Перейти к основному содержанию
6310 просмотров

Все брокеры Казахстана выполняют новый норматив ликвидности

В таком виде нормативы больше не используются нигде в мире – это новация НБРК

Фото: Shutterstock

Все казахстанские брокеры и дилеры выполняют новые нормативы по коэффициентам ликвидности, утвержденные Нацбанком РК. Об этом говорится в последнем отчете регулятора на начало текущей весны.

Напомним, коэффициент ликвидности – это отношение суммы ликвидных активов к обязательствам компании, то есть ликвидные активы делятся на обязательства. Этот показатель для инвесткомпаний повышается республиканским регулятором с прошлого года. Ежедневное значение коэффициента ликвидности у брокеров с 1 июля 2018 года должно составлять не менее 1,2; с 1 января 2019 года - не менее 1,3; с 1 января 2020 года – не менее 1,4; с 1 января 2021 года - не менее 1,5.

Инвестиции наполовину

Год от года растут лишь десятые доли в нормативе ликвидности у брокеров, и, казалось бы, в этом нет напряжения. Однако, рост этих десятых долей ограничивает возможность брокеров покупать активы на заемные средства; или если смотреть глобально, то этот коэффициент ограничивает возможность финансовых институтов эффективно использовать капитал. Данный норматив ликвидности именно в таком виде, или же с таким смыслом, больше не используется нигде в мире – это абсолютная новация НБРК.

За сухими цифрами всегда кроются истории полученной или упущенной прибыли для инвестора. Что такое коэффициент ликвидности в реальной жизни?

К примеру, формируется брокерская компания, куда вливается капитал $1 млн для получения прибыли. Компания принимает решение инвестировать в акции нефтетранспортной компании (НК): она является стабильным эмитентом, платит хорошие дивиденды. Взвесив все «за» и «против», инвесткомпания покупает акций НК на $1 млн, соответственно в портфеле компании оказывается ликвидный актив на миллион долларов, на который будет начисляться дивиденд 5-8%. Обязательств у компании нет, как следствие – коэффициент ликвидности хороший.

Далее, эксперты инвестиционной компании видят, что в краткосрочный период можно хорошо заработать на акциях, например, энерготранспортной компании (ЭК), скажем 30%: прогноз хороший, скоро финансовый отчет выйдет, в котором финансисты увидят положительные результаты, и вероятную прибыль, которая может оказаться выше прогнозной. Принимается решение привлекать деньги для покупки акций ЭК под купленные акции НК – это сделка РЕПО. Компания закладывает на месяц купленные ранее акции НК на $1 млн в реальных деньгах, и на эти деньги покупаются акции ЭК, чтобы через месяц продать их с прибылью 30%. В этой ситуации коэффициент равен 2: $1 млн (акции НК) плюс $1 млн (акции ЭК) делим на $1 млн (РЕПО). Рассматриваемая ситуация с коэффициентом ликвидности 2 соответствует новым нормативам регулятора.

После этого, аналитики компании сигналят: проценты по валютным депозитам упали до 1%. Это значит, что прямо сейчас инвесторы начнут покупать валютные облигации, следовательно, цена этих бумаг будет расти. Компания закладывает акции ЭК и получает $1 млн деньгами на неделю, на которые покупает облигации. Эти ценные бумаги берутся буквально на неделю, так как инвестор быстро среагирует, и начнет покупать облигации, цена вырастет, после чего, эти облигации можно будет продать с доходом. Совершив эту сделку, коэффициент ликвидности компании станет 1,5: $1 млн (акции НК) плюс $1 млн (акции ЭК) плюс $1 млн (облигации) делим на $2 млн (обязательства по двум РЕПО).

По всем законам деятельности брокерских компаний в Казахстане – все активы клиентов учитываются на отдельных счетах, не связанных с брокерским. Если же брокер не может выполнить обязательства, то ценные бумаги и деньги клиентов переводятся другому брокеру, клиент защищен.

Другие правила игры у казахстанских банков второго уровня, которые берут деньги на депозиты, формируют из них базу, и пользуются этими деньгами. Брокер же – это операционист, он выполняет распоряжения клиентов и параллельно торгует своим личным портфелем, а пруденциальное регулирование сопоставимо с банковским. В итоге, новые нормативы не соответствует международной практике; для банков составляет 0,3, а для брокерских организаций – 1,3, с 1 января 2021 года - не менее 1,5; требует 1,5-кратного увеличения ликвидных активов над обязательствами; лишает брокеров возможности рефинансировать свой портфель; не дает привлечь ликвидность на определенные инструменты.

У банков все спокойно

Совершенно другие требования у регулятора к банкам. Ведь обязательства БВУ перед клиентами должны покрываться на 40% от высоколиквидных активов при пруденциальном нормативе 0.3 (30%). Напомним, норматив по брокерам через несколько лет будет 1,5. При этом банки могут занимать деньги без залога и инвестировать в проекты с различной степенью риска. Хотя банковский кредитный портфель является более рисковым инструментом размещения ликвидности с более длинными сроками, а также с залогами, подверженными риску обесценения.

Стоит отметить, что все средства клиентов банков являются источником ликвидности для размещения БВУ – это депозиты, текущие счета клиентов банков, государственные программные деньги. В итоге, самый качественный кредитный портфель БВУ не будет являться ликвидным активом.

Все это создает значительный перекос в пользу банковского сектора в рамках расчетов пруденциальных нормативов на примере коэффициента ликвидности. Если же применить данную методику расчета коэффициента ликвидности брокеров-дилеров на баланс БВУ, то можно наблюдать нарушение норматива по минимальному требованию коэффициента даже с учетом того, что общие активы содержат в себе кредитный портфель и переоцененные неликвидные залоги. Иначе говоря, коэффициент ликвидности, к которому ведут брокеров, не выполняется сейчас ни одним банком в Казахстане.

1_4.jpg

2122 просмотра

Региональные МФО не переживут нововведений Нацбанка

Меры будут полезны лишь тем, кто сможет пережить основное нововведение – повышение размера уставного капитала

Коллаж: Вадим Квятковский

Микрофинансовые организации, обслуживающие население небольших городов и районов, не видят для себя будущего на рынке кредитования, считая, что грядущие изменения пруденциальных требований поставят крест на их деятельности. Представители МФО полагают, что нововведения отразятся и на их постоянных клиентах, которым сложно получать займы в БВУ.

Слабое звено

МФО, работающие в малых городах и сельских зонах Казахстана, могут покинуть рынок. По мнению представителей организаций, для них именно таким итогом станет очередное ужесточение правил деятельности компаний небанковского сектора. 

Соответствующий указ в июле текущего года подписал президент Казахстана, Национальный банк приступил к разработке постановления. В целом планируемые изменения направлены на стабилизацию сектора микрокредитования. Документ был разработан для недопущения неконтролируемого роста долговой нагрузки населения, а также для повышения уровня ответственности игроков рынка за выполнение договорных обязательств. 

Как сообщал в конце ноября «Курсиву» председатель Ассоциации микрофинансовых организаций Казахстана (АМФОК) Ербол Омарханов, для всех участников сектора устанавливается единый предельный размер годовой эффективной ставки в 56% годовых. Сейчас предельная ставка по розничным займам у БВУ и МФО не должна превышать 56%, но у компаний онлайн-кредитования она пока ограничена 100%.

Будут отменены комиссии и вознаграждения за оформление и выдачу займов. Планируется введение допустимого уровня кредитной долговой нагрузки клиентов, которые к тому же должны будут подтверждать доход выше прожиточного минимума. Объем операций может сократиться, но дополнительно компании смогут зарабатывать в качестве платежных агентов и на рынке ценных бумаг.

В зоне риска

Однако все эти меры будут полезны лишь тем МФО, которые смогут пережить основное нововведение – повышение размера уставного капитала. Предполагается, что с 1 января по 1 июля 2020 года он должен будет составлять 30 млн тенге. С 1 июля 2021 года увеличится до 50 млн, а к 1 июля 2022 года – до 100 млн тенге. В АМФОК подсчитали, что в настоящее время почти половина действующих микрокредитных компаний имеют уставный капитал менее 50 млн тенге. Они – в зоне риска.

«Среди них мы, работающие в небольших населенных пунктах, где живут люди, не обладающие огромными деньгами. Наша МФО, созданная крестьянскими хозяйствами, прошла перерегистрацию в 2016 году. Тогда условие о наличии уставного капитала в 30 млн тенге мы выполнили, необходимые требования для ведения этого бизнеса соблюдаем. Теперь вряд ли сможем продолжать», – делится мнением с «Курсивом» директор ТОО «Микрофинансовая организация СельхозКредит» Елена Бугубаева.

ТОО работает с жителями Зыряновска и Катон-Карагайского района ВКО. По словам Елены Бугубаевой, за микрозаймами обращаются местные небольшие КХ и физические лица. В основном деньги берут на приобретение скота, на потребительские цели. 

«Наши клиенты не обращаются в банки, так как имущество в селе в залог там не принимают. А мы идем навстречу и таким образом выполняем социальную функцию, задолженности не имеем. И так сельский житель живет много хуже, чем городской, теперь ему вообще перекрывают кислород. И нам тоже», – говорит г-жа Бугубаева.

Она также считает, что Нацбанку необходимо разрабатывать и применять новые требования, используя дифференцированный подход, с учетом местоположения МФО, объемов проводимых операций.

С ней солидарна и руководитель МФО «Алтын Пайда» Ирина Мицык из Рудного Костанайской области.

«У нас в клиентах определенный контингент – пенсионеры, физлица. Бизнеса в процентном отношении меньше. Мы не взимаем комиссии за выдачу займа, готовы и дальше следовать указаниям регулятора. Но увеличение порога уставного капитала приведет к закрытию маленьких региональных, но нужных населению компаний», – рассуждает Ирина Мицык.

При этом руководители МФО не считают приемлемым выходом слияние мелких компаний ради наращивания уставного капитала. Не готовы они и переходить в нишу онлайн-кредитования. 

Кому беда, кому – выгода

Однако есть и такие компании, кто не против перемен. Так, по словам руководителя МФО из Караганды FinansInvest Владимира Литвинова, уставный фонд его компании сегодня составляет 100 млн тенге. По его словам, МФО тесно работает с предпринимателями, но при наличии надежной кредитной истории поддержку получают и физические лица. Размер займов может быть разным – от 200 тыс. до 3 млн тенге и выше.

«Для мелких компаний ужесточение мер будет менее выгодно, но для стабильных компаний, которые не первый год на рынке, это хорошо. И даже выгодно, потому что уйдут мелкие конкуренты. Но и это не главное. Мы абсолютно положительно относимся к открывающимся возможностям по работе с ценными бумагами, так как это еще одна возможность для привлечения средств со стороны. Это интересно», – считает Владимир Литвинов.

По его мнению, своевременна и мера по повышению уровня требований к заемщикам.

«Это защитит микрофинансовые организации, так как пока закон зачастую на стороне клиентов, которые должны уже понимать, что по счетам платить необходимо», – уверен Владимир Литвинов.

Каков масштаб потерь?

Если Нацбанк не внесет корректировки, смягчающие условия по формированию уставного капитала, часть микрокредитных компаний покинет рынок. Это признают многие, но никто не берется назвать хотя бы примерное число «потерь». Тем временем по всем регионам страны в настоящее время проходят судебные разбирательства по искам территориальных подразделений регулятора к микрокредитным организациям, не прошедшим государственную перерегистрацию до 1 января 2016 года, как того требовало законодательство. Одним из условий для осуществления процедуры явилось наличие уставного капитала в 30 млн тенге. «Курсив» запросил официальную информацию по числу исков, чтобы понять, сколько МКО этот рубеж не преодолело.

«Территориальные филиалы Национального банка наделены полномочиями по подаче с января 2019 года исков в суды о принудительной ликвидации или реорганизации микрокредитных организаций, не прошедших государственную перерегистрацию в соответствии с пунктом 1 статьи 31 Закона о МФО. В связи с чем в 2019 году филиалами Национального Банка проведена активная работа по подаче исков в суды о принудительной ликвидации или реорганизации микрокредитных организаций. Так, по состоянию на 01.08.2019 г. всего подано исков о принудительной ликвидации/реорганизации в суды в отношении 293 микрокредитных организаций, из которых решения о принудительной ликвидации/реорганизации на указанную дату вынесены в отношении 198 микрокредитных организаций», – говорится в официальном ответе Национального банка на запрос «Курсива».

Вместе с тем стоит отметить, что в реестре, опубликованном на сайте регулятора, числится лишь 175 действующих МФО (данные на 18 ноября 2019 года).

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance