Перейти к основному содержанию

15543 просмотра

Эксперты высказались о внедрении единой валюты в Евразийском союзе

Вопрос координации валютной политики периодически обсуждается на евразийском пространстве

Фото: Shutterstock

Создание совета ЕАЭС по курсовой политике, возможно, станет шагом на пути к единому финрынку. Такие мнения были высказаны в ходе опроса экономистов, проведенного Kursiv.kz.

На сайте Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) 17 июля появилось сообщение, в котором в том числе говорится о создании консультационного совета по курсовой политике Евразийского экономического союза. Коллегия ЕЭК одобрила соглашение о создании данного совета. В него войдут руководители национальных (центральных) банков стран – членов ЕАЭС. Такая опция была прописана в Договоре о ЕАЭС (64-я статья).

В этой статье отмечается, что координация курсовой политики осуществляется отдельным органом, в состав которого входят руководители национальных (центральных) банков государств-членов. Порядок деятельности данного консультационного совета определяется международным договором в рамках ЕАЭС. Кроме того, страны союза, согласно документу, «разрабатывают и проводят согласованную валютную политику на основе поэтапного осуществления гармонизации и сближения подходов к формированию и проведению валютной политики в том объеме, в каком это соответствует сложившимся макроэкономическим потребностям интеграционного сотрудничества и создания необходимых организационно-правовых условий на национальном и межгосударственном уровнях для развития интеграционных процессов в валютной сфере, координации и согласования валютной политики».

Финансовый консультант Расул Рысмамбетов рассматривает создание совета по курсовой политике как начало движения к синхронизации финансовых систем внутри ЕАЭС.

«Очевидно, что российская сторона рассматривает вопрос внедрения общей финансовой системы на основе общей платежной системы и в перспективе – пусть и весьма печальной для Казахстана – перехода к единой платежной единице. Вероятнее всего, на начальном этапе российская сторона предложит рассмотреть внешние финансовые и внутренние экономические риски для наших экономик, а затем предложит шаги по их минимизации. После этого россияне предложат внедрить в Казахстане платежную систему МИР», – сказал он.

По мнение Рысмамбетова, следующий шаг – создание единой квазивалюты.  

«После внедрения платежной системы МИР у нас для облегчения платежей российская сторона, вероятнее всего, предложит внедрение квазивалюты, состоящей из портфеля российского рубля, нашего тенге, белорусского рубля, армянского драма и кыргызского сома. Фактически это уже будет общая валюта», – полагает эксперт.

В свою очередь директор Центра макроэкономических исследований Олжас Худайбергенов полагает, что совет по курсовой политике будет чисто номинальной структурой, поскольку главы центробанков ЕАЭС могут совещаться и вне данного образования.

«По сути, это лишь формализация отношений и приведение юридической стороны в соответствие с договором. С другой стороны, Консультационный совет, скорее всего, со временем трансформируется в более серьезную структуру и станет шагом в сторону создания единого центробанка и единой валюты», – сказал он.

Экономист Касымхан Каппаров считает, что пока сложно говорить, какая именно курсовая координация возможна в настоящее время между центробанками ЕАЭС.

«Сложно сказать, какие плюсы это может принести, учитывая, что структура экономик в странах ЕАЭС достаточно разная», – сказал он.

Эксперт полагает, что выравнивать курсовую политику в этих странах будет достаточно сложно, но есть несколько путей ее осуществления.

«Это может быть полная привязка курса друг к другу или просто консультации. Если понимание координации будет наиболее радикальное, что они должны будут согласовывать любые изменения (курса), то технически это будет привязка к соседней валюте и так или иначе это будет потерей суверенитета», – сказал он.

Говоря о возможности введения единой валюты на территории ЕАЭС, экономист отметил наличие этапов на пути к этому.

«Внедрение общей валюты предполагает некоторые этапы, и первым этапом является перевод совместных расчетов на единую валюту, внедрение электронной валюты, как это было с евро, допустим экю, потому что координация валютной политики предполагает, что центр принятия решений находится в одном месте», – сказал Каппаров, вновь добавив, что это будет потерей части суверенитета странами ЕАЭС.

Вопрос координации валютной политики с перспективой возможного перехода к единой валюте ЕАЭС периодически обсуждается на евразийском пространстве. После каждого разговора об этом представители властей, в том числе монетарных, всячески пытаются дезавуировать любое развитие диалога о единой валюте – как на основе российского рубля или другой действующей валюты, так и какой-то новой наднациональной валюты. В марте 2015 года член коллегии (министр) ЕЭК Владимир Гошин сообщил, что финансовый центр ЕАЭС – наднациональный регулятор единого финансового рынка Союза (последний планируется запустить в 2025 году) разместится в Алматы.

Президент РФ Владимир Путин поручил тогда Центробанку и правительству при взаимодействии с центробанками стран – членов ЕАЭС определить дальнейшие направления интеграции в валютной и финансовой сферах с проработкой «целесообразности и возможности создания в перспективе валютного союза». Стоит отметить, что в феврале 2015 года курс тенге укрепился до максимального за последние 10 лет значения – 2,84 тенге за один российский рубль.

В августе 2015 года Национальный банк РК был вынужден девальвировать тенге со 188 до 255 тенге, отпустив нацвалюту в «свободное плавание». 19 июля 2019 года курс достиг 6,11 тенге за рубль, однако даже на этом фоне импорт товаров из РФ продолжает расти.

804 просмотра

Как вели себя в прошлом году курсы валют ряда постсоветских стран

И насколько поведение тенге совпало с теми или иными прогнозами годичной давности

Фото: Shutterstock

На санкции США в отношении России и Китая, политическую напряженность, скачущие цены на нефть национальные валюты Казахстана, России, Узбекистана, Азербайджана, Грузии и Украины реагировали по-разному. 

Из рассматриваемых валют укрепились в прошлом году только три – тенге, рубль и гривна. 

«На курс казахстанской валюты влияли нефть, российский рубль и Нацбанк, – говорит независимый финансовый аналитик Сергей Полыгалов. – Несомненно одно: относительно стабильная нефть стала причиной, которая не позволила тенге ослабеть выше 390 тенге за доллар и благодаря которой сформировался достаточно узкий и стабильный коридор по отношению к доллару».

За 2019 год рубль укрепился к тенге на 11,5%, с 5,52 до 6,16 тенге за рубль. «Российская валюта у себя дома в течение года показывала чудеса роста по отношению к доллару, что не смогло не отразиться и на курсе рубля к тенге. Этот рост дал возможность стабилизировать курс тенге к доллару», – считает Полыгалов.

Также, по его словам, погода на валютном рынке зависит от параметров бюджета страны, хотя регулятор постоянно заявляет о самостоятельном формировании курса тенге. «Есть определенная закономерность свободного плавания. Заключается она в том, что курс тенге достаточно свободно плавает в сторону ослабления, но сопротивляется укреплению по отношению и к доллару, и к рублю», – говорит собеседник.

Стоимость тенге формировалась на фоне роста ВВП в 4% второй год подряд и инфляции в районе 5,4%. «Все это должно было привести к большему укреплению тенге. Но бюджет страны на 2019 год рассчитывался из курса 370 тенге за доллар. Причем дефицит бюджета при этом значении должен был составить 1,6 трлн тенге. Значит, ниже этого порога курс доллара никак не может опуститься, а если его удерживать около 380 и выше, то появляется возможность немного залатать бюджетные дыры», – рассуждает Полыгалов. 

Рубль и гривна 

Российская валюта в 2019 году укрепилась почти на 6%. Этому способствовали рост цен на нефть и улучшающиеся макро­экономические показатели, такие как профицит федерального бюджета (в пределах 1,8% ВВП), стабильная ситуация со счетом текущих операций, замедление инфляции до 3,8%, снижение уровня безработицы с 5 до 4,6%, рост экономики по итогам года на 1,3–1,5%, объясняют аналитики Ассоциации финансистов Казахстана (АФК). 

«В то же время отметим и возросший интерес инвесторов к российским активам ввиду значительного снижения санкционных рисков. Российский фондовый рынок обновлял исторический максимум, а долговой – многолетний», – говорят в АФК.

В пользу рубля была и внешнеполитическая обстановка: 2019 год ознаменовался для России относительным спокойствием в санкционном вопросе. Основной поставщик запретов – США – так и не решился ввести жесткие меры в отношении госдолга РФ, что привело к резкому росту спроса на российские бумаги со стороны нерезидентов. «А это в свою очередь резко повысило спрос на рубль. Еще одна неудача США – у ЕС появилась своя точка зрения в вопросах построения отношений с Россией. Высокие котировки нефти также дали возможность рублю укрепиться по отношению к доллару», – считает Полыгалов.

Украинская валюта росла против доллара с января 2019 года, прерываясь лишь на неглубокие и краткосрочные коррекции. Стабилизацию курса обеспечили притоком иностранного капитала, а также интервенциями местного Центробанка.

Поддержку тенге, рублю и гривне оказывал и сам доллар. По мнению Полыгалова, в минувшем году американская валюта испытывала значительные трудности роста. 

«Масла в огонь подливала и ФРС, которая в 2019 году придерживалась мягкой денежно-кредитной политики, что выразилось в снижении базовой процентной ставки после двухгодичного ее повышения. В этих условиях крупные инвесторы предпочли вкладываться в валюты развивающихся стран», – говорит он. 

0001_15.jpg

Сум, манат, лари 

Другим был год для сума: национальная валюта Узбекистана приблизилась к своему справедливому значению. «Там было два курса – Нацбанка и рыночный (черный). Либерализация валютного режима позволила банкам работать с валютой, что снизило объем черного рынка. Ранее местный Нацбанк устанавливал жесткий курс для импорта и экспорта, не соответствующий рыночным ожиданиям», – отметили в АФК.

Стабильность азербайджанского маната эксперты объясняют политикой Центробанка и правительства. Хотя год назад агентство S&P Global Ratings заявляло, что в 2019–2021 годах стоит ожидать удешевления маната к доллару. По прогнозам S&P, в 2019 году средний курс маната должен был составить 1,79 маната за доллар, в 2020-м – 1,87 маната, в 2021-м – 1,97 маната.

25 июня 2019 года официальный курс национальной валюты Грузии достиг рекордного на тот момент минимума – 2,83 лари за доллар. За день «американец» вырос на 1,4%. Снижение курса произошло на фоне потери российских туристов. Однако министр экономики Грузии Натия Турнава тогда заявила, что падение лари не связано с запретом Россией авиасообщения: «Думаю, речь идет о кратковременном колебании. Что касается вызовов туризма, то это новый вызов, который пока не может повлиять на курс лари. Мы работаем над нейтрализацией кризиса». 

Прогнозы годичной давности

Halyk Finance: «Мы полагаем, что Нацбанк РК и в 2019 году будет следовать своей негласной политике «слабого» тенге к российской валюте, которая, в свою очередь, будет очень чутко реагировать на дальнейшее расширение антироссийских санкций, а также на целенаправленное ослабление рубля со стороны денежных властей РФ в рамках бюджетного правила. Мы полагаем, что при среднегодовой стоимости нефти Brent на уровне $68 за баррель и среднегодовом курсе рубля на уровне 67 рублей за доллар курс тенге сложится на уровне 375 тенге за доллар в среднем за год. Так же как и в 2018 году, в 2019 году котировки на углеводороды будут определять долгосрочный тренд по паре, а изменения по паре USD/RUB будут определять текущие значения национальной валюты».

Аналитический центр АФК: «Профессиональные участники финансового рынка в целом сохраняют умеренные девальвационные ожидания – доллар США в 2019 году подорожает еще на 3% против нацвалюты по отношению к текущему уровню и закрепится на уровне 380,4 тенге. В то же время формирование обменного курса тенге будет по-прежнему происходить под балансом спроса и предложения на валютном рынке. При этом, как показали последние годы, зачастую настроения участников валютного рынка сильно зависят от внешних изменений, в особенности от российского рубля и цен на нефть. В подтверждение этому и ожидания казахстанских экспертов о том, что сонаправленное движение тенге и рубля сохранится в 2019 году». 

Экономист Олжас Худайбергенов (на пресс-конференции 7 ноября 2018 года): «Внешний долг Казахстана превысит 200% от ВВП к 2022 году. Нестабильная внешняя конъюнктура приведет к серии девальваций, вследствие чего номинальный ВВП в долларовом выражении упадет ниже $100 млрд. Ухудшение ситуации в банковском секторе приведет к росту внешних заимствований, в том числе госсектором, из-за чего внешний долг вырастет с $164 млрд до 200 млрд. Казахстан вернется в начало 2000-х годов в части экономических реформ: от Нацбанка снова будет отделено Агентство по финнадзору, а также воссоздано Агентство по стратегическому планированию или его аналог. Будет возвращено частное управление пенсионными активами».

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance