Перейти к основному содержанию

1330 просмотров

Гибкость – фирменный стиль Кристин Лагард

Следующий глава ЕЦБ – дипломат и переговорщик, но не технократ

Фото: Shutterstock

Семь часов министры финансов стран ЕС за закрытыми дверями спорили, как не допустить, чтобы европейский долговой кризис охватил все страны еврозоны. Единой позиции выработано не было, совещание грозило зайти в тупик. Затем слово взяла Кристин Лагард.

Как рассказывает высокопос­тавленный европейский чиновник Томас Визер, пока другие спорили, Лагард что-то записывала, а потом озвучила свое предложение, основанное на этих самых заметках. «Разгоряченные спором министры, некоторые из которых даже не обладали полным объемом информации, заслышав Лагард, перестали кричать и что-то говорить, и постепенно наступила полная тишина», – вспоминает Визер. В итоге и министры, и другие участники заседания приняли сторону Лагард.

Дело было в мае 2010 года в Брюсселе, Кристин Лагард тогда была министром финансов Франции, а заседание посвящалось тому, как предотвратить финансовый кризис в Греции, угрожавший распространиться на всю еврозону. Умение находить политический компромисс, которое продемонстрировала тогда Лагард, не раз проявлялось и после ее назначения главой МВФ в июне 2011 года. В июле 2019-го это же качество помогло ей стать тем человеком, кого европейские лидеры выбрали на роль руководителя Европейского центрального банка (ЕЦБ) – наиболее влиятельного в мире проводника монетарной политики после ФРС.

Ниже представлен обзор ее карьеры, способный пролить свет на то, какого рода главой ЕЦБ она может стать. Так, она неоднократно демонстрировала политический прагматизм, что иногда требовало от нее практически полного отказа от собственной изначальной позиции. В 2018 году Лагард, ранее называвшая долг Греции «абсолютно непосильным», изменила свою точку зрения и заключила сделку с европейскими кредиторами в обход требования МВФ о реструктуризации огромного долга Афин.

Кроме того, ЕЦБ, в отличие от МВФ, всегда управляли известные экономисты и главы центральных банков. Теперь же главой этой организации становится политический оператор – дипломат и посредник, но не технократ. Вероятно, именно подобный прагматизм понадобится Лагард, когда в ноябре она сменит нынешнего председателя ЕЦБ Марио Драги. Сегодня сама цель европейской интеграции находится под угрозой, и многое будет зависеть от вклада центробанка в обеспечение более устойчивого экономического роста стран региона, включая дальнейшее количественное смягчение. И делать это нужно в эпоху, когда многие популисты хотят, чтобы международные финансовые институты играли все меньшую роль.

«Прагматичная позиция»

«Наивно думать, будто ЕЦБ может быть вне политики, – говорит Йоргос Папаконстантину, занимавший пост министра финансов Греции в разгар кризиса 2010 года и тесно сотрудничавший с Лагард. – Тот факт, что реакция рынка на ее назначение была положительной, говорит о том, что рынки приветствуют того, кто придерживается прагматичной позиции и отличается политической гибкостью».

На назначение Лагард главой ЕЦБ положительно отреагировал фондовый рынок в Европе и США, также по всей еврозоне снизилась стоимость заимствований в ожидании, что преемственность курса сохранится и практика применения экономических стимулов возобновится.
 
Впрочем, не всегда подход Лагард оказывался успешным. Те компромиссы, которых она помогла достичь, выступая посредником между МВФ, ЕЦБ и ЕС, способствовали предотвращению распада еврозоны, однако не улучшили экономическое состояние Греции и не ускорили расширение еврозоны. По словам Николаса Верона, старшего научного сотрудника Института мировой экономики Петерсона в Вашингтоне, репутация Лагард подверглась серьезному испытанию после того, как в 2013 году она поддержала решение об оказании финансовой помощи Кипру, которое подверглось мощной критике.

Она и официальные лица ЕС приняли разработанный правительством Кипра план, предусматривающий фактически отказ от гарантирования вкладов и последующие убытки для держателей банковских депозитов. Национальный парламент страны довольно быстро отменил это решение, и, по мнению Верона, это стало «бесславным эпизодом во, в целом, замечательной карьере» Лагард.

Хотя многие приветствуют убедительные навыки Лагард, некоторые обеспокоены тем, что руководителем ЕЦБ назначен тот, кто, вероятнее всего, продолжит экспансионистскую фискальную политику Драги по принципу «во что бы то ни стало», с готовностью экспериментировать и продавливать противоречивые изменения ради того, чтобы сохранить валютный союз из 19 стран. Критики такого курса, прежде всего в Германии, считают, что подобные усилия наносят серьезный ущерб частным банкам и их вкладчикам и могут способствовать усилению финансовой нестабильности.

Те, кто знаком с 63-летней Лагард, говорят, что она способна завладеть вниманием всех, кто находится в одной с ней комнате, и умеет оказывать влияние на окружающих (как правило, мужчин-технократов, как говорит сама Лагард), используя для этого свое личное обаяние. «Ее утонченные манеры доказали свою эффективность в отношениях с пожилыми мужчинами, которые зачастую больше пытаются заявить о себе, чем увидеть картину в целом», – говорит Томас Визер.

Картина стиля руководства, который Лагард способна при­внести в ЕЦБ, сложилась из интервью с министрами финансов, бывшим премьер-министром, высокопоставленными чиновниками, главами центробанков, правительственными советниками, а также сотрудниками и руководством МВФ. Сама Лагард давать интервью отказалась.

Кристин Лагард родилась в Париже и по образованию юрист. Ее профессиональное становление произошло в международной юридической фирме Baker & McKenzie, где она занималась трудовыми спорами, антимонопольным законодательством, а также вопросами слияний и поглощений, то есть была занята в тех областях, где переговоры играют первостепенную роль. В 1999-м она стала первой женщиной, возглавившей эту компанию. В 2005-м, незадолго до мирового финансового кризиса, перешла на госслужбу, став министром финансов Франции.

Кризис евро начался, когда Греция в условиях полного краха фискальной дисциплины утратила доступ к рынкам облигаций, что вызвало отток инвесторов из стран еврозоны с финансовым дисбалансом и подорвало их доверие к будущему еврозоны. Германия сразу же привлекла к решению этой проблемы МВФ с целью заставить страны, имеющие долг,  усилить экономический контроль.

В 2010-м Лагард стала первым министром финансов, открыто предложившим оказать Греции финансовую помощь, чему тогда противились несколько стран, включая Германию. Позже она убедила европейских кредиторов реструктурировать кредиты Греции.

Также Лагард сумела завоевать расположение своенравного Вольфганга Шойбле, на тот момент министра финансов Германии. Эти теплые отношения сохранились и после того, как Лагард возглавила МВФ и повлияла на изменение жесткого подхода фонда к вопросам финансовой помощи странам. Она инициировала проведение внутренней проверки роли МВФ в первоначальной финансовой помощи Греции, которая в итоге оказалась провальной. Требования кредиторов относительно жесткой экономии бюджета, включая сокращение расходов и повышение налогов, привели к столь серьезному экономическому спаду, что в итоге вероятность погашения долга приблизилась к нулю, а позиции популистских политиков наоборот усилились. Берлин все больше раздражался из-за давления МВФ на европейских кредиторов с целью реструктуризации долга Греции. Одни Лагард и Шойбле сохранили теплые отношения.

По словам источника, канцлер Германии Ангела Меркель при встрече с Лагард тоже оценила ее прямолинейность и была впечатлена тем, как та зарекомендовала себя в высших эшелонах власти, где традиционно доминируют мужчины. В 2015 году, когда новое левое правительство Греции попыталось отказаться от мер жесткой экономии, на которых настаивали кредиторы, Меркель и Лагард приложили немало усилий, чтобы Греция не вышла из еврозоны. Решающая встреча состоялась в июне 2015-го в Берлине, куда также прибыли президент Франции, главы ЕЦБ и Еврокомиссии, чтобы выработать основу плана спасения Греции, который оказался бы приемлемым для Германии и позволил Афинам довести его до конца.

проблемная зона.jpg

непогашенный кредит.jpg

Лагард полагала, что ключ к изменению экономической политики МВФ – это поиск тем, «имеющих значимость для макроэкономического развития». В частности, она не раз выступала на темы гендерной интеграции, экономического неравенства, изменения климата и борьбы с коррупцией. И если расчеты, показывающие, что исключение женщин с рынка труда способно снизить потенциальный ВВП ряда стран до 30%, произвели экономисты МВФ, то Лагард стала тем, кто открыто высказался против этой практики, назвав ее «преступным сговором», и это привело к тому, что МВФ начал официально использовать в своих экономических обзорах такие метрики, как участие женщин в рабочей силе. «Возможно, не она собрала эти данные или пришла к этой идее, но она осознала всю их важность, – говорит Шон Хэган, бывший главный советник МВФ. – Лидеры не всегда те, кто делает первоначальный расчет, но именно лидеры понимают всю важность мысли, возводя ее в приоритет. И Лагард делала это очень эффективно».

Кроме того, она активно использовала свои политические связи. Так, Лагард часто выступала в Совете управляющих МВФ, где представлены все 189 стран-членов. Однако если кто-то воспринимал ее инициативы скептически, к примеру бывшие директора, она могла перепрыгнуть через их голову и провести переговоры напрямую с министрами финансов и даже главами государств. По словам Джерри Райса, директора МВФ по коммуникациям, у Лагард хорошие отношения с ведущими политиками мира, однако она предпочитает действовать по существу и находить точки соприкосновения интересов.

Лагард давно привыкла иметь дело с мужчинами в строгих деловых костюмах. Когда восемь лет назад члены Исполнительного совета МВФ проводили с ней интервью при приеме на работу, единственная женщина-директор из 24 членов совета отсутствовала и Лагард пришлось беседовать с 23 директорами-мужчинами. На групповых фотографиях саммитов G-20 и заседаний МВФ Лагард зачастую является единственным ярким пятном на фоне темных мужских костюмов. 

«Есть много того, что можно отнести к личности, и часть моей личности – это, конечно же, то, что я женщина, – заявила она Wall Street Journal в 2015 году. – Возможно, это имеет значение, потому что люди склонны быть территориальными, и у мужчин это проявляется сильнее. Однако поскольку я не представляю физической угрозы, мужчинам не нужно мне ничего доказывать, то есть деловые отношения между мужчиной и женщиной имеют другую природу, и это помогает».

Также Лагард умеет следить за регламентом во время выступлений. Когда она председательствовала на различных заседаниях, то предпочитала не прерывать выступающих. На заседаниях МВФ, чтобы не нарушать регламент, каждому директору она отводила на выступление четыре минуты. По словам бывших членов совета, когда спикер выходил за рамки отведенного ему времени, Лагард начинала постукивать по микрофону до тех пор, пока не заканчивалось выступление, но никогда его не прерывала.

Немецкая обидчивость

«Обидчивость» Германии, вероятно, останется самой большой проблемой Лагард. Эта страна является крупнейшей экономикой еврозоны, и ее политический истеблишмент и общественность были в значительной степени настроены враждебно по вопросам финансового спасения еврозоны и политики стимулирования экономического роста, которую осуществлял Марио Драги. Президент Немецкого федерального банка Йенс Вайдман часто голосовал против курса Драги. 

Протеже Меркель, Аннегрет Крамп-Карренбауэр, в июне заявила о том, что политика ЕЦБ наносит ущерб немецким вкладчикам.

Бывший премьер-министр Финляндии Александр Стубб, во время кризиса в еврозоне занимавший пост министра финансов этой страны, заявил, что поиск баланса между «обидчивостью» Германии и требованиями еврозоны – это та сфера, где политическая проницательность Лагард будет играть более важную роль, чем опыт руководства центральным банком.

«Лагард может отойти от традиционного представления о том, что ЕЦБ должен проводить денежно-кредитную политику независимо от европейских политических лидеров, осуществляющих политику в налоговой, бюджетной, трудовой и экономической сферах, – заявил Олли Рен, глава центробанка Финляндии и член правления ЕЦБ. – Однако независимость вовсе не означает одиночество. Для поддержания экономического роста и создания рабочих мест необходимы согласованные действия в налоговой сфере и структурные реформы в целом».

Йорг Асмуссен, заместитель Шойбле в период кризиса евро, а ныне старший исполнительный директор нью-йоркского банка Lazard Ltd., согласен с этим мнением. «Лагард, возможно, не является экономистом в области монетарной политики, но она является монетарным дипломатом. Она очень обаятельна, и это часть ее политического стиля. Однажды во время безумных министерских встреч в три часа ночи Лагард даже раздавала французские пралине», – вспоминает он.

Один из высокопоставленных европейских чиновников озвучил мысль о наличии опасений, что при назначении политика, отвечающего за денежно-кредитную политику Европы, технократический консенсус может быть заменен политическим расчетом. Он также указал на то, что новый вице-председатель ЕЦБ, испанец Луис де Гиндос, тоже ранее был политиком. Впрочем, Лагард вполне может нивелировать эту обеспокоенность, если вспомнить, как у нее появились технократические заместители. В частности, Пол Томсен, европейский директор и экономист МВФ, представлял ее на ключевых европейских совещаниях, требовавших обширных технических знаний.

По мнению официальных представителей МВФ, ЕЦБ и ряда европейских государств, на своей новой работе Лагард, скорее всего, будет полагаться на Филиппа Лейна, главного экономиста ЕЦБ, и на Томсена. Асмуссен, работавший в Исполнительном совете ЕЦБ, считает, что способность обеспечить преемственность политики Драги, который публично пообещал делать «все, что потребуется», является ключевым моментом. «На вопрос, будет ли новый глава ЕЦБ также делать все возможное, теперь дан ответ. Да, Лагард будет», – говорит Асмуссен.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

20063 просмотра

Кто в Казахстане зарабатывает на финансовых пирамидах

Количество уголовных дел за создание и руководство инвестиционной пирамидой в стране растет уже четыре года подряд

Фото: Depositphotos/JanPietruszka

Тысячи казахстанцев вложили свои деньги в надежде на хорошие дивиденды и остались ни с чем, три десятка отечественных «мавроди» обогатились на сотни миллионов тенге. «Курсив» проанализировал характерные черты, чтобы набросать социальный портрет типичного создателя финансовой пирамиды в Казахстане.

Молодые, активные

По данным Комитета по правовой статистике и спецучетам (КПССУ) Генпрокуратуры РК, за последние пять лет в базе Единого реестра досудебных расследований (ЕРДР) было зарегистрировано 444 правонарушений и уголовных дел по статье 217 УК РК «Создание и руководство инвестиционной пирамидой». В этот объем не входят раскрытые преступные схемы, дела по которым заведены по другой статье – «Мошенничество». Количество лиц, совершивших эти правонарушения, составляет 32 человека.

Статистика КПССУ позволяет разграничить казахстанских последователей МММ по возрасту и роду занятий. Больше половины уличенных в преступ­лении лиц принадлежит к возрастной группе  от 20 до 40 лет, 18%  – это люди от 40 до 49 лет, 15%  – граждане от 50 до 59 лет. Большая часть из них на момент совершения преступления были безработными, имели среднее специальное образование. Лишь 14 человек могли похвастаться дипломами об окончании вузов.

статистика копия-1.jpg

Высший пилотаж

Анализ приговоров самых громких уголовных дел за последние пять лет позволяет разделить всех осужденных по статье 217 УК РК на две группы. 

Первая группа – бизнесмены-самоучки. Мужчины-лидеры, с высшим образованием, ранее не имели проблем с законом, обладают даром убеждения, хитрые, беспринципные, пользуются различными техниками психологического влияния. Имеют квартиру или дом, женаты. Создают масштабные проекты с привлечением большого количества вкладчиков в нескольких городах, много средств тратят на рекламу и маркетинг.

В качестве примера можно назвать Кенесары Карамаева, возглавлявшего казахстанскую ветку международной финансовой пирамиды Questra Holdingins. Легенда и маркетинговый план компании были разработаны иностранными гражданами, предположительно резидентами России, Испании и Кабо-Верде. Кенесары, как первое лицо Questra Holding в Казахстане, открыл 49 офисов компании в 12 регионах страны. Создал команду лидеров, которые вместе привлекли 694 вкладчика. Невозмещенный ущерб от их деятельности составил 454 млн тенге.

Пирамида Questra продавала придуманную электронную валюту QP (эквивалент евро), на которую можно было приобрести инвестиционные пакеты компании стоимостью от 90 до 500 тыс. евро с доходностью от  208 до 336%. Чтобы стать инвес­торами, вкладчики продавали имущество, брали кредиты. Суммы вкладов варьировались от 90 евро до 80 тыс. евро.

Следствие и суд по данному делу длились больше полутора лет. Приговор был оглашен в январе 2020 года. Исходя из судебных документов, Карамаев помог компании привлечь 100 млн евро. Благодаря этому получил статус Super Director и бонус 2,5 млн евро. Говорил, что на поступившие деньги компания выкупила месторождение золота в Африке. Убеждал, что инвес­тиционная политика Questra Holdingins одобрена правительством Казахстана. Промоушены проводил широко, для этого арендовал большие залы.

В суде отрицал, что проводил презентации и открывал офисы, заявил, что «не знал, что компания Questra Holdingins является финансовой пирамидой», объявил себя потерпевшим по делу. Защита была построена на отрицании того, что люди вкладывали деньги, так как в деле нет никаких бухгалтерских документов, сайт компании с персональной информацией сразу же был заблокирован. Приговорен к тюремному заключению сроком на десять лет, члены его команды – на восемь лет.

«Финансовая пирамида – это такой же бизнес, как и любой другой, только незаконный. Основатель инвестпирамиды – лидер, харизматичен, обладает даром убеждения, владеет техниками продаж, знаниями маркетинга, умеет создавать команду. Ведь продукты пирамиды – это тоже товары, которые продвигаются, как и любые другие. Основатель пирамиды вызывает доверие граждан, знает их болевые точки, использует эту информацию для своей выгоды», – комментирует эксперт общественного фонда «Международный центр экономической грамотности» Шынар Елубаева.

По словам специалиста, некоторые казахстанские основатели пирамид организовывали семинары на тему финансовой грамотности, рассказывали, как не стать жертвой инвестиционных пирамид. Все было сделано для того, чтобы усыпить бдительность будущих вкладчиков, развеять сомнения, заинтересовать и выманить деньги.

Подобный подход использовал, например, основатель пирамиды Atlantic Plus из Караганды Станислав Пригодин.

Экономист по образованию, 28-летний парень проводил семинары, раздавал книги по финансовой грамотности, выгодному инвестированию. Придумал собственный продукт – ПАК (пакет единиц услуг расчетной таблицы доходов инвестора) стоимостью от 5 до 35 тыс. тенге с доходностью 7 тыс. тенге в месяц в течение двух лет. Предлагал вкладывать средства в жилищное строительство. Привлек  469 человек, которые потеряли 59 млн тенге.

Пригодин выдумал несуществующую личность – президента компании Э. Кеттлера, который якобы руководит всем. Когда обрушил пирамиду, сам себя уволил, предъявил всем приказ за подписью Кеттлера. На вырученные деньги открыл ломбард и ночной клуб.

Обманывал близких, знакомых, друзей, родственников. На суде заявил, что действительно хотел платить дивиденды. Сел в тюрьму на 6,5 лет.

Аферисты всех мастей

Вторая группа казахстанских «мммщиков» – это безработные, остро нуждающиеся в деньгах женщины, мужчины, имеющие нескольких несовершеннолетних детей. Как правило, основатели несложных одноуровневых пирамид, которые очень быстро обрушивались.

Самый яркий пример – Елена Колесникова из Караганды, основательница ТОО «Финанс Опто Групп», компании, «развивающей 40 направлений бизнеса». Привлекла 3,03 млрд тенге более чем у 1,5 тыс. казахстанцев. Обещала еженедельную прибыль от вклада в размере 14%. Убеждала, что деньги вкладывает в EXPO, службу такси, отделы по продаже техники. На деле оказалось, что единственным бизнесом, связанным с EXPO, было заключение договора на оказание клининговых услуг. Остальные виды бизнеса оказались убыточными. Невозмещенный ущерб составил 380 млн тенге.

В суде Елена свою вину не признала, каждый гражданский иск потерпевших оспаривала, все факты отрицала, вину свалила на своих подчиненных. При вынесении приговора адвокат попросил учесть, что у осужденной трое детей и пожилая мать на иждивении. Получила наказание 4,5 года лишения свободы.

Из этой же серии история жительницы маленького городка Аягоза в ВКО Ляззат Алатаевой, матери восьмерых детей. На момент основания финансовой пирамиды Auto For младшему ребенку был год. 

Алтаева предложила матричную схему пирамиды, когда доход от инвестирования вкладчик получает только после того, как приведет новых участников. Размер вкладов составлял от 11 до 300 тыс. тенге. Прибыль обещала до 1,5 млн тенге плюс автомобиль. Привлекла 8,2 млн тенге, из них 4,5 млн тенге не выплатила. 98 человек подали гражданские иски, но взыскать с Ляззат было нечего. Небольшой  частный дом в Аягозе, где она живет со своим мужем и восемью детьми, находится в залоге у банка. 

С учетом семейного положения получила условный срок 1,5 года. Каждый год на Ляззат Алатаеву подают несколько исков о взыскании долгов по распискам.

«Мошенники в сфере финансовых услуг очень коммуникабельны, умеют производить впечатление на людей. В суде, как правило, такие правонарушители продолжают обманывать, обещать потерпевшим, что выплатят все дивиденды, если их освободят из-под стражи. И обманутые люди вновь им верят, просят суд освободить подсудимых. Основатели финансовых пирамид – хорошие психологи», – высказывает свою точку зрения судья-координатор Восточно-Казахстанского областного суда Назгуль Рахметуллина.

По мнению Назгуль Рахметуллиной, создатели пирамид изначально понимают, что используемая схема не позволит им выплатить обещанные дивиденды, обеспечить возврат денег всем вкладчикам. Банкротство – это единственный исход любой финансовой пирамиды. Поэтому вынуждены приводить всевозможные инструменты убеждения, психологические приемы, чтобы удерживать внимание и доверие вкладчиков как можно дольше.

Именно такими приемами пользовался и житель Усть-Каменогорска Владимир Иринин, осужденный в январе 2020 года за создание финансовой пирамиды «Джет мани». Гражданин РФ привлекал деньги вкладчиков, расклеивая объявления в подъездах домов. Обещал прибыль до 99% годовых, за новых клиентов доплачивал по 12 тыс. тенге. Собрал с доверчивых жителей областного центра ВКО 47 млн тенге, ущерб не возместил.

Суд первой инстанции назначил наказание в виде лишения свободы сроком на четыре года, приняв во внимание двух детей Владимира, младшему из которых было четыре месяца. Однако при пересмотре дела в апелляции оказалось, что своим детям осужденный не помогал, денег на содержание не давал. С учетом этих фактов и жалоб потерпевших областной суд увеличил наказание до шести лет.

Анализ дел прошлого года и факты 2020 года позволяют выявить новый тренд: пирамиды уходят в мессенджеры.

Специалисты МВД предупредили казахстанцев о незаконности предлагаемых в соцсетях игр «Котел» и «Черная касса», где игрокам предлагают вложить 14 тыс. тенге и получить большой доход. Эксперты напоминают: каким бы способом ни распространялась информация о сомнительных инвестиционных компаниях, необходимо критично относиться к предложениям, в которых высокая ставка вознаграждения соседствует с обязанностью привлекать других людей – это главные признаки финансовой пирамиды.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif