Перейти к основному содержанию


944 просмотра

Японские банки в тисках эксперимента с нулевой доходностью

Низкие ставки могут способствовать экономическому росту, поскольку стоимость заимствований для компаний тоже становится ниже

Фото: Shutterstock

Глобальная тенденция к снижению процентных ставок угрожает ходу одного из самых необычных экспериментов в мире, осуществляемого силами Центрального банка Японии. Рыночный спрос на 10-летние гособлигации способствовал падению их доходности много ниже нулевой цели. 

Почти три года прошло с тех пор, как Банк Японии заявил о намерении установить доходность 10-летних государственных облигаций на нулевой отметке. Это был весьма необычный шаг, поскольку, как правило, центробанки используют свои полномочия, чтобы контролировать краткосрочные процентные ставки.

Сейчас же рыночный спрос на 10-летние облигации привел к падению их доходности много ниже целевого нулевого уровня, до минус 0,195% по состоянию на 14 июня. Затем ситуация немного выровнялась – до минус 0,15% по состоянию на 19 июня. 

21345849648.jpg

Такие низкие ставки могут способствовать экономическому росту, поскольку стоимость заимствований для компаний тоже становится ниже. Однако это ведет к дальнейшему снижению прибыльности коммерческих банков и ставит под угрозу авторитет самого Банка Японии, чья репутация уже оказалась подорванной из-за его неспособности достичь целевого уровня инфляции в 2%.

Изначально обещание японского ЦБ ввести нулевую ставку «было эффективным и напугало рынок», говорит Нана Оцуки, аналитик онлайн-брокерской компании Monex. «Однако для удержания рынка под контролем одного эффекта от этого заявления было недостаточно, поскольку обычно долгосрочная ставка определяется темпами экономического роста и инфляции», – добавляет она.

Впрочем, сейчас правильность этого вывода под вопросом, учитывая риск торговой войны между США и Китаем. Участники рынка стремятся заполучить безрисковые японские облигации, даже если через 10 лет они принесут денег меньше, чем стоили изначально.

Центральный банк Японии может попытаться повысить ставки, прекратив cкупать гособлигации, или даже продать часть своего портфеля объемом $5 трлн. Но это будет означать ужесточение денежно-кредитной политики, то есть нечто противоположное тому, что обычно предпринимают центробанки, когда ситуация в экономике начинает вызывать беспокойство. По данным осведомленных источников, маловероятно, что Банк Японии станет продавать гособлигации, даже если это будет означать падение доходности ниже целевого диапазона.

Другой надежный источник, знакомый со стратегией японского ЦБ, утверждает, что банк должен быть готов созвать экстренное совещание, чтобы обсудить снижение целевых показателей в случае быстрого падения доходности. Однако если Банк Японии просто изменит целевой показатель доходности и официально зафиксирует уровень, уже определенный рынком, это может подорвать первоначальные и радикальные усилия, которые Харухико Курода, управляющий Банка Японии, описывает как «контроль кривой доходности». 

Курода поставил целью зафиксировать доходность на желательном для центрального банка уровне вне зависимости от того, как это видит рынок. Еще весной он говорил о том, что ЦБ примет необходимые меры, если доходность 10-летних облигаций превысит 0,2% или, наоборот, упадет ниже минус 0,2%. Однако на пресс-конференции 20 июня он заявил, что в этом вопросе стоит проявить «большую гибкость».

вниз.jpg

Впрочем, в Японии существует мощная сила, призывающая Центробанк не допускать слишком низких ставок. Коммерческие банки уже пострадали от ультранизких процентных ставок, продолжают они страдать и из-за отрицательной доходности 10-летних гособлигаций.

Одна из причин, по которой Банк Японии в сентябре 2016-го установил нулевую доходность, заключалась в стремлении отыграть назад последствия предпринятого в январе того же года шага по установлению краткосрочной процентной ставки на уровне минус 0,1%. В итоге это привело к снижению ставок по всем направлениям, затруднив для банков, страховщиков и пенсионных фондов получение инвестиционного дохода.

Региональные банки наиболее подвержены влиянию низких ставок, поскольку, как и прежде, в значительной степени зависят от кредитования – в отличие от расположенных в Токио международных банков, зарабатывающих в основном за счет профессиональных услуг и бизнеса за рубежом. Совокупная чистая прибыль региональных банков за финансовый год, закончившийся в марте 2019-го, упала на 21%. По данным Ассоциации региональных банков Японии, падение наблюдается уже третий год подряд. Более того, вслед за ставками в мае резко упали в цене и акции банков.

Большинство коммерческих банков страны говорят о том, что не готовы вводить комиссии за ежегодное обслуживание или отрицательные процентные ставки для вкладчиков. В период роста обеспокоенности по поводу пенсий это большой политический риск, поясняет Нана Оцуки из Monex. В Японии существует мнение, что банковские счета – это своего рода государственная услуга, и это означает, что по своим депозитам среднестатистический вкладчик получает больше среднерыночной нулевой ставки.

Сами банки сейчас делают все, чтобы снизить свои расходы, закрывая убыточные отделения и поощряя клиентов совершать банковские операции дистанционно, чтобы пусть немного, но сэкономить. Kansai Mirai Bank в Осаке, продукт завершившегося в апреле слияния нескольких банков, призывает своих клиентов открывать счета онлайн – тогда банку не придется выдавать сберкнижки, каждая из которых облагается ежегодным гербовым сбором в размере 200 иен ($1,87). 

«Мы можем сэкономить на налогах, а также на расходах на бумагу, – говорит представитель Kansai Mirai. – Каждый банк в Японии сокращает расходы так, как если попытаться выжать воду из уже практически сухой тряпки».

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz


1 просмотр

Эксперты рассказали о предстоящей кредитной амнистии в Казахстане

Политики все же больше, чем экономики

Иллюстрация: Shutterstock

На реализацию указа президента о кредитной амнистии потребуется свыше 100 миллиардов тенге государственных средств. «Курсив» расспросил экспертов, насколько эффективно такое расходование бюджета. 

Прощение задолженности граждан по потребительским кредитам обойдется государству примерно в 105 млрд тенге, – сообщил первый вице-премьер – министр финансов Алихан Смаилов на пресс-конференции 27 июня. Основная часть требуемой суммы (88,5 млрд тенге) будет выделена из республиканского бюджета за счет перераспределения средств из других статей расходов. Эти деньги через оператора программы, которым является АО «Фонд проблемных кредитов», пойдут на погашение займов социально уязвимых слоев населения в размере до 300 тыс. тенге, при этом общая задолженность граждан этих категорий не должна превышать 3 млн тенге.

Вторая часть указа распространяется на всех граждан страны, имеющих просрочку по беззалоговым займам, и преду­сматривает списание набежавшей неустойки. По информации «Курсива», общая сумма такой неустойки на 1 июля составляет 58,4 млрд тенге. Из этой суммы 30% (около 17,5 млрд тенге) будет погашено за счет государства. Планируется, что на эту сумму Нацбанк осуществит докапитализацию дочернего АО «Казахстанский фонд устойчивости», которое в свою очередь выкупит облигации, выпущенные Фондом проблемных кредитов. Оставшуюся часть неустойки (около 41 млрд тенге) банки и микрофинансовые организации (МФО) обязуются простить в соответствии с гражданским законодательством.

Заемщикам, подпадающим под действие указа, самостоятельно никуда обращаться не нужно. Банки и МФО сами уведомят клиентов о частичном или полном списании долга.

Больше политики, чем экономики

«Самое главное здесь – это то, что новый президент начал руководить страной не с обещаний, а решил острую проблему для людей. Надо признать, что у нас есть определенный процент населения, которое находится в безнадежных долгах. Понятно, что такие меры нельзя повторять, но часть людей вновь вернется на потребительский рынок», – поделился мнением экономист Алмас Чукин.

Больше политики, а не экономики видит в долговой амнистии и экономист Айдархан Кусаинов:

«У общества накопилось очень много обид из-за того, что государство помогает бизнесу и банкам, что ЕНПФ используется для госпрограмм, что Нацфонд распечатывается и деньги идут бизнесу, а общество ничего не получает. В итоге люди перестали доверять власти. Благодаря указу о списании долгов у общества и власти может возникнуть нормальный диалог».

Эксперт отметил, что негативное отношение общества мешает власти внедрять даже «самые здоровые инициативы».

«Люди везде видят подвох. Если мы преодолеем эту пропасть, то сможем развернуть экономическую политику, начать политические реформы, потому что сегодня, что бы власть ни делала, все воспринимается в штыки», – считает г-н Кусаинов. 

Некоторые собеседники «Курсива» отмечают, что прощение долгов является новой порцией опосредованной помощи банкам.

«Если пойдут «свежие» деньги из бюджета, это означает, что мы в очередной раз вытаскиваем банки, которые раздают кредиты. Это опять дополнительное финансирование банков. За чей счет банкет? Почему банки управляют своим портфелем настолько плохо, что его постоянно приходится улучшать? – задает риторические вопросы эксперт Асет Наурызбаев. – Поверьте, если бы пара крупных банков обанкротилась, никто бы особо не расстроился».

Шеф-аналитик ALPHALUX Consulting Сергей Полыгалов уверен, что прецедент списания невозвратных потребительских кредитов негативно скажется именно на банковском секторе:

«За последние три года было закрыто пять банков с высокорисковой кредитной политикой, Нацбанк потратил солидные суммы денег для решения проблем крупных БВУ. Возникает опасение, что банки и микрокредитные организации станут иждивенцами Нацбанка с точки зрения закрытия дыр невозвратных кредитов».

Политолог Марат Шибутов не верит в возможность возникновения иждивенческих настроений:

«На мой взгляд, указ президента – это вливание социального оптимизма, но люди, которым спишут долги, больше не смогут кредитоваться. Есть в этом воспитательная мера. Плюс не надо забывать, что государство погашает только 300 тыс. Если заем больше, то платить будет сам человек, то есть здесь есть дисциплинирующий фактор». 

«Курсив» обратился за комментариями в пятерку банков с самыми крупными портфелями потребительских кредитов: Kaspi, Народный, Сбербанк, БЦК и АТФ. На редакционный запрос ответили только в одной организации.

«Мы безусловно поддерживаем инициативу президента РК и со своей стороны готовы полностью исполнить возлагаемые на нас обязательства в рамках предлагаемых мер по погашению беззалоговых кредитов социально уязвимых слоев населения», – сообщили в пресс-службе АТФБанка.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций