Перейти к основному содержанию

9524 просмотра

Как кредиторы используют цифровой след казахстанцев

Рассказывает генеральный директор МФО «Solva»

Микрофинансовые организации начали создавать цифровой профиль клиента, который помогает оценивать его платежеспособность и уберегает от мошенничества. Каковы особенности новой технологии?

Цифровые кредиты завоевывают все большую популярность среди казахстанцев. Возможность получить заем за пару минут, не выходя из дома, привлекает прогрессивное население. 

Какой бы простой ни казалась процедура выдачи таких кредитов, каждому впервые выданному из них предшествует масштабная проверка. Своих заемщиков компания-кредитор знает, что называется, в лицо, создавая уникальный цифровой профиль каждого клиента. Это позволяет быстрее идентифицировать пользователя, что экономит компании средства на проведение проверки, а для клиента оборачивается беспрецедентно быстрым принятием решения по кредиту. При этом такой профиль является собственностью кредитора, поэтому переживать за сохранность данных нет причин – доступ к данным для третьих лиц закрыт.

Впрочем, для того чтобы эта система эффективно работала, сервисам по цифровому кредитованию необходимо постоянно находиться на острие технического прогресса, в целях защиты заемщиков от злоумышленников.

Грубые взломы персональной почты или чуть более элегантное хищение личных данных при помощи фишинговых сайтов – одни из немногих примеров того, как мошенники могут получить доступ к конфиденциальным данным любого подключенного к сети интернет-пользователя, ко всем цифровым аспектам жизни человека и к его деньгам.

В цифровом альтернативном кредитовании для защиты используют врожденные биометрические данные, так как они остаются неизменными на протяжении всей жизни человека и подделать их практически невозможно. При этом, говоря о биометрии, важно отметить, что речь идет не о сканировании отпечатков пальцев или сетчатки глаза, а о поведенческой биометрии, не требующей как дополнительных внешних устройств, так и специальных действий самого пользователя для аутентификации. Поведенческая биометрия позволяет проводит так называемую в зарубежной практике continuous authentication, то есть бесшовную непрерывную аутентификацию. Но для этого системе нужен поведенческий образец – «слепок», с которым в режиме реального времени будет сравниваться поведение пользователя.

Для создания цифрового профиля клиента финтех-компании используют целый ряд современных инструментов, в первую очередь скоринг, основанный на анализе большого объема данных о заемщике, которые в сумме дают полную картину о его характере, склонностях и позволяют выявлять потенциальных мошенников.

Речь идет, например, о специфическом поведении клиента при работе с клавиатурой компьютера или мобильного устройства об особенностях взаимодействия с мышкой, о том, как быстро человек вводит данные, как нажимает на клавиши, сколько времени занимают паузы между вводом имени и данных удостоверяющего личность документа. Учитывается и многое другое, что формирует так называемый поведенческий паттерн, который затем в виде цифрового слепка попадает в базу данных компании.

Важно, что подобный цифровой профиль клиента не представляет каких-либо рисков для пользователя, скорее наоборот, ведь чем лучше кредитор знает своего заемщика, тем более доверительные между ними отношения, а значит, получить очередной заем можно быстрее.

На основании базы цифровых профилей Solva удалось выяснить, что их клиент в столичном регионе и в Алматы отличается от типичного заемщика в регионах страны. В первом случае это, как правило, мужчина или женщина с высшим образованием в возрасте от 28 до 45 лет, производящий большую часть ежедневных операций онлайн (регулярные платежи, регистрации, покупки), активно использующий социальные сети и мессенджеры, с беглым клавиатурным почерком. В регионах Казахстана клиенты компании в большей степени представляют собой индивидуальных предпринимателей и самозанятых граждан, также являющихся активными пользователями социальных сетей и мессенджеров, но с меньшей вовлеченностью в систему онлайн-платежей и с не всегда столь же высоко развитыми компьютерными навыками.

Таким образом, стоит отметить, что сбор и анализ общедоступных данных в случае с выдачи микрозаймов является полезной практикой МФО, нацеленной на предоставление качественного сервиса и защиту клиентов.

160489 просмотров

Решение для проблемных кредитов

Интервью председателя правления АО «Фонд проблемных кредитов» Ержана Елшибаева

В сентябре 2019 года Фонд проблемных кредитов заявлял, что выставит на торги более 220 объектов имущества – активы БТА и Цеснабанка. Сколько из них удалось реализовать, куда и в каком объеме поступают вырученные от продажи средства и из каких объектов сейчас состоит портфель ФПК – в интервью председателя правления АО «Фонд проблемных кредитов» Ержана Елшибаева.

– Ержан Иманкулович, для чего был создан Фонд проблемных кредитов? 

– Первоочередной целью создания Фонда являлась очистка кредитного портфеля отечественных банков от неработающих займов, это займы с просрочкой платежей более 90 дней. Начиная с 2012 года, который пришелся на посткризисный период, уровень проблемных кредитов в банковском секторе достиг максимальных значений – до 33% от общего объема ссудного портфеля! А это уже грозило устойчивости всей финансовой системы страны. Если посмотреть на историю развития банковской системы Казахстана за период независимости, до 2007 года система функционировала в условиях устойчивого экономического роста страны: увеличение ВВП, низкие темпы инфляции, дешевые внешние займы, способствовавшие бурному росту финансовых институтов. В этот период банки второго уровня Казахстана выдвигались на передовые позиции среди стран СНГ не только по абсолютным показателям, но и по уровню реформирования, отвечающего международным стандартам.

Начало влияния мирового финансового кризиса банки Казахстана ощутили в конце 2008 года, когда возникли трудности по выполнению обязательств перед внешними кредиторами. Тогда правительству пришлось вмешаться, чтобы уберечь банки от банкротства и провести в некоторых из них реструктуризацию. Это решило два важных вопроса: проблемы плохих банков не отразились на финансовых институтах страны, было простимулировано участие частного капитала и минимизировано использование денег государства, а через него – налогоплательщиков. Таким образом, реструктуризация банков в условиях финансового кризиса имела важное значение для развития страны, так как банки являются кровеносной системой экономики. Благодаря принятым государством превентивным мерам экономика Казахстана не испытала тех серьезных последствий мирового финансового кризиса, от которого пострадали многие страны мира. Одной из мер программы посткризисного восстановления и было создание АО «Фонд проблемных кредитов» – организации, специализирующейся на улучшении качества кредитных портфелей банков второго уровня. Таковы были предпосылки создания фонда. 

С момента своего создания фонд осуществил ряд крупных сделок по выкупу активов системообразующих банков – БТА и Цеснабанка. В результате сделки с БТА в 2017 году были сохранены депозиты населения на сумму более 4,5 трлн тенге. Впоследствии Казком был реорганизован путем присоединения к Народному банку. По Цеснабанку: фонд выкупил активы в рамках оздоровления агропромышленного комплекса страны.

– Какие задачи сегодня стоят перед фондом? 

– Сегодня помимо оздоровления банковского сектора перед фондом стоит еще одна стратегическая задача – оздоровление выкупленных проблемных активов и вовлечение их в экономический оборот. 

Наиболее приоритетным для нас является оздоровление должников. Поэтому после выкупа активов мы в первую очередь рассматриваем возможность проведения реструктуризации займов. Она может быть представлена в виде пересмотра графика платежей, снижения процентных ставок, конвертации валютных кредитов и так далее. Сейчас в портфеле фонда от БТА находится 17 проектов, которые проходят процесс реструктуризации. А это уже действующий бизнес, который выплачивает налоги и обеспечивает рабочими местами. По Цеснабанку это крупные холдинги агропромышленного комплекса «КазЭкспортАстык» и «Атамекен-Агро». После реструктуризации они продолжают производственную деятельность. 

С каждым заемщиком мы проводим индивидуальную работу с целью ускорения процесса оздоровления. Если реструктуризация не приводит к стабильному погашению задолженности, то принимается решение о проведении процедур взыскания.

Не менее важной задачей является реализация активов. Все имущество, выкупленное фондом и взысканное по безнадежным проектам, мы реализуем на электронной торговой площадке АО «Информационно-учетный центр» Министерства финансов РК. Это коммерческая и жилая недвижимость, движимое имущество. Приобрести имущество могут как юридические лица, так и граждане страны. 

– Фонд – получающая госфинансирование подведомственная организация Минфина. Насколько оправданна помощь частным банкам за счет бюджетных средств?

– Я уже говорил, что банки – это кровеносная система экономики. И чем лучше функционирует эта система, тем лучше ситуация в экономике. И если неработающие займы накапливаются, то банки уменьшают объем кредитования реального сектора экономики, предприятия не получают достаточного финансирования, сокращаются объем производства и рабочие места. Компании уже не могут обслуживать займы из-за снижения объемов производства, сбыта, сокращения рабочих мест. Высокая доля проблемных активов вынуждает банк нести дополнительные операционные расходы. Для населения подобная ситуация отражается прежде всего в снижении покупательной способности, доходов и качества жизни в целом. Турбулентная ситуация в банковском секторе снижает доверие населения к банкам и приводит к оттоку вкладов.

Именно поэтому государство вынуждено идти на такие непопулярные меры, как оказание финансовой поддержки банкам, это делается для решения накопленных в результате экономических кризисов проблем – как правило, глобальных.

Накопленный опыт как развитых, так и развивающихся стран показывает, что без участия государства и финансовой поддержки банковского сектора высокий уровень NPL может привести к стагнации в экономике. Власти ведущих стран мира были вынуждены национализировать некогда крупнейшие банки, а также обратиться за финансовой помощью к международным банкам развития. Это мировая практика, и Казахстан в этом не пионер. Хочу подчеркнуть, что госфинансирование посредством нашего фонда было предоставлено лишь в рамках первого выкупа БТА. А вот по Цеснабанку средства из государственного бюджета уже не привлекались, это исключительно заимствования фонда. 

– Если говорить о мировой практике, расскажите, как в других странах решается воп­рос проблемных банков. Есть ли компании, подобные Фонду проблемных кредитов? Каковы их показатели? 

– В США, Испании, Ирландии, Корее, Индонезии, Малайзии и других странах существуют компании по управлению активами (КУА). Перед ними стоит задача уменьшить государственные расходы на устранение последствий финансовых кризисов, а не извлекать прибыль. Среди инструментов КУА – приобретение и управление проблемными активами банков и других финансовых учреждений, взыскание проблемной задолженности, реструктуризация активов, осуществление дальнейших инвестиций в управляемые активы. 

При реализации активов многое зависит от конъюнктуры рынка. Например, ирландская компания по управлению проблемными активами NAMA при осуществлении сделки переоценила ряд выкупаемых активов, полагая, что для них временно отсутствуют рыночные условия и их цена в будущем возрастет. Однако ее ожидания по восстановлению цен на рынке не оправдались, и компания признала убытки на сумму порядка 5,6 млрд евро. Следует отметить, что и в целом по миру уровень возвратности вложенных средств организациями – аналогами фонда остается невысоким. Например, возвратность средств Корейской корпорации по управлению активами, чей опыт в решении проблемы с NPL считается одним из наиболее успешных, составила 46,8%, индонезийского агентства IBRA – 22%, а турецкой SDIF – 16%.

– Какими видами активов представлен портфель фонда? 

– Активы, выкупленные у БТА в 2017 году, представлены в виде прав требования по займам юридических и физических лиц, объектов недвижимого и движимого имущества, а также акций и долей участия в организациях. 

У Цеснабанка мы приобрели права требования к сельхозпроизводителям в рамках мер по оздоровлению агропромышленного комплекса страны. Земельные участки, являвшиеся залоговым обеспечением по данным правам требования, составляли десятую часть посевных площадей страны. 

– Вы говорите об имуществе и о правах требования. О каких правах требования идет речь?

– Взыскание по правам требования – это огромная работа, которая включает множество этапов, начиная от претензионно-исковой работы, судебных процессов, исполнительного производства, процесса банкротства и заканчивая постановкой актива на баланс фонда. 

По БТА картина выглядит таким образом: 71% составляют права требования и 29% – имущество. По 40 искам к неплатежеспособным должникам судами приняты решения о взыскании 447,7 млрд тенге. При этом взыскание данной суммы в полном объеме не представляется возможным ввиду недостаточности покрытия залоговым обеспечением. 

По активам, выкупленным у Цеснабанка, это стопроцентные права требования, которые все обеспечены залогом. 

– А какие активы представлены фондом к реализации? Какую долю занимают жилая и коммерческая недвижимость, движимое имущество, земельные участки?

– Задача фонда – организовать открытые, прозрачные торги для всех участников рынка. После проведения оценки все активы выставляются на торги. 

На сегодняшний день большую часть в портфеле активов к реализации занимает коммерческая недвижимость – 48%. Далее идут земельные участки – 35%, движимое имущество – 12% и жилая недвижимость – 5%.

111111.png
 
– Сколько фонду уже удалось реализовать в каждой из категорий – и в процентном соотношении, и в денежном выражении?

– На сегодняшний день фонд реализовал 146 земельных участков, 81 объект коммерческой недвижимости, 34 объекта жилого фонда и 24 объекта движимого имущества на общую сумму порядка 4,7 млрд тенге.

Фондом было реализовано 78 объектов недвижимого имущества на общую сумму 9,75 млрд тенге.

Если смотреть в процентном соотношении, то больше всего реализовано объектов жилой недвижимости – 64%. Далее идут земельные участки – 51%, объекты движимого имущества – 34% и коммерческая недвижимость – 30%. 

– Как фонд планирует осуществить возврат вложенных средств в госбюджет?

– Возврат средств осуществляется за счет трех направлений: реструктуризации, судебного взыскания и реализации активов через торги. По первому направлению – реструктуризации – возврат средств осуществляется через выплату налогов, погашение задолженности действующего бизнеса. Судебное взыскание осуществляется через претензионно-исковую работу, когда возвращается взысканная сумма или имущество. И третье направление – реализация имущества, которая была начата фондом только в прошлом году. До того как начать этот процесс, фонд провел колоссальную работу.

Расскажу по порядку. В первую очередь фонд осуществляет выкуп активов у банков. По каждому объекту проводятся визуальный осмотр, инвентаризация, прием всей документации, подписание актов приема. Следующий этап – управление этими активами путем реструктуризации, судебного взыскания и реализации. То есть если актив перспективный, по нему проводится реструктуризация, а если нет такой возможности, начинается процесс судебного взыскания. В результате фонд принимает имущество на баланс и может начать реализацию активов на торгах. Только по направлению реализации фонд осуществил добровольное перечисление порядка 10,8 млрд тенге в Национальный фонд, в ближайшее время готовится к перечислению еще 3 млрд тенге. 

По Цеснабанку обязательств по перечислению средств в НФ РК нет, так как государственные средства не привлекались. 

– Есть мнение, что у выставленного на реализацию имущества нередко очень высокие цены, явно не соответствующие рыночным. Насколько в среднем падает цена при голландском методе и насколько растет при английском методе торгов?

– Сначала фонд проводит обязательную независимую оценку имущества. Надо отметить, что отбор оценочной компании проходит через закупки фонда, способом открытого конкурса, где указаны квалификационные требования к потенциальному поставщику. По результатам закупа фонд отбирает оценочную компанию.

Вообще, хочу сказать, что оценка активов – это вопрос, который стоит перед всеми компаниями по управлению активами во всем мире. Мы ориентируемся на оценку активов от независимых компаний, прошедших процедуру открытого конкурса. После получения результатов оценки объекты, планируемые к реализации, выставляются на электронную торговую площадку АО «Информационно-учетный центр» Министерства финансов РК. Предусмотрено пять этапов торгов. На первом этапе торги проводятся на повышение цены, на втором этапе – на понижение цены до минус 20% от оценочной стоимости, третий этап проводится снова на повышение, но с возможностью приобретения объекта в рассрочку сроком до трех лет. Если на этом этапе объект не реализуется, то  четвертые торги проводятся на понижение цены до 50% от оценочной. Ну и на пятом, последнем этапе торги опять проводятся на понижение цены до 50% от оценочной, но с возможностью приобретения объекта в рассрочку сроком до трех лет. 

Что касается мнения о высоких ценах, не соответствующих рыночным, поясню, чтобы было понятно. Например, независимая компания оценила объект в 1 млн тенге, но он не продается ни на первом, ни на втором, ни на третьем этапе торгов. Тогда к объекту применяется коэффициент 3, то есть объект выставляется уже за 3 млн тенге с возможностью понижения стоимости до 50% от оценочной, то есть до 500 тыс. тенге. 

На сегодня реализовано 135 объектов имущества, из них 54 объекта, или 40%, были проданы на четвертом этапе торгов, то есть при понижении стоимости до 50% от оценочной. 32% объектов было реализовано на пятом этапе торгов, а именно при возможности приобретения объекта в рассрочку при снижении стоимости до 50% от оценочной. По итогам всех проведенных торгов фонд реализовал имущество на 1,1% выше балансовой стоимости объектов.

– Кто гарантирует прозрачность и открытость сделок?

– В Казахстане есть прозрачная платформа реализации имущества, это сайт реестра госимущества Информационно-учетного центра при Министерстве финансов РК. Сама система организации электронных торгов на портале реестра госимущества основана на принципе конфиденциальности участия. То есть мы до подведения итогов торгов не знаем, кто участвовал в торгах. Соответственно, как продавец, так и участники торгов не имеют возможности влиять на итоги торгов. 

Что касается открытости сделок, перед выставлением тех или иных активов на торги мы публикуем соответствующие объявления на нашем сайте и в СМИ. Кроме того, работает call-центр по поддержке лиц, заинтересованных в приобретении имущества.

– Какие крупные сделки с активами ФПК состоялись в 2019 году? 

– В 2019 году мы осуществили второй этап сделки с Цеснабанком и выкупили сельскохозяйственные активы. Этой сделкой мы спасли очень серьезный актив – земли, технику и другое имущество агропромышленного комплекса. Чтобы вам было понятно, это порядка миллиона гектаров земель сельскохозяйственного назначения, включающих пашни, пастбища, элеваторы, хлебоприемные пункты. Причем большая поддержка со стороны фонда была оказана в тот момент, когда началась посевная. Если бы этой поддержки не было, Казахстан бы недополучил значительную часть урожая зерна. Это колоссальная сумма для Казахстана, который, как известно, является одним из мировых производителей зерна. Эта работа была проведена совместно с акиматами и правительством. 

Эффект от сделки по выкупу активов можно определить как поддержание уровня продовольственной безопасности путем обеспечения своевременного проведения весенне-полевых работ на 9% посевных площадей Республики Казахстан и сохранение более 83 тыс. рабочих мест. Путем реструктуризации задолженности 25 компаний была спасена значительная часть агропромышленного комплекса страны, которая охватывает 141 населенный пункт с населением более 105 тыс. человек. Конечно, формально наша основная задача – вернуть деньги бюджету.

Но в первую очередь перед нами стоит задача, чтобы проблемное предприятие в итоге продолжило работать, чтобы бизнес был восстановлен, чтобы рабочие места сохранились.

В прошлом году фонд также выступил финансовым оператором в реализации указа главы государства о снижении долговой нагрузки граждан. В рамках данного указа мы подписали соглашения с 24 банками и 92 микрофинансовыми организациями. Также мы осуществили перечисление в размере примерно 115 млрд тенге для погашения задолженности по основному долгу и вознаграждению граждан определенных категорий.

Кроме того, мы возместили 30%, а именно 10 млрд тенге, прощенной банками и микрофинансовыми организациями неустойки по беззалоговым потребительским кредитам.

В целом благодаря указу президента средняя долговая нагрузка казахстанцев снижена более чем на 40%. А задолженность ряда граждан с учетом общего размера их займов была полностью погашена.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif