Перейти к основному содержанию

857 просмотров

Казахстанцы всё активнее пользуются платёжными картами

При этом от наличных платежей отказываться пока не спешат

Фото: Shutterstock.com

По данным Национального банка РК, на 1 апреля 2019 года в обращении находилось 24,4 млн платежных карт (по сравнению с ситуацией на аналогичную дату 2018 года – рост на 21,5%). Так уж повелось, что наиболее распространенными в Казахстане являются дебетные карты, их доля составляет 75,6%, доля кредитных карт – 20,8%. Рост доли кредитных карт происходит довольно медленно – за три года этот он составил менее 30%. 

Что еще важно? Можно констатировать, что история с местным пластиком заканчивается – наступила эпоха безраздельного властвования международных платежных систем (МПС). Для справки: на аналогичную дату 2018 года у Altyn Card (выпускает АО «Народный Банк Казахстана») и на одноименную карту «Ситибанка Казахстан») приходилось около 86 тысяч карт. По состоянию на 1 апреля текущего года – всего лишь 800 единиц. И еще одно замечание: регулятор относительно недавно поменял некоторые незначительные детали в статистике. Но они лишь на первый взгляд являются таковыми, а на второй – существенными. Речь идет о разделе «Использование на территории РК платежных карт, выпущенных казахстанскими и иностранными эмитентами, в разрезе среды проведения операции», где он добавляет к интернету в той же строке мобильный телефон, что означает, что смартфоны, точнее, транзакции, совершаемые с их помощью, начинают быть очень заметными в статистике.

Основная доля безналичных платежей совершена посредством POS-терминалов (58,3% и 37,3% от общего количества и объема безналичных платежей) и интернет/мобильного банкинга (40,8% и 60,8% соответственно). Операции по выдаче наличных денег в основном совершались посредством банкоматов (91,9% и 85,1% от общего количества и объема операций по выдаче наличных денег).

Источник хорошей статистики 

Этот раздел статистики оказался самым горячим (количество операций в интернете по картам, эмитированным в Казахстане + мобильный телефон). По итогам марта количество транзакций к аналогичному периоду 2018-го возросло почти в три раза, а к 2017 году и вовсе почти в семь раз. Добавим к этому анемичный рост заработных плат, которые лишь в прошлом году стали показывать какие-то заметные признаки оживления, чтобы понять, что этот тренд имеется структурный характер. Подробности на графике.

5645164_0.jpg

Второй показатель, который, находится в статусе «ведомого» у ранее рассмотренного – объем операций в интернете по картам + мобильный телефон. По итогам марта объем операций к аналогичному периоду 2018-го вырос почти в 2,7 раза – до 463 млрд тенге, а если провести сравнение с тем, что было в первом месяце весны 2017 года, то рост составил почти 8,4 раза (подробнее на графике 2). Сегодня этот показатель занимает около 60% во всех безналичных транзакциях по картам. И эта доля заметно растет из года в год: еще в марте 2018 года – это около 47%, а в 2017-м за тот же период – 35%.

Средний чек стагнирует

Средний чек по операциям в интернете по картам и мобильным телефонам практически не растет – в марте текущего года он составил 13863 тенге. Если точнее, то рост год к году – номинальный – всего-то около 2%, а с 2017-го – 31%. Тут можно поразмышлять, что транзакции посредством мобильных телефонов как бы разводняют этот показатель – известно, что средний чек по таким операциям небольшой и составляет что-то около 2-3 тысяч тенге.

И несколько слов о безналичных операциях по картам в целом, прежде чем перейдем к кэшу – понятно, что это еще один сильный показатель. В марте текущего года – это 777 млрд тенге против 359 млрд тенге годом ранее (рост в 2,16 раза). Если уйти глубже и сравнить показатель 2019-го с тем, что было у рынка в 2017-м, то рост пятикратный.

Его величество Кэш

Операции по выдаче наличных с карт. В марте 2019 года – это 1,2 трлн тенге. На ту же самую дату 2017 года этот же показатель находился на уровне 834 млрд тенге, а 2018-го – чуть больше триллиона. То есть, среднегодовые темпы роста на горизонте трех лет составляют около 20%. Теперь, собственно о среднем чеке – в марте 2019-го этот параметр составлял 42000 тенге против 47500 тенге годом ранее. И против 43500 тенге в 2017-м.

В нескольких предложениях

Первое – в Казахстане стали абсолютно доминировать МПС. Второе – год начался для пластика хорошо – показатели сильно ушли вверх, по крайней мере, по трем параметрам – количество транзакций в интернете и с помощью мобильных телефонов, объем по этим операциям, а также объем безналичных операций по картам в целом. Третье – перспективы для платежных карт выглядят неплохо – экономика показывает признаки оживления, есть надежда, что за этим потянется рост заработных плат и, соответственно, еще больший рост активности по картам.

964 просмотра

Ставки, которые мы заслужили

Как влияет существенная разница в базовых ставках в Казахстане и России на конкурентоспособность предприя­тий двух стран

Фото: Shuttersrtock

25 октября Банк России снизил ключевую ставку на 50 п. п., до 6,5% годовых, спустя два дня Нацбанк РК принял решение сохранить базовую ставку на уровне 9,25%. В режиме инфляционного таргетирования ставки регуляторов определяют доступность кредитов в экономике. Так, в Казахстане средняя стоимость ипотечной ссуды (без учета госпрограмм) составляет 15–17%, в России этот показатель равен 9–11%. Бизнес заимствует средства у отечественных банков под 18–21% годовых, в соседней стране этот же кредит обходится предпринимателям в 15–18%.

«Курсив» попросил финансистов поделиться мнением относительно денежно-кредитной политики центробанков двух стран. 

Елена БАХМУТОВА, глава Ассоциации финансистов Казахстана:

В 2025 году в Алматы начнет работать единый наднациональный регулятор. Решение о постепенном формировании единого рынка в рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС) было принято давно. Но никто никогда не говорил, что у нас должна быть единая денежно-кредитная политика, всегда речь шла об унификации национальных законодательств.

Инфляционное таргетирование в России ввели в 2014 году, тогда ЦБ РФ обозначил для себя цель роста цен в 4% и очень быстро ее достиг. Насколько я знаю, ЦБ принял решение поддерживать этот показатель. Национальный банк РК ввел инфляционное таргетирование гораздо позже, поэтому у нас разные результаты в инфляции. Базовая ставка – это инструмент инфляционного таргетирования. У нас сейчас инфляция 5,5%. Вполне возможно, что в конце года будет 5,7–5,8%, из-за роста цен наша базовая ставка выше.

Базовая ставка – это и есть основа стоимости денег в экономике, но без снижения роста цен нельзя снизить стоимость денег в Казахстане, такое снижение может привести к новому витку инфляции. Кроме того, одновременно с базовой ставкой должны снижаться кредитные риски, но они зависят от предприятий. В свою очередь, наши предприятия, как известно, закредитованы, так как в стране нет качественных механизмов банкротства или реабилитации компаний. Это системные проб­лемы, поэтому невозможно одномоментно уравнять базовые ставки в РК и РФ, и не стоит смотреть на ситуацию с точки зрения «выигрываем или проигрываем». Каждая страна имеет базовую ставку, соответствующую развитию экономики.

Ирина ВЕЛИЕВА, директор направления «Финансовые институты» S&P Global Ratings:

Процесс построения общего финансового рынка находится только на начальной стадии, и говорить о полной конвергенции экономических условий и экономических ожиданий (которые также в некоторой степени определяют решения по ставке) в России и Казахстане пока очень рано. Кроме того, валютные режимы не гармонизированы, а Банк России устанавливает ключевую ставку в рублях, в то время как Нацбанк РК – в тенге.

Экономические условия в РФ и РК очень разные, напрямую сопоставлять их было бы некоррект­но. Например, в РК существенно выше темпы экономического роста, около 4% против примерно 1% в РФ, это также необходимо учитывать. Кроме того, инфляция – это вопрос экономических ожиданий, доверия рынка к денежно-кредитной политике, которую проводит центральный банк. Представляется, что Банк России на этом пути добился более существенных результатов.

Как в РФ, так и в Казахстане ключевыми являются структурные слабости экономики – зависимость от энергоресурсов, концентрация госсобственности, неэффективность институтов. Представляется, что уровень реальных процентных ставок (скорректированных на уровень инфляции) в России и Казахстане сейчас примерно сопоставим – соответственно, нельзя говорить о менее выгодном положении РК. Кроме того, в отличие от России, крупнейшие банки и компании РК не находятся под действием международных санкций и имеют возможность привлекать фондирование за рубежом.

Владлен КУЗНЕЦОВ, аналитик агентства Moody’s по банковской системе Казахстана:

Базовые ставки зависят от текущего состояния монетарной политики (снижение или увеличение денежной массы). В России гораздо меньший уровень инфляции, поэтому Центробанк РФ прибегает к мерам по стимулированию экономики путем снижения ставок. Более высокие ставки кредитования снижают рентабельность бизнеса и возможности по более конкурентному ценообразованию. Кроме того, более высокие ставки негативно влияют на инвестиционную активность бизнеса. Уровень инвестиций в российскую экономику невелик, но здесь главенствующую роль играют несколько другие факторы.

Аскар ЕЛЕМЕСОВ, руководитель филиала АКРА в МФЦА:

В настоящее время в рамках ЕАЭС происходят попытки гармонизации законодательства, рыночных механизмов. Стоимость денег, которая регулируется ставками центральных банков двух стран, разная. Но надо принять, что и в России, и в Казахстане отношение к рынку неоднозначное, так как используются меры прямого воздействия на экономику. Иногда центробанки принимают не совсем рыночные решения, но это не означает, что странам следует выравнять базовые ставки. В Казахстане резкое снижение базовой ставки может привести к еще большей инфляции, повышение этого показателя в РФ может остановить рост экономики в России. Не думаю, что казахстанские предприятия страдают от высокой базовой ставки Нацбанка, так как она соответствует нынешним параметрам экономики. 

Артем ЗАИГРИН, экономист Citi по России, Украине и Казахстану:

Несмотря на растущую интеграцию экономик Казахстана и России, а также на схожесть в проведении монетарной политики (таргетирование инфляции), ставки и политика ЦБ обеих стран различаются. На различие уровней и направленности в движении ставок влияют несколько факторов. Во-первых, восприятие умеренного уровня инфляции, вокруг которого темп роста цен может колебаться достаточно долго: для РФ цель по инфляции находится на уровне 4%, для Казахстана середина диапазона – 5%. Во-вторых, важно не только само значение, но и состояние экономики: если экономика находится на нисходящей траектории, то ЦБ может ослабить базовую ставку по сравнению с умеренным уровнем. Если же экономика находится на подъеме, то поднятие процентных ставок может не допустить перегрева.

На данный момент наблюдается достаточно вялая экономическая динамика в РФ (+1,2% г/г за 9 месяцев 2019, по данным Министерства экономики РФ) и, наоборот, уверенный рост в РК (+4,3% за 9 месяцев 2019, по данным Министерства национальной экономики РК). Ожидания такой динамики сохраняются и на ближайшие полгода, что важно, так как центральные банки исходят из ожиданий будущей динамики. В связи с намного более низким ростом, чем ожидалось, ЦБ РФ снизил процентную ставку с 7,75 до 6,5%. Более того, мы ожидаем, что ЦБ РФ может снизить ставку до 6,25% до конца этого года, в то время как ЦБ РК будет удерживать ставку на уровне 9,25% как минимум 6 месяцев.

Есть несколько причин для разницы в динамике инфляции, в том числе необходимость учитывать некоторые различия в структуре потребительской корзины, а также разницу в доле импорта. За последние 5 лет благодаря политике импортозамещения доля импортных товаров в российской продовольственной корзине существенно снизилась, в то время как в РК она остается достаточно высокой, отсюда и большая зависимость от колебаний мировых цен и динамики курса тенге. На данный момент продовольственная инфляция в РК находится на уровне 9,7%, в России – 4,3%. 

Также важно смотреть на состояние экономики с точки зрения экономического цикла. В России рост потребительских расходов находится на низком уровне в связи с падением доходов населения на протяжении последних пяти лет, что не позволяет производителям увеличивать цены значительным образом, несмотря на рост НДС и ослабление рубля в 2018 году. В то же время рост потребления в Казахстане превысил 5,5% за 8 месяцев 2019 года, чему способствует реализация инициатив президента РК по росту зарплат и пособий, рост розничного кредитования и списание долгов для наиболее обремененных кредитами категорий населения.

Не стоит анализировать уровень ставок в отрыве от экономической динамики. Нужно учитывать, что экономика РК показывает достаточно уверенный рост при данных ставках. Более того, ЦБ РК пришлось ужесточить свою политику для удерживания экономики от чрезмерного роста. Значительное снижение процентных ставок может привести к избыточному росту и повышению инфляционных рисков. В то же время относительно высокие процентные ставки делают активы в РК более привлекательными для инвесторов по сравнению с активами других стран, отсюда формируются буферы для стабильности валютного курса, что, в свою очередь, снижает инфляционные риски.

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

kursiv_akulyata.gif

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций