однако министр экономики Грузии Натия Турнава тогда заявила, что падение лари не связано с запретом Россией авиасообщения: «Думаю, речь идет о кратковременном колебании. Что касается вызовов туризма, то это новый вызов, который пока не может повлиять на курс лари. Мы работаем над нейтрализацией кризиса». 

Прогнозы годичной давности

Halyk Finance: «Мы полагаем, что Нацбанк РК и в 2019 году будет следовать своей негласной политике «слабого» тенге к российской валюте, которая, в свою очередь, будет очень чутко реагировать на дальнейшее расширение антироссийских санкций, а также на целенаправленное ослабление рубля со стороны денежных властей РФ в рамках бюджетного правила. Мы полагаем, что при среднегодовой стоимости нефти Brent на уровне $68 за баррель и среднегодовом курсе рубля на уровне 67 рублей за доллар курс тенге сложится на уровне 375 тенге за доллар в среднем за год. Так же как и в 2018 году, в 2019 году котировки на углеводороды будут определять долгосрочный тренд по паре, а изменения по паре USD/RUB будут определять текущие значения национальной валюты».

Аналитический центр АФК: «Профессиональные участники финансового рынка в целом сохраняют умеренные девальвационные ожидания – доллар США в 2019 году подорожает еще на 3% против нацвалюты по отношению к текущему уровню и закрепится на уровне 380,4 тенге. В то же время формирование обменного курса тенге будет по-прежнему происходить под балансом спроса и предложения на валютном рынке. При этом, как показали последние годы, зачастую настроения участников валютного рынка сильно зависят от внешних изменений, в особенности от российского рубля и цен на нефть. В подтверждение этому и ожидания казахстанских экспертов о том, что сонаправленное движение тенге и рубля сохранится в 2019 году». 

Экономист Олжас Худайбергенов (на пресс-конференции 7 ноября 2018 года): «Внешний долг Казахстана превысит 200% от ВВП к 2022 году. Нестабильная внешняя конъюнктура приведет к серии девальваций, вследствие чего номинальный ВВП в долларовом выражении упадет ниже $100 млрд. Ухудшение ситуации в банковском секторе приведет к росту внешних заимствований, в том числе госсектором, из-за чего внешний долг вырастет с $164 млрд до 200 млрд. Казахстан вернется в начало 2000-х годов в части экономических реформ: от Нацбанка снова будет отделено Агентство по финнадзору, а также воссоздано Агентство по стратегическому планированию или его аналог. Будет возвращено частное управление пенсионными активами».

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance