Перейти к основному содержанию

3829 просмотров

Как изменилась политика Нацбанка с приходом Ерболата Досаева

Участники рынка поделились своим мнением

25 августа исполнилось ровно шесть месяцев с момента, как Ерболат Досаев возглавил Национальный банк. За это время в стране сменился президент, и новый глава государства успел предложить собственную повестку. Чем запомнилась деятельность главного банкира страны на фоне происходящих политических изменений? 

«Я думаю, ему (Ерболату Досаеву. – «Курсив») непросто. За этот период произошло очень много изменений в стране, а все политические перемены влияют на экономику. Сейчас перед ним поставили задачу наращивать кредитный портфель банков, но это неправильно и никогда не было свойственно Нацбанку. Кроме того, он должен стабилизировать обменный курс, обеспечить рост экономики и контролировать инфляцию. Все это очень сложно. Надо понимать, что не все в руках Нацбанка и регулятор никогда все не контролировал. Очень важен диалог между правительством и Нацбанком, их совместные реформы, программы. Мы об этом все время говорим, но если посмотреть кредитный портфель банковского сектора за первое полугодие, он остался на прежних уровнях. При этом в структуре портфеля кредиты юридическим лицам снизились, а рост идет за счет потребительских займов, которые ничем не обеспечены и выдаются в том числе социально незащищенным слоям населения. К чему это приведет? Отмечу, банки транслируют только то, что дает экономика. А так он (Ерболат Досаев. – «Курсив») активно с нами работает по многим вопросам», - считает председатель правления Народного Банка Умут Шаяхметова.

«Ерболат Досаев – открытый руководитель и макроэкономист, который понимает влияние отрасли страхования жизни на всю экономику. Зная его большой опыт работы в правительстве, понимаем, что в период продвижения больших инициатив, исходящих от отрасли, его опыт и знания нам очень понадобятся. В настоящий момент сложилась ситуация, когда не проходят какие-то изменения, если они не согласованы с рынком, и нам такой подход нравится. На первой встрече с представителями страхового сектора Ерболат Досаев предложил сделать дорожную карту развития сектора до 2025 года. Мы ее подготовили, и сейчас идут положительные изменения в этом ключе. Для нас это очень важно. Кроме того, я вижу, как усилилась роль Ассоциации финансистов Казахстана. Национальный банк прислушивается к ассоциации. Например, недавно выносились пруденциальные нормативы, которые предлагали урезать инвестиции страховых компаний, что существенно усложняло работу. Естественно, КСЖ это не устроило, мы предложили сделать градацию, и Нацбанк нас услышал. Согласитесь, что это показатель!», - говорит Кайрат Чегебаев,председатель правления КСЖ «Nomad Life».

«Сектор микрофинансовых организаций (МФО) в последние годы активно развивается, назрела необходимость диверсификации операций, что требует изменений в законодательстве. И новый глава Нацбанка первым делом инициировал эти изменения в диалоге с участниками рынка, экспертами и профильными ассоциациями. Как результат, были оперативно собраны, проанализированы и реализованы потребности рынка через изменения в соответствующих законодательных актах, в том числе и для МФО. Мне импонирует его такая активность и оперативность. В то же время положительный результат такой работы, на мой взгляд, достигнут еще и потому, что у него был прочный фундамент в виде законодательной регуляции сектора, созданный ранее. Также поддерживаю недавнюю инициативу по пересмотру коэффициента долговой нагрузки заемщика, которая влечет ограничение в потребительском кредитовании малообеспеченных лиц. Считаю эту меру своевременной для оздоровления рынка кредитования. В свою очередь, как эксперт и участник рынка МФО, хотела бы, чтобы она оказалась адекватной развитию рынка и не стала серьезным препятствием для большого числа трудоспособных людей к источнику финансирования для развития бизнеса и обеспечения своих семей», - утверждает Карлыгаш РАЙХАНОВА, зампредседателя правления МФО «KMF».

«В целом первоначальный этап пребывания Ерболата Досаева на посту председателя Национального банка можно назвать спокойным. В первую очередь, продолжилась прежняя работа Нацбанка с проблемами в финансовом секторе. В банках проходит процедура проверки качества активов (AQR), страховщики переходят на онлайн-страхование, а рынок ценных бумаг ищет точки опоры для роста. В монетарной политике мы также не видим кардинальных маневров: процентные ставки стабильны и ориентированы на сдерживание инфляции. Давление на курс тенге оказывается главным образом извне, в результате международных политических игр. Стоит, однако, отметить решение о передислокации части центрального аппарата Нацбанка из Алматы в Нур-Султан, которое также связано с ранее принятым решением о разделении полномочий главного банка и выделении независимого регулятора на финансовом рынке», - говорит Талгат КАМАРОВ, председатель правления АО «Сентрас Секьюритиз».

«У Ерболата Досаева есть все возможности сделать что-то хорошее и полезное для рынка. Первый шаг в этом направлении мы уже можем увидеть. Выделение из мегарегулятора в отдельное агентство функций по надзору (добавилось еще развитие) финансового рынка пойдет на пользу денежно-кредитной политике (ДКП), а также рынку ценных бумаг. Важнее сейчас не персоналии у руля Нацбанка, а то, какие цели и задачи ставятся перед ним. Если регулятор рассматривается как инструмент для решения краткосрочных задач, то мы будем видеть ожидаемую реакцию рынка в виде бегства капиталов. Если же Центробанк станет полноценным институтом проведения ДКП без сваливания в кювет административных решений, то мы увидим позитивные изменения в восприятии рынком инвестиционной привлекательности страны. Пока, к сожалению, приходится видеть, что Нацбанк выступает инструментом краткосрочных задач с долгосрочными негативными последствиями для экономики. Вводимые валютные ограничения дают старт индустрии «черного» валютного рынка и отбрасывают Казахстан туда, где несколько лет назад находился Узбекистан», - делится своими мыслями Данияр ТЕМИРБАЕВ, исполнительный директор Казахстанской ассоциации
миноритарных акционеров.

«Оценка положительная. В первый же месяц пребывания на посту главы Нацбанка Ерболат Досаев провел встречи с руководителями страховых (перестраховочных) организаций. Таким образом он предоставил возможность каждому проф­участнику озвучить свое видение, мнение и проблемы, которые мешают развитию страхового рынка, в том числе и нашей компании. По результату встреч был инициирован ряд поправок в нормативные правовые акты по регулированию пруденциальных нормативов, которые сейчас находятся на стадии утверждения. Считаю, что утверждение данных изменений приведет к значительному росту привлекательности инвестиционной деятельности страхового рынка. Нужно отметить, что многие вопросы сейчас решаются оперативно, поскольку ведется открытый диалог с конструктивной критикой со стороны Нацбанка, что является огромным плюсом для всех участников рынка. Также мы поддерживаем законопроект о создании независимого органа по регулированию финансового сектора, так как основной функцией данного органа будет регулирование и развитие финансового рынка, а также защита прав потребителей», - считает Амина КАСЫМОВА, председатель правления СК «Казахмыс».

тайм лайн копия копия-1.jpg

 

739 просмотров

Как вели себя в прошлом году курсы валют ряда постсоветских стран

И насколько поведение тенге совпало с теми или иными прогнозами годичной давности

Фото: Shutterstock

На санкции США в отношении России и Китая, политическую напряженность, скачущие цены на нефть национальные валюты Казахстана, России, Узбекистана, Азербайджана, Грузии и Украины реагировали по-разному. 

Из рассматриваемых валют укрепились в прошлом году только три – тенге, рубль и гривна. 

«На курс казахстанской валюты влияли нефть, российский рубль и Нацбанк, – говорит независимый финансовый аналитик Сергей Полыгалов. – Несомненно одно: относительно стабильная нефть стала причиной, которая не позволила тенге ослабеть выше 390 тенге за доллар и благодаря которой сформировался достаточно узкий и стабильный коридор по отношению к доллару».

За 2019 год рубль укрепился к тенге на 11,5%, с 5,52 до 6,16 тенге за рубль. «Российская валюта у себя дома в течение года показывала чудеса роста по отношению к доллару, что не смогло не отразиться и на курсе рубля к тенге. Этот рост дал возможность стабилизировать курс тенге к доллару», – считает Полыгалов.

Также, по его словам, погода на валютном рынке зависит от параметров бюджета страны, хотя регулятор постоянно заявляет о самостоятельном формировании курса тенге. «Есть определенная закономерность свободного плавания. Заключается она в том, что курс тенге достаточно свободно плавает в сторону ослабления, но сопротивляется укреплению по отношению и к доллару, и к рублю», – говорит собеседник.

Стоимость тенге формировалась на фоне роста ВВП в 4% второй год подряд и инфляции в районе 5,4%. «Все это должно было привести к большему укреплению тенге. Но бюджет страны на 2019 год рассчитывался из курса 370 тенге за доллар. Причем дефицит бюджета при этом значении должен был составить 1,6 трлн тенге. Значит, ниже этого порога курс доллара никак не может опуститься, а если его удерживать около 380 и выше, то появляется возможность немного залатать бюджетные дыры», – рассуждает Полыгалов. 

Рубль и гривна 

Российская валюта в 2019 году укрепилась почти на 6%. Этому способствовали рост цен на нефть и улучшающиеся макро­экономические показатели, такие как профицит федерального бюджета (в пределах 1,8% ВВП), стабильная ситуация со счетом текущих операций, замедление инфляции до 3,8%, снижение уровня безработицы с 5 до 4,6%, рост экономики по итогам года на 1,3–1,5%, объясняют аналитики Ассоциации финансистов Казахстана (АФК). 

«В то же время отметим и возросший интерес инвесторов к российским активам ввиду значительного снижения санкционных рисков. Российский фондовый рынок обновлял исторический максимум, а долговой – многолетний», – говорят в АФК.

В пользу рубля была и внешнеполитическая обстановка: 2019 год ознаменовался для России относительным спокойствием в санкционном вопросе. Основной поставщик запретов – США – так и не решился ввести жесткие меры в отношении госдолга РФ, что привело к резкому росту спроса на российские бумаги со стороны нерезидентов. «А это в свою очередь резко повысило спрос на рубль. Еще одна неудача США – у ЕС появилась своя точка зрения в вопросах построения отношений с Россией. Высокие котировки нефти также дали возможность рублю укрепиться по отношению к доллару», – считает Полыгалов.

Украинская валюта росла против доллара с января 2019 года, прерываясь лишь на неглубокие и краткосрочные коррекции. Стабилизацию курса обеспечили притоком иностранного капитала, а также интервенциями местного Центробанка.

Поддержку тенге, рублю и гривне оказывал и сам доллар. По мнению Полыгалова, в минувшем году американская валюта испытывала значительные трудности роста. 

«Масла в огонь подливала и ФРС, которая в 2019 году придерживалась мягкой денежно-кредитной политики, что выразилось в снижении базовой процентной ставки после двухгодичного ее повышения. В этих условиях крупные инвесторы предпочли вкладываться в валюты развивающихся стран», – говорит он. 

0001_15.jpg

Сум, манат, лари 

Другим был год для сума: национальная валюта Узбекистана приблизилась к своему справедливому значению. «Там было два курса – Нацбанка и рыночный (черный). Либерализация валютного режима позволила банкам работать с валютой, что снизило объем черного рынка. Ранее местный Нацбанк устанавливал жесткий курс для импорта и экспорта, не соответствующий рыночным ожиданиям», – отметили в АФК.

Стабильность азербайджанского маната эксперты объясняют политикой Центробанка и правительства. Хотя год назад агентство S&P Global Ratings заявляло, что в 2019–2021 годах стоит ожидать удешевления маната к доллару. По прогнозам S&P, в 2019 году средний курс маната должен был составить 1,79 маната за доллар, в 2020-м – 1,87 маната, в 2021-м – 1,97 маната.

25 июня 2019 года официальный курс национальной валюты Грузии достиг рекордного на тот момент минимума – 2,83 лари за доллар. За день «американец» вырос на 1,4%. Снижение курса произошло на фоне потери российских туристов. Однако министр экономики Грузии Натия Турнава тогда заявила, что падение лари не связано с запретом Россией авиасообщения: «Думаю, речь идет о кратковременном колебании. Что касается вызовов туризма, то это новый вызов, который пока не может повлиять на курс лари. Мы работаем над нейтрализацией кризиса». 

Прогнозы годичной давности

Halyk Finance: «Мы полагаем, что Нацбанк РК и в 2019 году будет следовать своей негласной политике «слабого» тенге к российской валюте, которая, в свою очередь, будет очень чутко реагировать на дальнейшее расширение антироссийских санкций, а также на целенаправленное ослабление рубля со стороны денежных властей РФ в рамках бюджетного правила. Мы полагаем, что при среднегодовой стоимости нефти Brent на уровне $68 за баррель и среднегодовом курсе рубля на уровне 67 рублей за доллар курс тенге сложится на уровне 375 тенге за доллар в среднем за год. Так же как и в 2018 году, в 2019 году котировки на углеводороды будут определять долгосрочный тренд по паре, а изменения по паре USD/RUB будут определять текущие значения национальной валюты».

Аналитический центр АФК: «Профессиональные участники финансового рынка в целом сохраняют умеренные девальвационные ожидания – доллар США в 2019 году подорожает еще на 3% против нацвалюты по отношению к текущему уровню и закрепится на уровне 380,4 тенге. В то же время формирование обменного курса тенге будет по-прежнему происходить под балансом спроса и предложения на валютном рынке. При этом, как показали последние годы, зачастую настроения участников валютного рынка сильно зависят от внешних изменений, в особенности от российского рубля и цен на нефть. В подтверждение этому и ожидания казахстанских экспертов о том, что сонаправленное движение тенге и рубля сохранится в 2019 году». 

Экономист Олжас Худайбергенов (на пресс-конференции 7 ноября 2018 года): «Внешний долг Казахстана превысит 200% от ВВП к 2022 году. Нестабильная внешняя конъюнктура приведет к серии девальваций, вследствие чего номинальный ВВП в долларовом выражении упадет ниже $100 млрд. Ухудшение ситуации в банковском секторе приведет к росту внешних заимствований, в том числе госсектором, из-за чего внешний долг вырастет с $164 млрд до 200 млрд. Казахстан вернется в начало 2000-х годов в части экономических реформ: от Нацбанка снова будет отделено Агентство по финнадзору, а также воссоздано Агентство по стратегическому планированию или его аналог. Будет возвращено частное управление пенсионными активами».

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance