Отменить банковскую тайну для чиновников и топ-менеджеров нацкомпаний предлагают депутаты

Имеются в виду зарубежные счета, или оффшоры

Фото: Shutterstock.com

С соответствующим запросом обратились к премьер-министру Аскару Мамину и генеральному прокурору Гизату Нурдаулетову депутаты фракции партии «Ак жол».

«Коррупция является главной проблемой современного Казахстана. Именно она подрывает экономику, демотивирует бизнес, служит причиной нарастающего разрыва между богатыми и бедными, ведет к социальной напряженности в обществе. Практически в каждом товаре и каждой услуге сегодня заложена так называемая коррупционная рента – доля откатов и взяток, что ведет к необоснованному росту цен, за который расплачивается население», – сказал депутат мажилиса Азат Перуашев, оглашая запрос на пленарном заседании палаты 22 мая.

«О масштабах коррупции наглядно говорит тот факт, что, по данным международных экспертов Global Financial Integrity, из Казахстана в оффшоры незаконно выведено более $167 млрд. Иначе говоря, коррупционеры украли из страны денег в два раза больше, чем Казахстан накопил за все годы независимости от продажи нефти. Вот почему, несмотря на показатели ВВП, близкие к Восточной Европе, жизнь рядовых казахстанцев европейской никак не назовешь. Потому что львиная доля ВВП расхищается и не влияет на уровень жизни внутри страны», – отметил он.

«Фракция «Ак жол», начиная с 2012 года, постоянно поднимает проблему борьбы с этим грабежом нации. Мы регулярно требуем от уполномоченных органов наладить работу по возвращению в Казахстан украденных миллиардов, однако лучшим из публичных результатов пока является недавнее возвращение 180 млн тенге, то есть около полумиллиона долларов», – сказал депутат.

Нужно приветствовать и этот результат, отметил он, но его размеры несопоставимы с потерями.

«Причем процесс продолжается ударными темпами, если учесть, что 7 лет назад те же международные эксперты сообщали лишь о 138 млрд выведенных (из Казахстана) долларов. Поэтому не менее важной задачей остается не только возврат ранее украденных средств, но и пресечение продолжающегося вывода за рубеж незаконных капиталов. В этом плане весьма характерно формирование определенного поведения лиц, склонных к таким преступлениям даже при высоком риске разоблачения. Их циничная логика в том, чтобы успеть спрятать за рубежом похищенные средства. И даже будучи осужденными, они рассчитывают через год-полтора выйти на УДО и спокойно уехать к своим капиталам, которые никогда не смогли бы заработать честным трудом», – сказал Перуашев.

Эту мотивацию, по его словам, первыми раскрыли на Западе, в связи с чем, например, в ряде штатов США к лицам, осужденным за коррупцию, наряду со сроками в 10-15 лет запрещается применять досрочное освобождение.

«Аналогичная норма недавно введена в Белоруссии, которая гласит, что, цитирую, не подлежат условно-досрочному освобождению или замене более мягким наказанием лица, осужденные за совершение коррупционных преступлений. Такой же законопроект внесен в государственную думу Российской Федерации. И только в нашей стране, несмотря на гигантские суммы хищений и вымогательств, лица, вроде бы громко осужденные на длительные сроки, без лишнего шума освобождаются при первой возможности. Не приходится сомневаться, что многие из них благополучно убывают к припасенным заначкам, которых с лихвой хватит на шикарную жизнь в более комфортных странах», – сказал депутат.

«В этой связи фракция «Ак жол» считает необходимым прекратить прикрывать коррупционеров с ссылками на гуманизацию. Гуманность нужно проявлять именно к собственному народу и обобранным предпринимателям, а не тем, кто их грабит», – отметил депутат.

«В этой связи мы предлагаем: первое – ввести в уголовное законодательство нормы, препятствующие условно-досрочному освобождению лиц, осужденных за коррупцию; второе – запретить осужденным коррупционерам даже по отбытии заключения покидать страну вплоть до полного возмещения похищенных средств. Если рядовые граждане порой не могут выехать на отдых из-за задолженности по налогу на автомобиль, то такая мера тем более целесообразна в отношении лиц, официально признанных коррупционерами», – сказал Перуашев.

«Третье – несмотря на отрицательные ответы на предыдущие обращения мы вновь предлагаем отметить принцип банковской тайны для зарубежных счетов высокопоставленных госслужащих, включая членов правительства, руководителей национальных компаний и аффилированных с ними лиц. Если требование честно распоряжаться гигантскими народными средствами для кого-то из них покажется неприемлемым, думаю, среди 18 млн граждан республики всегда найдутся более открытые и готовые к прозрачной работе люди. Главной целью предлагаемых шагов является пресечение дальнейших потерь государства и бизнеса от хищений и вымогательств. Считаем, что эта тема приобретает особую актуальность в связи с активизацией политической жизни и появлением непроверенных сообщений о бегстве капиталов сомнительного происхождения», – резюмировал он.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Какие цифровые тренды есть в банковской системе Казахстана

Мнение первого заместителя председателя правления Halyk Bank Антона Мусина

Фото: Shutterstock.com

Когда мы говорим о цифровизации, надо понимать, что банковский сектор Казахстана находится в более выгодном положении, чем финансовый рынок развитых стран. У нас нет старых IT-систем, устоявшихся привычек и поставщиков, от которых сложно избавиться. Цифровым финансовым технологиям страны не больше 20 лет, и нам это на руку. 

Очевидный цифровой тренд банковской системы, который нельзя не замечать, – это движение в направлении Open Banking. Уточню, Open Banking – это комплекс решений и процессов, позволяющих банкам надежно обмениваться финансовой информацией и услугами в электронном виде и с разрешения клиентов. Открывая доступ к своим данным и продуктам через прикладной программный интерфейс (API), банк позволяет сторонним разработчикам эффективно интегрировать банковские услуги с финансовыми и нефинансовыми приложениями и сервисами. А уже при взаимодействии потребителей появляются дополнительные возможности, при этом открытая экономика Open Banking позволяет получить новое качество финансовых услуг.

В Европе Open Banking внед­ряется в соответствии с требованиями регулятора (в частности, европейская директива PSD2), в нашей стране вопрос об открытом банкинге пока носит лишь рекомендательный характер. Отдельно стоит отметить, что и в мире, и в Казахстане ключевая сложность с внедрением тренда Open Banking связана с монетизацией. 

Например, в последнем отчете консалтинговой компании McKinsey «Next Generation Technology transformation in Financial Services» говорится, что в среднем в мире 2% API являются полноценно публичными интерфейсами и 7% – парт­нерскими. Все остальные API используются только для задач внутренней интеграции, и, я полагаю, Казахстан в этом смысле повторяет эту тенденцию.

Грубо говоря, мы пытаемся играть на новом цифровом поле, но пока не очень понимаем, как на этом зарабатывать. В любом случае в ближайшее время мы увидим реализацию очень интересных проектов в этой сфере как в Казахстане, так и во всем мире.

Еще одно поле, которое наша страна продолжает осваивать, – это создание собственных развитых платежных систем. Например, в государствах ЕС локальные карточные системы работают на рынке уже более 10 лет, в соседней России несколько лет назад создали как национальную систему платежных карт – «МИР», так и систему быстрых платежей – «СБП». Это достаточно успешные проекты, имеющие существенное положительное влияние на финансовый рынок.

По этому же пути движется Казахстан. Так, Нацбанк, например, выстроил собственную инфраструктуру и пытается развивать мгновенные платежи, другие локальные игроки также создают собственные системы. С рыночной точки зрения такие проекты в первую очередь сильно влияют на повышение конкуренции игроков в этой сфере и давят еще больше на их классические комиссионные доходы, снижая их до минимума. При этом банки пытаются искать другие способы компенсации потерь, стараясь сохранить обороты классического платежного бизнеса.

Кстати, данный тренд становится особенно актуальным в условиях пандемии. В последнем отчете компании Accenture «10 ways COVID-19 impacting payments» отмечается, что объемы платежных транзакций существенно снизились на всех рынках. Например, в Великобритании более чем на 50% упал объем транзакций в розничной торговле, на 78% – в туризме. Происходит смещение объема платежей в электронную торговлю, но даже там аналитики ждут замедления по разным причинам, например из-за ограничений физических цепочек поставок товаров, пострадавших в кризис. 

Платежные системы и банки реагируют изменением своей тарифной политики и предложением новых платежных сервисов на рынке, направленных на поддержку электронной торговли или, например, на разработку сервисов по распределению помощи государства населению. Казахстан во многом повторяет глобальные тенденции. В области развития собственных платежных систем, несмотря на возможные риски для существующих бизнес-моделей, победят игроки с продуманным планом действий, не боящиеся происходящих изменений и пытающиеся реализовать новые возможности. 

Готовы ли банки к цифровой революции

Если честно, я в слово «революция» не сильно верю. Финансовые институты развиваются эволюционно. До сих пор розничные банки сильно завязаны на клиентское поведение, так как очень большое количество людей все равно предпочтет физический контакт: им важно приходить в отделение. Поэтому я не верю в концепцию чисто цифрового банка как работающую бизнес-модель для всех, хотя такие банки существуют и многие из них – достаточно успешно (здесь лидирует Юго-Восточная Азия, есть как минимум один прекрасный пример в России и несколько успешных стартап-проектов в Европе). Тем не менее банки большинства стран мира не отказываются от собственных сетей, поэтому я не думаю, что в Казахстане ситуация развернется иным образом. 

Подчеркну, цифровизация не съест традиционный банкинг, скорее будет какая-то коллаборация продуктов: банки еще больше пойдут в отрасли высоких технологий, а технологичные компании зайдут глубже в финансовые сервисы. При этом мы и наши коллеги готовы эволю­ционировать, ведь по сравнению с другими отраслями в цифровые технологии банкиры вкладывают куда больше средств, энергии и человеческих ресурсов.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

qazexpocongresskz.jpg