У доллара появились конкуренты

Санкции против Ирана подталкивают Европу и Индию к созданию систем международных расчетов, не предусматривающих использование американской валюты

Фото: Paul Yeung / Bloomberg News

Союзники США ищут возможность выйти из-под американского контроля за международной торговлей и разрабатывают альтернативные системы платежей, которые не зависели бы от американской валюты.

В роли катализатора этого процесса выступило принятое в прошлом году решение администрации Трампа возобновить торговые санкции против Ирана после выхода США из ядерной сделки 2015 года. Великобритания, Германия и Франция не поддержали режим санкций, предусматривающий запрет на долларовые транзакции с иранскими банками. Теперь эти страны совершенствуют систему расчетов, которая позволила бы европейским компаниям торговать с Ираном, не используя доллары.

Происходящим недовольны и в Индии: Иран является давним торговым партнером страны, Индия нуждается в иранской нефти. В ноябре прошлого года Индия начала использовать альтернативную систему платежей, и, согласно данным по поставкам, эту систему теперь активно используют различные международные компании, имеющие торговые связи с иранскими предприятиями, находящимися под санкциями.

Китай и Россия также стремятся вырваться из-под контроля США и продвигают собственные решения как альтернативу глобальной системе банковских переводов, которую Вашингтон эффективно контролирует. При этом торговые сделки упомянутые страны заключают в юанях и рублях, не используя доллары.

Dollar top.PNG

Поскольку мировая торговля осуществляется в долларах, США обладают исключительной властью практически над любой организацией, которая занимается импортом или экспортом. И это обстоятельство уже давно беспокоит противников Америки, поскольку делает их уязвимыми перед торговыми санкциями США.

Новые системы платежей не отменят доминирование доллара в мировой торговле, хотя и снизят способность США диктовать свою политику другим странам, в том числе и по вопросам санкций. С другой стороны, они облегчат жизнь криминалитету и террористам, давно пытающимся обойти доллар, чтобы вывести деньги из-под контроля США.

Белый дом отказался комментировать попытки других стран использовать в международной торговле альтернативу доллару. При этом, по словам высокопоставленного представителя администрации, США работают над тем, чтобы обеспечить доступность нефти на долларовых рынках из других источников, помимо Ирана, и «довести экспорт нефти из Ирана до нуля».

Выступая в марте в Конгрессе, заместитель министра финансов США Сигал Манделкер заявила, что «те, кто участвует в действиях, целью которых является обойти санкции США, рискуют столкнуться с серьезными последствиями, включая потерю доступа к финансовой системе США и возможности вести бизнес с Соединенными Штатами».

По словам Джейкоба Дж. Лью, бывшего министра финансов администрации Барака Обамы, США рискуют потерять часть того влияния, которое они имели долгие годы.

«Для тех, кто вынужден или просто хочет избежать контроля со стороны США, сейчас в мире есть все возможности», – отмечает он.

im-77789.jpg

Иранская нефтяная платформа в Персидском заливе. Фото: Ali Mohammedi / Bloomberg News

Мировые стандарты

Эпоха мирового господства доллара началась на исходе Второй мировой войны. Тогда экономика США была наиболее устойчивой в мире, а курс доллара очень высоким. По словам Крейга Пирронга, профессора Хьюстонского университета и специалиста по платежным системам, высокая ликвидность американской валюты и основанная на Федеральном резерве эффективная банковская система США сделали торговлю в долларах более дешевой и удобной, чем в других валютах.

На практике это работает следующим образом: канадская лесопромышленная компания продает пиленый лес покупателю во Франции. Французский банк покупателя и банк продавца в Канаде осуществляют расчеты в долларах через «банки-корреспонденты», которые имеют счета в ФРС. Деньги моментально переводятся между счетами банков в ФРС, поскольку статус банков-корреспондентов означает, что они считаются надежными контрагентами.

При этом США полагают, что использование этих счетов означает, что каждая такая транзакция технически проходит через территорию США, что обеспечивает Вашингтону законную юрисдикцию над ними. И поскольку использование большинства других валют относительно неудобно и дорого, для сохранения доступа к долларам многие страны и компании будут делать все, что потребуют США.

В связи с недавним обострением напряженности по поводу ядерной сделки с Ираном официальный Тегеран угрожает отказаться от ряда своих обязательств, если не получит определенных экономических выгод. Главы внешнеполитических ведомств Великобритании, Германии и Франции в совместном заявлении выразили обеспокоенность по этому поводу и отвергли ультиматум Ирана.

Однако крах достигнутых ранее договоренностей может повлиять и на планы европейских государств по внедрению новой системы расчетов Instex.

euro dollar.PNG

В Индии подобная система расчетов уже активно используется. И хотя предполагалось, что она будет способствовать поддержанию торговли с компаниями и товарами, не подпадающими под санкции, анализ таможенных данных, проведенный The Wall Street Journal, показывает: эта система расчетов позволяет торговать в том числе и с теми иранскими компаниями, которые были включены в американский черный список.

24 января компания Punjab Bevel Gears Ltd. – производитель запчастей из индийского города Газиабада – отправила иранскому предприятию Iran Tractor Manufacturing Co. комплектующих для тракторов на сумму около $71 тыс. При этом министерство финансов США рассматривает эту компанию как «террористическую организацию» и заявляет, что будет использовать санкции против любой компании в мире, которая торгует с этим иранским предприятием. Сама фирма Iran Tractor Manufacturing Co. на просьбу прокомментировать ситуацию не ответила.

По словам Мохана Сингха, отвечающего за экспортные поставки в Punjab Bevel Gears, компания использовала индийскую систему расчетов. При этом тот факт, что покупатель подпадает под санкции Сингха, ничуть не беспокоит, поскольку «правительство Индии экспорт в Иран не запрещает. И это ровно то, что мы и сделали», – отмечает он.

Еще большую угрозу доминированию США представляют действия европейских стран. В прошлом году на одной из пресс-конференций министр финансов Франции Брюно Ле Мэр заявил: «Я хочу, чтобы Европа была суверенным континентом, а не вассалом, что в том числе предусматривает наличие абсолютно независимых финансовых инструментов».

Примерно тогда же министр иностранных дел Германии Хейко Маас писал, что «крайне важно, чтобы мы укреп­ляли европейскую автономию путем создания независимых от США платежных каналов».

В Европе об этом задумались после того, как США пообещали предпринять меры против Swift, бельгийской межбанковской системы передачи информации и совершения платежей, в том случае, если из нее не будут исключены иранские банки. В ответ Германия, Франция и Великобритания приняли решение о создании собственного «инструмента поддержки торговых обменов», или коротко Instex.

В основе системы, которая пока еще реально не работает, будет евро – вторая по востребованности в международной торговле валюта в мире. На первоначальном этапе система позволит торговать с Ираном теми товарами, на которые новые санкции США не распространяются, например потребтоварами и лекарственными препаратами. Система необходима, поскольку санкции США запрещают долларовые операции с иранскими банками даже тогда, когда речь идет о товарах, не подпадающих под санкции. Когда же Instex начнет работать в полную силу, участники системы смогут торговать с Ираном фактически любыми товарами.

На пресс-конференции в феврале вице-президент США Майк Пенс заявил, что европейские страны пытаются «отменить американские санкции против кровавого революционного режима в Иране». В свою очередь, официальные представители ЕС говорят о том, что Instex создается с целью выполнения ранее достигнутых договоренностей с Ираном.

Европейская система, исключающая использование доллара, по сути, основана на том же механизме, что и многовековая система расчетов хавала, популярная на Ближнем Востоке и в Азии. В рамках этой системы люди платят наличными в одном офисе, а получатель забирает эквивалентную сумму в совершенно другом регионе, без реального передвижения денег.

К примеру, в случае с продажей медикаментов немецкой компанией иранскому покупателю система Instex будет работать следующим образом: немецкий экспортер получит оплату не от покупателя, а от другой европейской компании, которая импортирует из Ирана любые другие товары. Аналогичным образом в Иране покупатель лекарственных препаратов оплатит сумму контракта экспортеру этих товаров. Доллары в этих транзакциях не используются, и это означает, что США не будут иметь юрисдикции над этими сделками.

Если европейская инициатива направлена лишь на обход санкций против Ирана, то усилия Китая в этом смысле гораздо шире. С целым рядом стран, включая Турцию и Пакистан, Пекин заключил соглашения, предусматривающие торговлю с Китаем в юанях.

По данным банка ING Groep, озвученным в прошлом году, в 2013 году на сделки в юанях и рублях приходилось менее 7% товарооборота между Китаем и Россией. В 2017 году речь шла уже о более 18%. Таким образом, если Китай будет вести расчеты с компаниями, подпадающими под санкции, в юанях, то США будет сложно выявить такие сделки и помешать им.

Даже если такие альтернативные системы расчетов станут популярными, доллар, вероятно, продолжит доминировать в международной торговле еще долгие годы.

В 2016 году (это самые свежие доступные данные) на доллар приходилось 88% ежедневных сделок на валютном рынке объемом в $5 трлн в день – таковы данные Банка международных расчетов.

Кроме того, евро испытывает на себе давление, связанное с политической неопределенностью в Европе, а китайский юань страдает из-за официальных ограничений на валютные потоки и из-за обеспокоенности по поводу дальнейшего роста экономики КНР.

im-77761.jpg

Индия, давний торговый партнер Ирана, закупающий его нефть, начала использовать альтернативную систему расчетов в ноябре. Фото: Jagadeesh Nv / EPA / Shutterstock

США требуют от иностранных государств соблюдать американские законы, касающиеся борьбы с отмыванием денег и коррупцией. После терактов 11 сентября Вашингтон начал использовать контроль над долларами для усиления надзора за мировыми денежными потоками, чтобы ограничить финансирование террористических организаций. И это означало смену политики США в сторону использования доллара для достижения политических целей.

К примеру, в результате санкций со стороны США от мировой финансовой системы в значительной степени были отрезаны Северная Корея, Сирия и Аль-Каида. Также американские политики использовали возможность США контролировать доллар для того, чтобы финансово ослабить авторитарные режимы, потенциальные ядерные державы и силы, намеревающиеся подорвать выборы в демократических странах.

Альтернативная система международных расчетов в Индии по своей концепции аналогична европейской, однако в настоящее время она используется только для сделок с иранской нефтью, на которые США предоставили Индии временную отсрочку. Однако в апреле Вашингтон заявил, что эта отсрочка будет аннулирована. The Wall Street Journal на прошлой неделе сообщил, что Индия уже прекратила прямые закупки иранской нефти, по крайней мере, временно.

im-77760.jpg

В апреле госсекретарь Майк Помпео заявил, что США больше не будут отменять санкции для потребителей нефти Ирана. Фото: Andrew Caballero-Reynolds / Agence France-Presse / Getty Images

Торговля с Ираном

Издание WSJ провело анализ таможенных данных о более чем пяти тысячах январских отгрузок из Индии в Иран, и это исследование показало, что сотни из них были осуществлены иранским компаниям, на владельцев которых распространяются санкции США. Даже американские и европейские компании использовали индийскую систему платежей для поставок товаров Ирану вопреки санкциям.

По словам Аджая Сахая, исполнительного директора Федерации индийских экспортных организаций, в текущем году Индия намерена экспортировать в Иран товаров на сумму $3,5 млрд, что примерно на 25% больше, чем в прошлом году. Сахай надеется, что индийское правительство сможет «убедить США в необходимости импортировать нефть из Ирана» с тем, чтобы индийские экспортеры могли продолжать торговать с Ираном. И хотя местная система расчетов предназначена для упрощения торговли только с теми компаниями, на которые не распространяются санкции, г-н Сахай признает, что индийским экспортерам приходится доверять иранским коллегам в отношении того, как именно будет использоваться поставляемый товар, что создает риск его перепродажи тем предприя­тиям, которые находятся под санкциями.

Тот факт, что индийской системой расчетов пользовалась одна фирма из США, говорит о том, что даже те компании, которые соблюдают режим, ищут способы обойти банковский запрет на ведение бизнеса с Ираном.

9 января индийский филиал медицинской компании Colorcon Inc. (со штаб-квартирой в Пенсильвании) получил оплату в размере примерно $9 тыс. за поставку лекарственных препаратов иранской фирме Sobhan Oncology. По информации вашингтонской компании Kharon, которая использует открытые данные для выявления взаимосвязей между компаниями, подпадающими под санкции, Sobhan принадлежит структурам, чей бенефициар подотчетен непосредственно верховному лидеру Ирана.

По данным министерства финансов США, собственник компании Sobhan Oncology вовлечен в «процесс генерирования доходов для высшего иранского руководства» и «оказывает содействие правительству Ирана с целью обойти санкции со стороны США и международного сообщества».

При этом Colorcon разрешено торговать с иранскими компания­ми, поскольку на поставляемые компанией товары распространяется лицензия, разрешающая экспорт продуктов питания и медицинских товаров. И хотя компания не может торговать с предприятиями, связанными с террористическими организациями, она может сотрудничать с компаниями, которые, как и владельцы Sobhan, подлежат санкциям только из-за связей с иранским правительством.

Как рассказала юрист Colorcon Джанет Ким, «практическая реальность» заключается в том, что большинство банков не станут проводить подобные транзакции из-за опасений вести какие-либо дела с Ираном вообще. Поэтому Colorcon была вынуждена провести оплату через индийский платежный механизм. Теоретически, говорит главный юрисконсульт Colorcon Брюс Рид, компания могла бы получить оплату в долларах или в любой другой валюте. Но на практике «единственная валюта, эффективная для торговли сегодня, – это рупии», – отмечает он.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

banner_wsj.gif

 

Какие цифровые тренды есть в банковской системе Казахстана

Мнение первого заместителя председателя правления Halyk Bank Антона Мусина

Фото: Shutterstock.com

Когда мы говорим о цифровизации, надо понимать, что банковский сектор Казахстана находится в более выгодном положении, чем финансовый рынок развитых стран. У нас нет старых IT-систем, устоявшихся привычек и поставщиков, от которых сложно избавиться. Цифровым финансовым технологиям страны не больше 20 лет, и нам это на руку. 

Очевидный цифровой тренд банковской системы, который нельзя не замечать, – это движение в направлении Open Banking. Уточню, Open Banking – это комплекс решений и процессов, позволяющих банкам надежно обмениваться финансовой информацией и услугами в электронном виде и с разрешения клиентов. Открывая доступ к своим данным и продуктам через прикладной программный интерфейс (API), банк позволяет сторонним разработчикам эффективно интегрировать банковские услуги с финансовыми и нефинансовыми приложениями и сервисами. А уже при взаимодействии потребителей появляются дополнительные возможности, при этом открытая экономика Open Banking позволяет получить новое качество финансовых услуг.

В Европе Open Banking внед­ряется в соответствии с требованиями регулятора (в частности, европейская директива PSD2), в нашей стране вопрос об открытом банкинге пока носит лишь рекомендательный характер. Отдельно стоит отметить, что и в мире, и в Казахстане ключевая сложность с внедрением тренда Open Banking связана с монетизацией. 

Например, в последнем отчете консалтинговой компании McKinsey «Next Generation Technology transformation in Financial Services» говорится, что в среднем в мире 2% API являются полноценно публичными интерфейсами и 7% – парт­нерскими. Все остальные API используются только для задач внутренней интеграции, и, я полагаю, Казахстан в этом смысле повторяет эту тенденцию.

Грубо говоря, мы пытаемся играть на новом цифровом поле, но пока не очень понимаем, как на этом зарабатывать. В любом случае в ближайшее время мы увидим реализацию очень интересных проектов в этой сфере как в Казахстане, так и во всем мире.

Еще одно поле, которое наша страна продолжает осваивать, – это создание собственных развитых платежных систем. Например, в государствах ЕС локальные карточные системы работают на рынке уже более 10 лет, в соседней России несколько лет назад создали как национальную систему платежных карт – «МИР», так и систему быстрых платежей – «СБП». Это достаточно успешные проекты, имеющие существенное положительное влияние на финансовый рынок.

По этому же пути движется Казахстан. Так, Нацбанк, например, выстроил собственную инфраструктуру и пытается развивать мгновенные платежи, другие локальные игроки также создают собственные системы. С рыночной точки зрения такие проекты в первую очередь сильно влияют на повышение конкуренции игроков в этой сфере и давят еще больше на их классические комиссионные доходы, снижая их до минимума. При этом банки пытаются искать другие способы компенсации потерь, стараясь сохранить обороты классического платежного бизнеса.

Кстати, данный тренд становится особенно актуальным в условиях пандемии. В последнем отчете компании Accenture «10 ways COVID-19 impacting payments» отмечается, что объемы платежных транзакций существенно снизились на всех рынках. Например, в Великобритании более чем на 50% упал объем транзакций в розничной торговле, на 78% – в туризме. Происходит смещение объема платежей в электронную торговлю, но даже там аналитики ждут замедления по разным причинам, например из-за ограничений физических цепочек поставок товаров, пострадавших в кризис. 

Платежные системы и банки реагируют изменением своей тарифной политики и предложением новых платежных сервисов на рынке, направленных на поддержку электронной торговли или, например, на разработку сервисов по распределению помощи государства населению. Казахстан во многом повторяет глобальные тенденции. В области развития собственных платежных систем, несмотря на возможные риски для существующих бизнес-моделей, победят игроки с продуманным планом действий, не боящиеся происходящих изменений и пытающиеся реализовать новые возможности. 

Готовы ли банки к цифровой революции

Если честно, я в слово «революция» не сильно верю. Финансовые институты развиваются эволюционно. До сих пор розничные банки сильно завязаны на клиентское поведение, так как очень большое количество людей все равно предпочтет физический контакт: им важно приходить в отделение. Поэтому я не верю в концепцию чисто цифрового банка как работающую бизнес-модель для всех, хотя такие банки существуют и многие из них – достаточно успешно (здесь лидирует Юго-Восточная Азия, есть как минимум один прекрасный пример в России и несколько успешных стартап-проектов в Европе). Тем не менее банки большинства стран мира не отказываются от собственных сетей, поэтому я не думаю, что в Казахстане ситуация развернется иным образом. 

Подчеркну, цифровизация не съест традиционный банкинг, скорее будет какая-то коллаборация продуктов: банки еще больше пойдут в отрасли высоких технологий, а технологичные компании зайдут глубже в финансовые сервисы. При этом мы и наши коллеги готовы эволю­ционировать, ведь по сравнению с другими отраслями в цифровые технологии банкиры вкладывают куда больше средств, энергии и человеческих ресурсов.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg