Перейти к основному содержанию

bavaria_x6_1200x120.gif


2873 просмотра

Будет ли новый кредитный кризис?

«Курсив» постарался разобраться, грозит ли Казахстану новый кредитный кризис

Фото: shutterstock.com

В Национальном банке уверены, что денежно-кредитные условия в стране остаются нейтральными. Поэтому базовая ставка на прошлой неделе была сохранена на уровне 9,25%. Такого мнения придерживаются не все участники рынка. «Курсив» постарался разобраться, грозит ли Казахстану новый кредитный кризис.

Объем кредитования банками экономики на конец января составил 12 470 млрд тенге (снижение за месяц на 4,7%). Объем займов юридическим лицам уменьшился на 8,2%, до 7 150,9 млрд тенге, тогда как объем ссуд физическим лицам увеличился на 0,3%, до 5319,1 млрд тенге. Глава группы Centras Ельдар Абдразаков на открытии CFO Idea Exchange & Networking event заявил, что экономика Казахстана переживает не лучшие времена.

«Проблемы несамостоятельности тенге, зависимости национальной валюты от внешних факторов, привязка к российскому рублю сильно влияют на нашу деятельность, планирование. Мы по-прежнему видим, что попытки защитить тенге в высоких процентных ставках отражаются на высоких кредитных ставках, приводят к тому, что большинство финансовых ресурсов остаются недоступными для стандартного среднего бизнеса», – отметил Абдразаков.

Без учета кредитного портфеля банков, проходящих реструктуризацию и лишенных лицензии, годовой рост кредитования экономики составляет 11,4%, или 1,2 трлн тенге.

Объем кредитов в национальной валюте уменьшился за месяц на 1,9%, до 9 899,5 млрд тенге.

Екатерина Трофимова больше 10 лет работала финансовым аналитиком, директором и главой группы рейтингов финансовых институтов России и стран СНГ в компании Standard & Poor’s. Она уверена, что негативная оценка ситуации сильно преувеличена. «Уровень долговой нагрузки в связи с расчисткой банковского сектора сократился в разы. Уровень текущего накопленного долга является одним из самых невысоких среди развивающихся стран. С другой стороны, очевидно, что перезапуск банковской системы не состоялся: она не стала достойным источником ресурсов и для экономики, и для населения. С другой стороны, взрывоопасных элементов в кредитовании сейчас не наблюдается», – объяснила эксперт.

По ее словам, несмотря не то что государство оказало поддержку банковскому сектору через Фонд проблемных кредитов, финансовые организации все еще ослаблены и не готовы предоставлять большие займы. Дело в том, что совокупные активы БВУ на 1 февраля составили 25 213,6 млрд тенге. «Конечно, новое кредитование намного более качественно. Но банки, в частности, из-за недостатка капитала не могут удовлетворить все потребности бизнеса. Предпосылкой к кризису это нельзя назвать, но очевидно, что банковская система не предоставляет ресурсы в той степени, которая бы позволила экономике расти более высокими темпами. Здесь следует вспомнить, что высокие темпы роста могут привести к перегреву экономики», – объяснила аналитик.

В отраслевой разбивке наиболее значительная сумма кредитов банков экономике приходится на такие отрасли, как промышленность, торговля, строительство, транспорт и сельское хозяйство.

«Сегодня долгосрочное тенговое финансирование недоступно для нормальной казахстанской компании. Это уже вызвало долгий период, когда кредитные институты ушли в другой сектор, и сегодня из-за отсутствия хороших заемщиков стандарты кредитования ухудшились. Сегодня мы вблизи собственного кризиса, большая часть финансовых институтов сосредоточена на удовлетворении запросов регулятора», – уверен глава группы Centras.

С этой точкой зрения не согласна директор департамента монетарных операций НБ РК Алия Молдабекова. В частности, она считает, что фундаментальные драйверы курсообразования – цены на нефть и курс российского рубля – складываются достаточно благоприятно. «Так, цена за баррель нефти марки Brent составляет порядка $65, обменный курс рубля к доллару США демонстрировал восстановление на фоне смягчения риторики ФРС в отношении ожиданий повышения ставки. С прошлого решения по базовой ставке курс тенге колебался в диапазоне 373,56–382,74», – прокомментировала г-жа Молдабекова.

Согласно отчету Национального банка, кредиты, по которым имеется просроченная задолженность более 90 дней, составили 1 068,2 млрд тенге, или 8,1% от ссудного портфеля. Провизии по ссудному портфелю сформированы в размере 1887,6 млрд тенге, или 14,4% от ссудного портфеля (на начало 2019 года – 1 776,6 млрд тенге, или 12,9%).

«Банкиры до сих пор находятся в посттравматическом шоке после затянувшегося мирового кризиса и того, какое он оказал свое влияние на казахстанскую банковскую систему. Население и реальный сектор экономики тоже извлекли свои уроки и относятся к заимствованиям более осторожно. Точки роста в экономике не очевидны, само же государство следит за дисциплиной в финансовом управлении предприятий. Проводится более аккуратный контроль над долговой нагрузкой компаний», – подчеркнула Екатерина Трофимова.

Дело в том, что на пике кризиса был недооценен объем накопленных проблем в банковской системе (они просто не все проявились на тот момент). Именно по этой причине расчистка, докапитализация банковской системы происходит в Казахстане в несколько этапов. «Эпопея под названием «расчистка и перезапуск казахстанской банковской системы» еще не закончилась. Хотя основной ее этап пройден. Сейчас закладываются новые, более риск-ориентированные принципы банковского бизнеса. Все участники процесса извлекли свои уроки. Но процесс расчистки еще не завершен, это лежит очень серьезным бременем и на финансовой системе, и на республиканском бюджете. Казахстанские банки еще будут непозитивно «радовать» новостное пространство. Я не исключаю, что еще придется принимать точечные решения по некоторым банкам, в том числе по вероятности их выживания или реорганизации. Я не исключаю точечных закрытий или присоединения к более успешным банкам», – спрогнозировала эксперт.

Несмотря на возможные проблемы небольших финансовых организаций, и Национальный банк, и участники рынка делают ставку на рост потребительского спроса на фоне повышения минимальной заработной платы и снижения индивидуального подоходного налога для самозанятых.

«Предпосылки по экономическому росту не изменились. Основным драйвером роста экономики будет выступать рост внутреннего потребительского спроса. Сохранится позитивная динамика инвестиционной активности, в первую очередь в горнодобывающей отрасли и жилищном строительстве», – объяснил директор департамента исследований и статистики НБ РК Виталий Тутушкин.

Конечно, для роста экономики нужны драйверы, и здесь у Казахстана большая проблема. Ведь основной естественный толчок увеличению ВВП дает сырье, но зависимость от цен на нефть, металлы и пшеницу сыграла со страной злую шутку.

«Так мало в нашей экономике драйверов, которые позволяли бы обеспечивать ее стабильный поступательный рост, что в прошлом банкам, а сейчас государству приходится выдумывать эти драйверы. Некоторые – искусственные, некоторые – настоящие. Ипотека с участием государства, удешевляющего ставки, – вещь неплохая. Что касается автокредитования, для отверточной сборки автомобилей или потребительского кредитования, мне кажется, скорее должны участвовать частные финансовые институты, нежели государство, потому что долгосрочной пользы я не вижу», – поделился мнением эксперт Айдан Карибжанов.

Эксперты больше не рассуждают о роли в ВВП малого и среднего бизнеса. Между тем в отчете Национального банка кредитование предпринимателей за месяц снизилось на 7,5% (до 2185,9 млрд тенге, или 17,5% от общего объема займов экономике). Финансисты скромные цифры объясняют серыми схемами и теневой экономикой. «За три года сектор МСБ не изменился: тот же круг клиентов, те же запросы. Для банка самое главное – оценить риск, а это можно сделать тогда, когда есть информация по заемщикам. У нас очень большая доля теневой экономики, которая сосредоточена именно в секторе МСБ. Как только бизнес выйдет из серой зоны, в разы вырастет его кредитование. Человек не показывает свои риски, работает всерую, мы не видим его обороты и не понимаем, сколько ему можно занять», – объяснил председатель правления АО «Банк ЦентрКредит» Галим Хусаинов.

Крупные банки Казахстане не испытывают недостатка в наличности и, как в начале нулевых, кивают на серые схемы предпринимателей. И в этой ситуации Национальный банк не сможет в одиночку обеспечить рост ВВП за счет кредитования, даже если пролоббирует суперлояльные условия заимствований для МСБ. Скорее всего, нужна жесткая и слаженная работа фискальных органов. Именно они смогут сделать сектор прозрачным.


46888 просмотров

В Нацбанке рассказали про девальвацию тенге

Замглавы Нацбанка разъяснил, чего ждать после выборов

Фото: Shutterstock

Профицит-счет текущих операций по итогам четвертого квартала 2018 года и первого квартала 2019 года составил $2,4 млрд, цены на нефть на хорошем уровне, поэтому нет ни одного фактора, который бы подтвердил возможность девальвации тенге сразу после внеочередных президентских выборов 9 июня, сообщил заместитель председателя Национального банка Олег Смоляков и представил комплекс мер по защите интересов казахстанских получателей онлайн-займов.

«Мы подробно раскрывали информацию по изменению, связанному с золотовалютными активами. Как вы знаете, в структуре есть как активы непосредственно Национального банка, так и различные остатки в иностранной валюте на корсчетах банков. Понятно, что любые операционные изменения отражаются на валютных активах, а это все операционные изменения. Вы знаете, что были погашения своих иностранных обязательств со стороны «КазАгро», поэтому это были операционные изменения, никоим образом не связанные с какими-либо интервенциями на валютном рынке», - сказал он 14 мая в кулуарах мажилиса парламента после представления проекта закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам регулирования и развития финансового рынка и микрофинансовой деятельности».

«Тем более, что вы можете посмотреть статистику наших интервенций. Когда говорят про различные риски, связанные с курсом, я хотел бы отметить, что мы недавно публиковали статистику платежного баланса за первый квартал. Так вот у нас текущий счет или сальдо операций по товарам и услугам составляет 800 млн долларов США в плюсе. У нас за первый квартал прошлого года было минус 900 (млн долларов по данному показателю)», - отметил Смоляков.

«Если посмотреть историю платежного баланса зачастую у нас дефицитный счет текущих операций – значит мы больше тратим валюты, чем ее поступает в страну. Поэтому если вы посмотрите эту статистику первого квартала (2019 года) и четвертого квартала (2018 года), то есть 1,5 млрд долларов в четвертом квартале и 0,8 млрд в первом квартале – 2,4 млрд долларов США в чистом виде приходит в страну больше, чем уходит», - добавил он.

«Посмотрите на все эти цифры: цену на нефть, курс рубля, уровень изменений долларизации депозитов, то есть нет ни одного фактора, кроме как слухов, которые бы, так скажем, подтверждали их в части связанной с девальвацией», - сообщил Смоляков.

Вместе с тем, замглавы Нацбанка напомнил, что регулятор не регулирует валютный рынок.

«Нет (не регулирует валютный рынок). У нас четко определено и законодательно, и недавно принятым совместным заявлением с правительством, что наша задача – это инфляция. Мы регулируем через процентные ставки. Никакой задачи, обязательств по регулированию обменных курсов у нас нет», - сказал он.

«Колебания (курс тенге к другим валютам) каждый день происходят. Никакие существенные колебания невозможны (после 9 июня). Мы находимся сейчас в другой парадигме. Вы помните, мы все живем немного задним умом. В то время у нас была ситуация, когда мы жили в другом режиме денежно-кредитной политики. Мы жили в режиме фиксированного либо привязанного курса, то есть мы сознательно минимизировали колебания курса», - отметил Смоляков.

Он напомнил, что при накоплении шоков регулятор был вынужден идти на девальвацию тенге.

«Естественно, когда какие-то шоки накапливались, то зачастую они приводили к девальвации. Сейчас у нас другой режим, то есть курс в моменте отражает комбинацию факторов, которые играют как в плюс, так и в минус», - сказал замглавы Нацбанка.

При этом, по его мнению, курс тенге не всегда следует за изменениями курса российского рубля к другим валютам в том числе из наличия слухов о возможной девальвации тенге.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

d1fHAmG5BPI.jpg

Цифра дня

Почти 900 млн
тенге
пожертвовали казахстанцы кандидатам в президенты РК

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций