1555 просмотров

Японские банки в тисках эксперимента с нулевой доходностью

Низкие ставки могут способствовать экономическому росту, поскольку стоимость заимствований для компаний тоже становится ниже

Фото: Shutterstock

Глобальная тенденция к снижению процентных ставок угрожает ходу одного из самых необычных экспериментов в мире, осуществляемого силами Центрального банка Японии. Рыночный спрос на 10-летние гособлигации способствовал падению их доходности много ниже нулевой цели. 

Почти три года прошло с тех пор, как Банк Японии заявил о намерении установить доходность 10-летних государственных облигаций на нулевой отметке. Это был весьма необычный шаг, поскольку, как правило, центробанки используют свои полномочия, чтобы контролировать краткосрочные процентные ставки.

Сейчас же рыночный спрос на 10-летние облигации привел к падению их доходности много ниже целевого нулевого уровня, до минус 0,195% по состоянию на 14 июня. Затем ситуация немного выровнялась – до минус 0,15% по состоянию на 19 июня. 

21345849648.jpg

Такие низкие ставки могут способствовать экономическому росту, поскольку стоимость заимствований для компаний тоже становится ниже. Однако это ведет к дальнейшему снижению прибыльности коммерческих банков и ставит под угрозу авторитет самого Банка Японии, чья репутация уже оказалась подорванной из-за его неспособности достичь целевого уровня инфляции в 2%.

Изначально обещание японского ЦБ ввести нулевую ставку «было эффективным и напугало рынок», говорит Нана Оцуки, аналитик онлайн-брокерской компании Monex. «Однако для удержания рынка под контролем одного эффекта от этого заявления было недостаточно, поскольку обычно долгосрочная ставка определяется темпами экономического роста и инфляции», – добавляет она.

Впрочем, сейчас правильность этого вывода под вопросом, учитывая риск торговой войны между США и Китаем. Участники рынка стремятся заполучить безрисковые японские облигации, даже если через 10 лет они принесут денег меньше, чем стоили изначально.

Центральный банк Японии может попытаться повысить ставки, прекратив cкупать гособлигации, или даже продать часть своего портфеля объемом $5 трлн. Но это будет означать ужесточение денежно-кредитной политики, то есть нечто противоположное тому, что обычно предпринимают центробанки, когда ситуация в экономике начинает вызывать беспокойство. По данным осведомленных источников, маловероятно, что Банк Японии станет продавать гособлигации, даже если это будет означать падение доходности ниже целевого диапазона.

Другой надежный источник, знакомый со стратегией японского ЦБ, утверждает, что банк должен быть готов созвать экстренное совещание, чтобы обсудить снижение целевых показателей в случае быстрого падения доходности. Однако если Банк Японии просто изменит целевой показатель доходности и официально зафиксирует уровень, уже определенный рынком, это может подорвать первоначальные и радикальные усилия, которые Харухико Курода, управляющий Банка Японии, описывает как «контроль кривой доходности». 

Курода поставил целью зафиксировать доходность на желательном для центрального банка уровне вне зависимости от того, как это видит рынок. Еще весной он говорил о том, что ЦБ примет необходимые меры, если доходность 10-летних облигаций превысит 0,2% или, наоборот, упадет ниже минус 0,2%. Однако на пресс-конференции 20 июня он заявил, что в этом вопросе стоит проявить «большую гибкость».

вниз.jpg

Впрочем, в Японии существует мощная сила, призывающая Центробанк не допускать слишком низких ставок. Коммерческие банки уже пострадали от ультранизких процентных ставок, продолжают они страдать и из-за отрицательной доходности 10-летних гособлигаций.

Одна из причин, по которой Банк Японии в сентябре 2016-го установил нулевую доходность, заключалась в стремлении отыграть назад последствия предпринятого в январе того же года шага по установлению краткосрочной процентной ставки на уровне минус 0,1%. В итоге это привело к снижению ставок по всем направлениям, затруднив для банков, страховщиков и пенсионных фондов получение инвестиционного дохода.

Региональные банки наиболее подвержены влиянию низких ставок, поскольку, как и прежде, в значительной степени зависят от кредитования – в отличие от расположенных в Токио международных банков, зарабатывающих в основном за счет профессиональных услуг и бизнеса за рубежом. Совокупная чистая прибыль региональных банков за финансовый год, закончившийся в марте 2019-го, упала на 21%. По данным Ассоциации региональных банков Японии, падение наблюдается уже третий год подряд. Более того, вслед за ставками в мае резко упали в цене и акции банков.

Большинство коммерческих банков страны говорят о том, что не готовы вводить комиссии за ежегодное обслуживание или отрицательные процентные ставки для вкладчиков. В период роста обеспокоенности по поводу пенсий это большой политический риск, поясняет Нана Оцуки из Monex. В Японии существует мнение, что банковские счета – это своего рода государственная услуга, и это означает, что по своим депозитам среднестатистический вкладчик получает больше среднерыночной нулевой ставки.

Сами банки сейчас делают все, чтобы снизить свои расходы, закрывая убыточные отделения и поощряя клиентов совершать банковские операции дистанционно, чтобы пусть немного, но сэкономить. Kansai Mirai Bank в Осаке, продукт завершившегося в апреле слияния нескольких банков, призывает своих клиентов открывать счета онлайн – тогда банку не придется выдавать сберкнижки, каждая из которых облагается ежегодным гербовым сбором в размере 200 иен ($1,87). 

«Мы можем сэкономить на налогах, а также на расходах на бумагу, – говорит представитель Kansai Mirai. – Каждый банк в Японии сокращает расходы так, как если попытаться выжать воду из уже практически сухой тряпки».

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

banner_wsj.gif

54 просмотра

Быть ли цифровому тенге

«Курсив» решил выяснить, каковы основные преимущества и риски цифровых денег и можно ли ожидать их выпуска в Казахстане

Фото: Аскар Ахметуллин

Пандемия коронавируса сделала безналичные платежи как никогда актуальными. В этих условиях вырос интерес центральных банков к цифровым валютам.

Строго говоря, центральные банки (ЦБ) уже давно эмитируют цифровые деньги. Это резервные счета банков в ЦБ. Но эти цифровые деньги доступны только банкам – физические лица не могут иметь резервные счета в ЦБ. Так называемая CBDC (Central Bank Digital Currency), или цифровая валюта, может сделать резервные счета доступными для всех.

Участники Всемирного экономического форума (ВЭФ) сов­местно с рядом центральных банков в январе представили набор инструментов для разработки политики в отношении CBDC. Документ выделяет три вида таких цифровых валют: розничные, оптовые и гибридные. Первые доступны для широкого круга пользователей, в том числе физических лиц и нефинансовых организаций. Оптовые доступны только для коммерческих банков и других профессиональных участников денежного и кредитного рынков. 

Третий вид CBDC, гибридные, позволяет финучреждениям, у которых нет доступа к депозитным счетам ЦБ, хранить в них свои резервы. В таком случае ответственность за цифровую валюту несет уже не регулятор, а частная финансовая организация.

Возможности и риски

Внедрение CBDC позволит уже сегодня полностью перейти на механизм безналичных расчетов, считает руководитель рабочей группы по оценкам рисков оборота криптовалюты в Государственной думе РФ Элина Сидоренко

«Это придаст дополнительную прочность государственной финансовой системе и одновременно позволит обеспечивать прозрачность платежей», – отметила она в ходе онлайн-конференции Astana Finance Days в понедельник, 29 июня.

Благодаря CBDC центральным банкам и другим регулирующим органам будет легче отслеживать серые платежи, противодействовать отмыванию преступных доходов и уклонению от налогов, считает Сидоренко.

Очевидное преимущество цифровых валют – это диверсификация платежных средств, что позволяет обеспечить более высокую устойчивость финансового рынка, отметил технологический советник управляющего Нацбанка Бинур Жаленов, который также принял участие в дискуссии.

«CBDC представляет большие возможности для увеличения эффективности трансграничных платежей и облегчения деятельности регулятора в части денежно-кредитной политики. Просто быстрее фактически регулятор может вести инъекции ликвидности на рынок либо как-то манипулировать совместно с базовой ставкой», – считает он.

Вместе с тем внедрение цифровой валюты сопряжено и с немалыми рисками.

По словам Сидоренко, в случае с гибридными CBDC возникает вопрос о полномочиях организаций, которые будут участвовать в этом процессе.

«Пойти можно разными путями, в том числе по пути Китая, который создает специальную площадку для такого рода организаций, или по пути Банка Англии, который обещает через специальные компании-посредники обеспечивать полную анонимность проводимых платежей», – отметила эксперт.

Учитывая, что система CBDC будет контролироваться центральным банком, в России возникают риски, связанные с так называемым черным списком регулятора. 

«Человек либо организация, которые по какой-то причине находятся в черном списке (ЦБ России. – «Курсив»), будут ограничены в возможностях распоряжаться и владеть новым финансовым инструментом», – прокомментировала Сидоренко.

Введение цифровых валют может угрожать и национальной безопасности. «В 2015 году в Зимбабве была настолько ослаб­лена валюта, что они ее просто автоматически заменили долларом. Не думаете ли вы, что здесь будет такая же система, когда CBDC, выпущенные сильным государством, например, Китаем, будут фактически заменять национальную валюту в странах, которые являются соседями Китая и имеют зависимую от него экономику?» – задала вопрос российский эксперт, обращаясь к участникам дискуссии.

Нацбанк, по словам Жаленова, также видит регуляторные вызовы, связанные с внедрением CBDC.

«С помощью цифровых валют центральных банков появляется возможность для полной перезагрузки финансовой системы. Это своего рода disruptive innovation для банков и регуляторов… Как будет вести себя капитал? Куда будет идти ликвидность? До сих пор сохраняется высокая неопределенность в отношении этих вопросов», – заявил он.

Опыт Китая

Согласно мартовскому отчету Банка международных расчетов, по меньшей мере 17 центральных банков по всему миру изу­чают возможность внедрения цифровых валют. При этом ни один из этих проектов пока не ставит своей целью трансграничные платежи.

Вместе с тем эксперты отмечают большой потенциал в этой сфере у Китая. В мае, после шести лет подготовки, Народный банк Китая запустил пилотную программу по использованию цифрового юаня. Инструмент официально называется Digital Currency Electronic Payment (DCEP) и тестируется в четырех городах – Шэньчжене, Сучжоу, Чэнгду и Сюнане. Обладатели счетов в крупных китайских банках могут открыть цифровой кошелек DCEP в мобильном приложении банка и оплачивать с помощью него услуги предприятий вроде Starbucks и McDonalds.

По словам председателя Carbon Blue Innovations, профессора Майкла Суна, DCEP представляет собой двухуровневую систему, которая напрямую контролируется Народным банком Китая.

«На первом уровне эта валюта будет доступна коммерческим банкам Китая. Это делается для того, чтобы не подрывать существующую банковскую систему. А вот на втором уровне эта валюта уже станет доступна для различных платежей на основании технологии блокчейн», – пояснил он в ходе Astana Finance Days.

Параллельно c пилотированием цифрового юаня Китай запустил национальную блокчейн-сеть – Blockchain-based Service Network (BSN).

«Эта инфраструктура необходима для того, чтобы объединить все смарт-города Китая. Она станет костяком для цифрового Шелкового пути в будущем. Это в свою очередь позволит цифровой валюте курсировать по Шелковому пути и достичь торговых партнеров Китая», – отметил Сун.

Позиция Казахстана

Если CBDC и появится в Казахстане, она не заменит обычной фиатной валюты, полагает Бинур Жаленов.

«Одна из форм токенизации – это цифровые валюты центральных банков. В нашем понимании вначале это служит как альтернативное средство платежа, не как полная замена денег», – отметил эксперт. 

По его словам, Нацбанк все еще изучает вопрос создания CBDC, и принципиальных решений в отношении этого пока не принято.

«Планируется, что в ближайшее время стадия исследования будет закончена, и мы совместно с участниками финансового рынка предполагаем обсуждение различных вариантов дизайна», – отметил Бинур Жаленов.

По его словам, технология, по которой будет реализовываться проект, вторична.

«Важно понять, какую цель преследует Национальный банк (при создании цифровой валюты) ... Когда мы определимся с целями, мы сможем принять принципиальное решение, нужно ли нам внедрять цифровой тенге, в каком формате нам нужно его внедрять и поэтапность его внедрения», – отметил Жаленов.

 

финансовые регуляторы копия-1.jpg

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg