Перейти к основному содержанию

1047 просмотров

Узбекские налоговики и бизнесмены поспорили с независимым экономистом

По подсчетам экономиста, образовался «огромный дефицит бюджета»

Фото: Shutterstock

Государственный Налоговый комитет (ГНК) Узбекистана заявил о том, что налоговое бремя в стране снижается. Так ГНК ответил на критику со стороны независимого узбекского экономиста Абдуллы Абдукадырова. Недавно он опубликовал на платформе telegra.ph статью с анализом итогов экономических реформ в 2018- начале 2019 годов. 
 
По его мнению, в экономике Республики Узбекистан (РУз) впервые за многие годы образовался «огромный дефицит бюджета». Ссылаясь на мнение не названных им аналитиков, он приводит цифру 4% ВВП. Вдобавок, по подсчетам экономиста, наблюдается дефицит внешнеторгового баланса – минус $2 млрд по итогам 2018 года, а также неуклонное сокращение золотовалютных резервов. Абдулла Абдукадыров в своем материале зафиксировал скачкообразный рост внешнего государственного долга, гиперинфляцию, превышающую 20% в год и снижение реальных доходов на душу населения при отсутствии внятной социальной политики. 

Также автор статьи пожаловался на высокие кредитные ставки для стандартных коммерческих проектов (на уровне 22-23% годовых) и субсидированные – для «политически мотивированных» проектов (по 7-8% годовых), «огромный размер» невозвратных кредитов коммерческих банков, а также «снижение деловой активности предпринимателей вследствие роста стоимости финансовых ресурсов с одновременным ростом налогового бремени». В итоге аналитик сделал вывод о появлении предпосылок экономического кризиса – банки вынуждены кредитовать инвесторов строительства, самих строителей, покупателей жилья и брать в залог это же жилье, которое, по его мнению, продается все хуже. Также он зафиксировал «снижение деловой активности предпринимателей вследствие роста стоимости финансовых ресурсов с одновременным ростом налогового бремени».

Отметим, что Абдулла Абдукадыров не привел каких-либо расчетов, приведших его к таким выводам.
 
Пост экономиста вызвал большой отклик среди пользователей соцсетей. В частности, свою точку зрения высказал предприниматель, глава крупнейшей в Узбекистане сети супермаркетов Коrzinka.uz Зафар Хашимов. В своем телеграм-канале бизнесмен заметил, что дефицит бюджета в экономике был всегда, даже больше, чем сейчас, и вообще, в наличии дефицита бюджета в стране с растущей экономикой нет ничего удивительного. Также он отметил, что отрицательное сальдо внешней торговли – норма для узбекской экономики. «Если бы импорт не обогнал экспорт, то это привело бы к укреплению курса сума, в результате был бы поставлен барьер на пути роста экспорта», – считает бизнесмен.

Заявление о гиперинфляции он просто счел не соответствующим действительности, но согласился с жалобой на завышенные ставки по коммерческим кредитам при избирательном применении субсидированных ставок.
  
В свою очередь узбекские налоговики у себя на сайте выложили официальный ответ Абдулле Абдукадырову. ГНК Республики Узбекистан отметил снижение налоговой нагрузки на фонд оплаты труда, достигнутого с помощью введения единой ставки налога на доходы физических лиц в размере 12%, отмены страховых взносов граждан во внебюджетный Пенсионный фонд (8%), а также снижения ставки единого социального платежа (ЕСП) с 15 до 12%.

По данным ГНК, снижению налогового бремени на бизнес способствовала отмена обязательных отчислений в государственные целевые фонды, взимаемых с оборота (выручки) юридических лиц в размере 3,2%, снижения ставки налога на прибыль юридических лиц с 14% до 12% и снижения ставки налога на прибыль, взимаемого у источника выплаты, по доходам в виде дивидендов и процентов с 10% до 5%.
 
«В-третьих, реализуются меры по снижению негативного воздействия совершенствования налоговой политики на плательщиков упрощенного режима налогообложения путем снижения ставки налога на имущество юридических лиц с 5% до 2%. Цифры говорят сами за себя – налоговое бремя заметно снижается», – резюмируется в сообщении ведомства. 

Вопросы, касающиеся инфляции, кредитных ставок и внешнеторгового баланса налоговое ведомство затрагивать не стало.

655 просмотров

Как вели себя в прошлом году курсы валют ряда постсоветских стран

И насколько поведение тенге совпало с теми или иными прогнозами годичной давности

Фото: Shutterstock

На санкции США в отношении России и Китая, политическую напряженность, скачущие цены на нефть национальные валюты Казахстана, России, Узбекистана, Азербайджана, Грузии и Украины реагировали по-разному. 

Из рассматриваемых валют укрепились в прошлом году только три – тенге, рубль и гривна. 

«На курс казахстанской валюты влияли нефть, российский рубль и Нацбанк, – говорит независимый финансовый аналитик Сергей Полыгалов. – Несомненно одно: относительно стабильная нефть стала причиной, которая не позволила тенге ослабеть выше 390 тенге за доллар и благодаря которой сформировался достаточно узкий и стабильный коридор по отношению к доллару».

За 2019 год рубль укрепился к тенге на 11,5%, с 5,52 до 6,16 тенге за рубль. «Российская валюта у себя дома в течение года показывала чудеса роста по отношению к доллару, что не смогло не отразиться и на курсе рубля к тенге. Этот рост дал возможность стабилизировать курс тенге к доллару», – считает Полыгалов.

Также, по его словам, погода на валютном рынке зависит от параметров бюджета страны, хотя регулятор постоянно заявляет о самостоятельном формировании курса тенге. «Есть определенная закономерность свободного плавания. Заключается она в том, что курс тенге достаточно свободно плавает в сторону ослабления, но сопротивляется укреплению по отношению и к доллару, и к рублю», – говорит собеседник.

Стоимость тенге формировалась на фоне роста ВВП в 4% второй год подряд и инфляции в районе 5,4%. «Все это должно было привести к большему укреплению тенге. Но бюджет страны на 2019 год рассчитывался из курса 370 тенге за доллар. Причем дефицит бюджета при этом значении должен был составить 1,6 трлн тенге. Значит, ниже этого порога курс доллара никак не может опуститься, а если его удерживать около 380 и выше, то появляется возможность немного залатать бюджетные дыры», – рассуждает Полыгалов. 

Рубль и гривна 

Российская валюта в 2019 году укрепилась почти на 6%. Этому способствовали рост цен на нефть и улучшающиеся макро­экономические показатели, такие как профицит федерального бюджета (в пределах 1,8% ВВП), стабильная ситуация со счетом текущих операций, замедление инфляции до 3,8%, снижение уровня безработицы с 5 до 4,6%, рост экономики по итогам года на 1,3–1,5%, объясняют аналитики Ассоциации финансистов Казахстана (АФК). 

«В то же время отметим и возросший интерес инвесторов к российским активам ввиду значительного снижения санкционных рисков. Российский фондовый рынок обновлял исторический максимум, а долговой – многолетний», – говорят в АФК.

В пользу рубля была и внешнеполитическая обстановка: 2019 год ознаменовался для России относительным спокойствием в санкционном вопросе. Основной поставщик запретов – США – так и не решился ввести жесткие меры в отношении госдолга РФ, что привело к резкому росту спроса на российские бумаги со стороны нерезидентов. «А это в свою очередь резко повысило спрос на рубль. Еще одна неудача США – у ЕС появилась своя точка зрения в вопросах построения отношений с Россией. Высокие котировки нефти также дали возможность рублю укрепиться по отношению к доллару», – считает Полыгалов.

Украинская валюта росла против доллара с января 2019 года, прерываясь лишь на неглубокие и краткосрочные коррекции. Стабилизацию курса обеспечили притоком иностранного капитала, а также интервенциями местного Центробанка.

Поддержку тенге, рублю и гривне оказывал и сам доллар. По мнению Полыгалова, в минувшем году американская валюта испытывала значительные трудности роста. 

«Масла в огонь подливала и ФРС, которая в 2019 году придерживалась мягкой денежно-кредитной политики, что выразилось в снижении базовой процентной ставки после двухгодичного ее повышения. В этих условиях крупные инвесторы предпочли вкладываться в валюты развивающихся стран», – говорит он. 

0001_15.jpg

Сум, манат, лари 

Другим был год для сума: национальная валюта Узбекистана приблизилась к своему справедливому значению. «Там было два курса – Нацбанка и рыночный (черный). Либерализация валютного режима позволила банкам работать с валютой, что снизило объем черного рынка. Ранее местный Нацбанк устанавливал жесткий курс для импорта и экспорта, не соответствующий рыночным ожиданиям», – отметили в АФК.

Стабильность азербайджанского маната эксперты объясняют политикой Центробанка и правительства. Хотя год назад агентство S&P Global Ratings заявляло, что в 2019–2021 годах стоит ожидать удешевления маната к доллару. По прогнозам S&P, в 2019 году средний курс маната должен был составить 1,79 маната за доллар, в 2020-м – 1,87 маната, в 2021-м – 1,97 маната.

25 июня 2019 года официальный курс национальной валюты Грузии достиг рекордного на тот момент минимума – 2,83 лари за доллар. За день «американец» вырос на 1,4%. Снижение курса произошло на фоне потери российских туристов. Однако министр экономики Грузии Натия Турнава тогда заявила, что падение лари не связано с запретом Россией авиасообщения: «Думаю, речь идет о кратковременном колебании. Что касается вызовов туризма, то это новый вызов, который пока не может повлиять на курс лари. Мы работаем над нейтрализацией кризиса». 

Прогнозы годичной давности

Halyk Finance: «Мы полагаем, что Нацбанк РК и в 2019 году будет следовать своей негласной политике «слабого» тенге к российской валюте, которая, в свою очередь, будет очень чутко реагировать на дальнейшее расширение антироссийских санкций, а также на целенаправленное ослабление рубля со стороны денежных властей РФ в рамках бюджетного правила. Мы полагаем, что при среднегодовой стоимости нефти Brent на уровне $68 за баррель и среднегодовом курсе рубля на уровне 67 рублей за доллар курс тенге сложится на уровне 375 тенге за доллар в среднем за год. Так же как и в 2018 году, в 2019 году котировки на углеводороды будут определять долгосрочный тренд по паре, а изменения по паре USD/RUB будут определять текущие значения национальной валюты».

Аналитический центр АФК: «Профессиональные участники финансового рынка в целом сохраняют умеренные девальвационные ожидания – доллар США в 2019 году подорожает еще на 3% против нацвалюты по отношению к текущему уровню и закрепится на уровне 380,4 тенге. В то же время формирование обменного курса тенге будет по-прежнему происходить под балансом спроса и предложения на валютном рынке. При этом, как показали последние годы, зачастую настроения участников валютного рынка сильно зависят от внешних изменений, в особенности от российского рубля и цен на нефть. В подтверждение этому и ожидания казахстанских экспертов о том, что сонаправленное движение тенге и рубля сохранится в 2019 году». 

Экономист Олжас Худайбергенов (на пресс-конференции 7 ноября 2018 года): «Внешний долг Казахстана превысит 200% от ВВП к 2022 году. Нестабильная внешняя конъюнктура приведет к серии девальваций, вследствие чего номинальный ВВП в долларовом выражении упадет ниже $100 млрд. Ухудшение ситуации в банковском секторе приведет к росту внешних заимствований, в том числе госсектором, из-за чего внешний долг вырастет с $164 млрд до 200 млрд. Казахстан вернется в начало 2000-х годов в части экономических реформ: от Нацбанка снова будет отделено Агентство по финнадзору, а также воссоздано Агентство по стратегическому планированию или его аналог. Будет возвращено частное управление пенсионными активами».

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance