В Казахстане стали брать больше ипотечных займов

Их количество увеличилось почти на треть

Фото: Shutterstock

По итогам апреля 2019 года совокупная ссудная задолженность по кредитам физических лиц составила 6,2 трлн тенге, увеличившись с начала года на 2,8%. Одновременно с этим растет и количество выдаваемых кредитов – 12,17 тыс. единиц. 

По данным финрегулятора, объем кредитования банками экономики на конец апреля 2019 года составил 12 566,7 млрд тенге (рост за месяц на 0,7%). Объем кредитов юридическим лицам уменьшился на 0,1% до 7 029,5 млрд тенге, а вот объем займов физическим лицам напротив вырос на 1,9% до 5 537,2 млрд тенге.

Рост ипотечных кредитов

В тоже время «Первое кредитное бюро» (ПКБ) сообщает, что двигателем рынка по объемам выдач в апреле были потребительские кредиты без залога и ипотечные кредиты. Прирост объемов по экспресс-кредитам составил порядка 19%, а ипотека прибавила целых 28%.

«В последние несколько лет условия по ипотечному кредитованию стали достаточно лояльными. Во-первых, у нас действуют государственные программы, работают социальные программы, которые поддерживают ипотечный рынок. Есть АО «Жилстройсбербанк» который дает ипотеку под 7% и после прохождения определенного периода можно снизить ставку до 5%. То есть это очень хорошие условия. Сейчас, например, «Жилстройсбербанк» выдает порядка 70% ипотеки в Казахстане. Люди доверяют этому банку, копят деньги и получают ипотечные кредиты. Во-вторых, тенговые кредиты очень выгодны для казахстанцев, поэтому люди даже если имеют возможность купить квартиру, предпочитают взять длинную тенговую ипотеку и выплачивать ее по графику», - отметила в комментариях «Курсиву» исполнительный директор ПКБ Асем Нургалиева

С учетом всего этого, по ее мнению, ипотечные объемы по рынку очень сильно возросли. А поскольку средний чек по таким кредитам очень высокий, то соответственно растет и доля выдачи по ипотечному кредитованию. 

Рост – росту рознь

Что касается розничного кредитования то и здесь наблюдается рост, но лишь в некоторых сегментах финансового рынка. В структуре портфеля вновь выросла доля потребительских беззалоговых кредитов (до 54,4%), а доля залоговых потребительских кредитов, потеряв 0,5%, опустилась до 11,8%.

Согласно недавно проведенным исследованиям ПКБ по закредитованности рынка, в основном прирастает сегмент до 150 тысяч тенге.
 
«Как правило это доли посткредитов, товарных кредитов и рассрочки. Сейчас люди предпочитают взять тенговую рассрочку на что-то, товары в кредит, нежели выплачивать всю сумму сразу, поэтому в портфеле финансовых организаций выдача прирастает. Как правило, это короткие кредиты, сроком до одного года. И учитывая, что займы небольшие, то эти кредиты хорошо возвращаются. В этот сегмент идет очень много БВУ и соответственно на фоне этого наблюдается и улучшение качества самого розничного портфеля»,- говорит Асем Нургалиева.

По данным ПКБ, в апреле месячные объемы выдач физлицам сильно выросли и впервые перевалили за 300 млрд тенге, при этом количество кредитов не показало заметного изменения. Средний чек выдач в мае, соответственно, подскочил и превысил уровень 500 тыс. тенге. 

Однако на начало мая задолженность по кредитам физических лиц достигла 6,2 трлн тенге, увеличившись по сравнению с предыдущим месяцем на 1,4%. Средняя задолженность на одного заемщика по итогам апреля 2019 года составила 914 тыс. тенге. По данным ПКБ, эта сумма по сравнению с данными за март увеличилась на 13 тыс. тенге. Относительно начала этого года указанный показатель вырос на 1,1%. Таким образом, на начало мая средняя задолженность на одного заемщика достигла 914 тыс. тенге.

Вместе с тем средний размер кредита в апреле составил 510 тыс. тенге. Отношение количества займов к числу заемщиков за месяц также выросло с 1,77 до 1,79.

Индекс кредитного здоровья (ИКЗ - процент заемщиков с действующими кредитными обязательствами с вероятностью дефолта 10% и ниже) по итогам апреля составил 66 пунктов, это значит, что доля «хороших» заемщиков составила 66,0%. Но и доля находящихся в дефолте выросла в апреле с 18,5% до 19,1%. В то же время, как сообщает ПКБ, количество заемщиков, находящихся в сильной зависимости от рыночной конъюнктуры уменьшилось с 15,6% до 14,9%. 

Между тем уровень NPL (без учета списанных за баланс кредитов) в совокупной сумме ссудной задолженности составил 13,3%, уменьшившись за месяц на 0,1%, а относительно начала года снижение составило 0,8%. 

В сегменте розничного кредитования доля NPL Восточный Казахстан занимает 7 строчку – 10,4%. В лидерах по невозврату займов более 90 дней оказались южные регионы Казахстана: Алматы – 22,8%; Жамбылская обл. – 22,3%; Алматинская область – 16; Шымкент – 15,6%. Меньше всего доля NPL в Атырауской и Мангистауской областях – 7,4% и 7% соответственно. 

В целом, по данным ПКБ в структуре выдач доля беззалоговых потребительских кредитов составила около 64%, а ипотеки 22%, а в портфеле – 54,7% и 25,6% соответственно. Ситуацию в автокредитовании аналитики ПКБ охарактеризуют как стагнацию. Доля автокредитов в выдачах 5%, а в портфеле – 6,8%. Сектор кредитования юридических лиц – стабилен. Портфель бизнес-кредитования практически не изменился в апреле (-0,1%), оставшись на уровне 16,4 трлн. тенге. Около 91,5% от совокупного объема выданных кредитов пришлись на БВУ, доля МФО составила 1,2%, доля прочих подросла до 7,3%.

Кто лидерах?

Анализируя, кто более всех оказался активен на кредитном рынке, эксперты ПКБ отмечают, что в апреле доля БВУ в общих объемах не сильно поменялась (91,5%), доля МФО составила 5,2%, а вот компании онлайн-кредитования в апреле не смотря на рост объемов, потеряли свою долю, которая откатилась к 2,9%.

«Стоит отметить, что весенний период сам по себе является активным бизнес-сезоном. В этот период очень сильно активизируются банки, а доля всех остальных небанковских кредитов автоматически сокращается. Но при этом доля онлайн кредитов действительно очень маленькая. Все-таки существует некоторая неопределенность на рынке, это то, что касается финансирования и онлайн кредитования в части регуляции. В результате все это в целом отражается на сдержанности бизнеса по выдаче займов онлайн. Но можно предположить, что с принятием нового закона об МФО будет правильное понимание движения рынка. Когда станет понятно куда он будет идти, то, скорее всего инвесторы, возможно, возобновят свою кредитную активность. Но также не исключено, что она останется на том же уровне, который наблюдается сейчас», - отмечает Асем Нургалиева.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Какие цифровые тренды есть в банковской системе Казахстана

Мнение первого заместителя председателя правления Halyk Bank Антона Мусина

Фото: Shutterstock.com

Когда мы говорим о цифровизации, надо понимать, что банковский сектор Казахстана находится в более выгодном положении, чем финансовый рынок развитых стран. У нас нет старых IT-систем, устоявшихся привычек и поставщиков, от которых сложно избавиться. Цифровым финансовым технологиям страны не больше 20 лет, и нам это на руку. 

Очевидный цифровой тренд банковской системы, который нельзя не замечать, – это движение в направлении Open Banking. Уточню, Open Banking – это комплекс решений и процессов, позволяющих банкам надежно обмениваться финансовой информацией и услугами в электронном виде и с разрешения клиентов. Открывая доступ к своим данным и продуктам через прикладной программный интерфейс (API), банк позволяет сторонним разработчикам эффективно интегрировать банковские услуги с финансовыми и нефинансовыми приложениями и сервисами. А уже при взаимодействии потребителей появляются дополнительные возможности, при этом открытая экономика Open Banking позволяет получить новое качество финансовых услуг.

В Европе Open Banking внед­ряется в соответствии с требованиями регулятора (в частности, европейская директива PSD2), в нашей стране вопрос об открытом банкинге пока носит лишь рекомендательный характер. Отдельно стоит отметить, что и в мире, и в Казахстане ключевая сложность с внедрением тренда Open Banking связана с монетизацией. 

Например, в последнем отчете консалтинговой компании McKinsey «Next Generation Technology transformation in Financial Services» говорится, что в среднем в мире 2% API являются полноценно публичными интерфейсами и 7% – парт­нерскими. Все остальные API используются только для задач внутренней интеграции, и, я полагаю, Казахстан в этом смысле повторяет эту тенденцию.

Грубо говоря, мы пытаемся играть на новом цифровом поле, но пока не очень понимаем, как на этом зарабатывать. В любом случае в ближайшее время мы увидим реализацию очень интересных проектов в этой сфере как в Казахстане, так и во всем мире.

Еще одно поле, которое наша страна продолжает осваивать, – это создание собственных развитых платежных систем. Например, в государствах ЕС локальные карточные системы работают на рынке уже более 10 лет, в соседней России несколько лет назад создали как национальную систему платежных карт – «МИР», так и систему быстрых платежей – «СБП». Это достаточно успешные проекты, имеющие существенное положительное влияние на финансовый рынок.

По этому же пути движется Казахстан. Так, Нацбанк, например, выстроил собственную инфраструктуру и пытается развивать мгновенные платежи, другие локальные игроки также создают собственные системы. С рыночной точки зрения такие проекты в первую очередь сильно влияют на повышение конкуренции игроков в этой сфере и давят еще больше на их классические комиссионные доходы, снижая их до минимума. При этом банки пытаются искать другие способы компенсации потерь, стараясь сохранить обороты классического платежного бизнеса.

Кстати, данный тренд становится особенно актуальным в условиях пандемии. В последнем отчете компании Accenture «10 ways COVID-19 impacting payments» отмечается, что объемы платежных транзакций существенно снизились на всех рынках. Например, в Великобритании более чем на 50% упал объем транзакций в розничной торговле, на 78% – в туризме. Происходит смещение объема платежей в электронную торговлю, но даже там аналитики ждут замедления по разным причинам, например из-за ограничений физических цепочек поставок товаров, пострадавших в кризис. 

Платежные системы и банки реагируют изменением своей тарифной политики и предложением новых платежных сервисов на рынке, направленных на поддержку электронной торговли или, например, на разработку сервисов по распределению помощи государства населению. Казахстан во многом повторяет глобальные тенденции. В области развития собственных платежных систем, несмотря на возможные риски для существующих бизнес-моделей, победят игроки с продуманным планом действий, не боящиеся происходящих изменений и пытающиеся реализовать новые возможности. 

Готовы ли банки к цифровой революции

Если честно, я в слово «революция» не сильно верю. Финансовые институты развиваются эволюционно. До сих пор розничные банки сильно завязаны на клиентское поведение, так как очень большое количество людей все равно предпочтет физический контакт: им важно приходить в отделение. Поэтому я не верю в концепцию чисто цифрового банка как работающую бизнес-модель для всех, хотя такие банки существуют и многие из них – достаточно успешно (здесь лидирует Юго-Восточная Азия, есть как минимум один прекрасный пример в России и несколько успешных стартап-проектов в Европе). Тем не менее банки большинства стран мира не отказываются от собственных сетей, поэтому я не думаю, что в Казахстане ситуация развернется иным образом. 

Подчеркну, цифровизация не съест традиционный банкинг, скорее будет какая-то коллаборация продуктов: банки еще больше пойдут в отрасли высоких технологий, а технологичные компании зайдут глубже в финансовые сервисы. При этом мы и наши коллеги готовы эволю­ционировать, ведь по сравнению с другими отраслями в цифровые технологии банкиры вкладывают куда больше средств, энергии и человеческих ресурсов.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg