Перейти к основному содержанию

3480 просмотров

Будет ли новый кредитный кризис?

«Курсив» постарался разобраться, грозит ли Казахстану новый кредитный кризис

Фото: shutterstock.com

В Национальном банке уверены, что денежно-кредитные условия в стране остаются нейтральными. Поэтому базовая ставка на прошлой неделе была сохранена на уровне 9,25%. Такого мнения придерживаются не все участники рынка. «Курсив» постарался разобраться, грозит ли Казахстану новый кредитный кризис.

Объем кредитования банками экономики на конец января составил 12 470 млрд тенге (снижение за месяц на 4,7%). Объем займов юридическим лицам уменьшился на 8,2%, до 7 150,9 млрд тенге, тогда как объем ссуд физическим лицам увеличился на 0,3%, до 5319,1 млрд тенге. Глава группы Centras Ельдар Абдразаков на открытии CFO Idea Exchange & Networking event заявил, что экономика Казахстана переживает не лучшие времена.

«Проблемы несамостоятельности тенге, зависимости национальной валюты от внешних факторов, привязка к российскому рублю сильно влияют на нашу деятельность, планирование. Мы по-прежнему видим, что попытки защитить тенге в высоких процентных ставках отражаются на высоких кредитных ставках, приводят к тому, что большинство финансовых ресурсов остаются недоступными для стандартного среднего бизнеса», – отметил Абдразаков.

Без учета кредитного портфеля банков, проходящих реструктуризацию и лишенных лицензии, годовой рост кредитования экономики составляет 11,4%, или 1,2 трлн тенге.

Объем кредитов в национальной валюте уменьшился за месяц на 1,9%, до 9 899,5 млрд тенге.

Екатерина Трофимова больше 10 лет работала финансовым аналитиком, директором и главой группы рейтингов финансовых институтов России и стран СНГ в компании Standard & Poor’s. Она уверена, что негативная оценка ситуации сильно преувеличена. «Уровень долговой нагрузки в связи с расчисткой банковского сектора сократился в разы. Уровень текущего накопленного долга является одним из самых невысоких среди развивающихся стран. С другой стороны, очевидно, что перезапуск банковской системы не состоялся: она не стала достойным источником ресурсов и для экономики, и для населения. С другой стороны, взрывоопасных элементов в кредитовании сейчас не наблюдается», – объяснила эксперт.

По ее словам, несмотря не то что государство оказало поддержку банковскому сектору через Фонд проблемных кредитов, финансовые организации все еще ослаблены и не готовы предоставлять большие займы. Дело в том, что совокупные активы БВУ на 1 февраля составили 25 213,6 млрд тенге. «Конечно, новое кредитование намного более качественно. Но банки, в частности, из-за недостатка капитала не могут удовлетворить все потребности бизнеса. Предпосылкой к кризису это нельзя назвать, но очевидно, что банковская система не предоставляет ресурсы в той степени, которая бы позволила экономике расти более высокими темпами. Здесь следует вспомнить, что высокие темпы роста могут привести к перегреву экономики», – объяснила аналитик.

В отраслевой разбивке наиболее значительная сумма кредитов банков экономике приходится на такие отрасли, как промышленность, торговля, строительство, транспорт и сельское хозяйство.

«Сегодня долгосрочное тенговое финансирование недоступно для нормальной казахстанской компании. Это уже вызвало долгий период, когда кредитные институты ушли в другой сектор, и сегодня из-за отсутствия хороших заемщиков стандарты кредитования ухудшились. Сегодня мы вблизи собственного кризиса, большая часть финансовых институтов сосредоточена на удовлетворении запросов регулятора», – уверен глава группы Centras.

С этой точкой зрения не согласна директор департамента монетарных операций НБ РК Алия Молдабекова. В частности, она считает, что фундаментальные драйверы курсообразования – цены на нефть и курс российского рубля – складываются достаточно благоприятно. «Так, цена за баррель нефти марки Brent составляет порядка $65, обменный курс рубля к доллару США демонстрировал восстановление на фоне смягчения риторики ФРС в отношении ожиданий повышения ставки. С прошлого решения по базовой ставке курс тенге колебался в диапазоне 373,56–382,74», – прокомментировала г-жа Молдабекова.

Согласно отчету Национального банка, кредиты, по которым имеется просроченная задолженность более 90 дней, составили 1 068,2 млрд тенге, или 8,1% от ссудного портфеля. Провизии по ссудному портфелю сформированы в размере 1887,6 млрд тенге, или 14,4% от ссудного портфеля (на начало 2019 года – 1 776,6 млрд тенге, или 12,9%).

«Банкиры до сих пор находятся в посттравматическом шоке после затянувшегося мирового кризиса и того, какое он оказал свое влияние на казахстанскую банковскую систему. Население и реальный сектор экономики тоже извлекли свои уроки и относятся к заимствованиям более осторожно. Точки роста в экономике не очевидны, само же государство следит за дисциплиной в финансовом управлении предприятий. Проводится более аккуратный контроль над долговой нагрузкой компаний», – подчеркнула Екатерина Трофимова.

Дело в том, что на пике кризиса был недооценен объем накопленных проблем в банковской системе (они просто не все проявились на тот момент). Именно по этой причине расчистка, докапитализация банковской системы происходит в Казахстане в несколько этапов. «Эпопея под названием «расчистка и перезапуск казахстанской банковской системы» еще не закончилась. Хотя основной ее этап пройден. Сейчас закладываются новые, более риск-ориентированные принципы банковского бизнеса. Все участники процесса извлекли свои уроки. Но процесс расчистки еще не завершен, это лежит очень серьезным бременем и на финансовой системе, и на республиканском бюджете. Казахстанские банки еще будут непозитивно «радовать» новостное пространство. Я не исключаю, что еще придется принимать точечные решения по некоторым банкам, в том числе по вероятности их выживания или реорганизации. Я не исключаю точечных закрытий или присоединения к более успешным банкам», – спрогнозировала эксперт.

Несмотря на возможные проблемы небольших финансовых организаций, и Национальный банк, и участники рынка делают ставку на рост потребительского спроса на фоне повышения минимальной заработной платы и снижения индивидуального подоходного налога для самозанятых.

«Предпосылки по экономическому росту не изменились. Основным драйвером роста экономики будет выступать рост внутреннего потребительского спроса. Сохранится позитивная динамика инвестиционной активности, в первую очередь в горнодобывающей отрасли и жилищном строительстве», – объяснил директор департамента исследований и статистики НБ РК Виталий Тутушкин.

Конечно, для роста экономики нужны драйверы, и здесь у Казахстана большая проблема. Ведь основной естественный толчок увеличению ВВП дает сырье, но зависимость от цен на нефть, металлы и пшеницу сыграла со страной злую шутку.

«Так мало в нашей экономике драйверов, которые позволяли бы обеспечивать ее стабильный поступательный рост, что в прошлом банкам, а сейчас государству приходится выдумывать эти драйверы. Некоторые – искусственные, некоторые – настоящие. Ипотека с участием государства, удешевляющего ставки, – вещь неплохая. Что касается автокредитования, для отверточной сборки автомобилей или потребительского кредитования, мне кажется, скорее должны участвовать частные финансовые институты, нежели государство, потому что долгосрочной пользы я не вижу», – поделился мнением эксперт Айдан Карибжанов.

Эксперты больше не рассуждают о роли в ВВП малого и среднего бизнеса. Между тем в отчете Национального банка кредитование предпринимателей за месяц снизилось на 7,5% (до 2185,9 млрд тенге, или 17,5% от общего объема займов экономике). Финансисты скромные цифры объясняют серыми схемами и теневой экономикой. «За три года сектор МСБ не изменился: тот же круг клиентов, те же запросы. Для банка самое главное – оценить риск, а это можно сделать тогда, когда есть информация по заемщикам. У нас очень большая доля теневой экономики, которая сосредоточена именно в секторе МСБ. Как только бизнес выйдет из серой зоны, в разы вырастет его кредитование. Человек не показывает свои риски, работает всерую, мы не видим его обороты и не понимаем, сколько ему можно занять», – объяснил председатель правления АО «Банк ЦентрКредит» Галим Хусаинов.

Крупные банки Казахстане не испытывают недостатка в наличности и, как в начале нулевых, кивают на серые схемы предпринимателей. И в этой ситуации Национальный банк не сможет в одиночку обеспечить рост ВВП за счет кредитования, даже если пролоббирует суперлояльные условия заимствований для МСБ. Скорее всего, нужна жесткая и слаженная работа фискальных органов. Именно они смогут сделать сектор прозрачным.

1834 просмотра

Региональные МФО не переживут нововведений Нацбанка

Меры будут полезны лишь тем, кто сможет пережить основное нововведение – повышение размера уставного капитала

Коллаж: Вадим Квятковский

Микрофинансовые организации, обслуживающие население небольших городов и районов, не видят для себя будущего на рынке кредитования, считая, что грядущие изменения пруденциальных требований поставят крест на их деятельности. Представители МФО полагают, что нововведения отразятся и на их постоянных клиентах, которым сложно получать займы в БВУ.

Слабое звено

МФО, работающие в малых городах и сельских зонах Казахстана, могут покинуть рынок. По мнению представителей организаций, для них именно таким итогом станет очередное ужесточение правил деятельности компаний небанковского сектора. 

Соответствующий указ в июле текущего года подписал президент Казахстана, Национальный банк приступил к разработке постановления. В целом планируемые изменения направлены на стабилизацию сектора микрокредитования. Документ был разработан для недопущения неконтролируемого роста долговой нагрузки населения, а также для повышения уровня ответственности игроков рынка за выполнение договорных обязательств. 

Как сообщал в конце ноября «Курсиву» председатель Ассоциации микрофинансовых организаций Казахстана (АМФОК) Ербол Омарханов, для всех участников сектора устанавливается единый предельный размер годовой эффективной ставки в 56% годовых. Сейчас предельная ставка по розничным займам у БВУ и МФО не должна превышать 56%, но у компаний онлайн-кредитования она пока ограничена 100%.

Будут отменены комиссии и вознаграждения за оформление и выдачу займов. Планируется введение допустимого уровня кредитной долговой нагрузки клиентов, которые к тому же должны будут подтверждать доход выше прожиточного минимума. Объем операций может сократиться, но дополнительно компании смогут зарабатывать в качестве платежных агентов и на рынке ценных бумаг.

В зоне риска

Однако все эти меры будут полезны лишь тем МФО, которые смогут пережить основное нововведение – повышение размера уставного капитала. Предполагается, что с 1 января по 1 июля 2020 года он должен будет составлять 30 млн тенге. С 1 июля 2021 года увеличится до 50 млн, а к 1 июля 2022 года – до 100 млн тенге. В АМФОК подсчитали, что в настоящее время почти половина действующих микрокредитных компаний имеют уставный капитал менее 50 млн тенге. Они – в зоне риска.

«Среди них мы, работающие в небольших населенных пунктах, где живут люди, не обладающие огромными деньгами. Наша МФО, созданная крестьянскими хозяйствами, прошла перерегистрацию в 2016 году. Тогда условие о наличии уставного капитала в 30 млн тенге мы выполнили, необходимые требования для ведения этого бизнеса соблюдаем. Теперь вряд ли сможем продолжать», – делится мнением с «Курсивом» директор ТОО «Микрофинансовая организация СельхозКредит» Елена Бугубаева.

ТОО работает с жителями Зыряновска и Катон-Карагайского района ВКО. По словам Елены Бугубаевой, за микрозаймами обращаются местные небольшие КХ и физические лица. В основном деньги берут на приобретение скота, на потребительские цели. 

«Наши клиенты не обращаются в банки, так как имущество в селе в залог там не принимают. А мы идем навстречу и таким образом выполняем социальную функцию, задолженности не имеем. И так сельский житель живет много хуже, чем городской, теперь ему вообще перекрывают кислород. И нам тоже», – говорит г-жа Бугубаева.

Она также считает, что Нацбанку необходимо разрабатывать и применять новые требования, используя дифференцированный подход, с учетом местоположения МФО, объемов проводимых операций.

С ней солидарна и руководитель МФО «Алтын Пайда» Ирина Мицык из Рудного Костанайской области.

«У нас в клиентах определенный контингент – пенсионеры, физлица. Бизнеса в процентном отношении меньше. Мы не взимаем комиссии за выдачу займа, готовы и дальше следовать указаниям регулятора. Но увеличение порога уставного капитала приведет к закрытию маленьких региональных, но нужных населению компаний», – рассуждает Ирина Мицык.

При этом руководители МФО не считают приемлемым выходом слияние мелких компаний ради наращивания уставного капитала. Не готовы они и переходить в нишу онлайн-кредитования. 

Кому беда, кому – выгода

Однако есть и такие компании, кто не против перемен. Так, по словам руководителя МФО из Караганды FinansInvest Владимира Литвинова, уставный фонд его компании сегодня составляет 100 млн тенге. По его словам, МФО тесно работает с предпринимателями, но при наличии надежной кредитной истории поддержку получают и физические лица. Размер займов может быть разным – от 200 тыс. до 3 млн тенге и выше.

«Для мелких компаний ужесточение мер будет менее выгодно, но для стабильных компаний, которые не первый год на рынке, это хорошо. И даже выгодно, потому что уйдут мелкие конкуренты. Но и это не главное. Мы абсолютно положительно относимся к открывающимся возможностям по работе с ценными бумагами, так как это еще одна возможность для привлечения средств со стороны. Это интересно», – считает Владимир Литвинов.

По его мнению, своевременна и мера по повышению уровня требований к заемщикам.

«Это защитит микрофинансовые организации, так как пока закон зачастую на стороне клиентов, которые должны уже понимать, что по счетам платить необходимо», – уверен Владимир Литвинов.

Каков масштаб потерь?

Если Нацбанк не внесет корректировки, смягчающие условия по формированию уставного капитала, часть микрокредитных компаний покинет рынок. Это признают многие, но никто не берется назвать хотя бы примерное число «потерь». Тем временем по всем регионам страны в настоящее время проходят судебные разбирательства по искам территориальных подразделений регулятора к микрокредитным организациям, не прошедшим государственную перерегистрацию до 1 января 2016 года, как того требовало законодательство. Одним из условий для осуществления процедуры явилось наличие уставного капитала в 30 млн тенге. «Курсив» запросил официальную информацию по числу исков, чтобы понять, сколько МКО этот рубеж не преодолело.

«Территориальные филиалы Национального банка наделены полномочиями по подаче с января 2019 года исков в суды о принудительной ликвидации или реорганизации микрокредитных организаций, не прошедших государственную перерегистрацию в соответствии с пунктом 1 статьи 31 Закона о МФО. В связи с чем в 2019 году филиалами Национального Банка проведена активная работа по подаче исков в суды о принудительной ликвидации или реорганизации микрокредитных организаций. Так, по состоянию на 01.08.2019 г. всего подано исков о принудительной ликвидации/реорганизации в суды в отношении 293 микрокредитных организаций, из которых решения о принудительной ликвидации/реорганизации на указанную дату вынесены в отношении 198 микрокредитных организаций», – говорится в официальном ответе Национального банка на запрос «Курсива».

Вместе с тем стоит отметить, что в реестре, опубликованном на сайте регулятора, числится лишь 175 действующих МФО (данные на 18 ноября 2019 года).

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance