Перейти к основному содержанию

3487 просмотров

Банки и телеком: что ждет направление мобильных финансов?

Директор по цифровому бизнесу «Beeline Казахстан» рассказал о том, как будет развиваться направление мобильных финансов

Фото: shutterstock.com

Телеком-компаниям и банкам выгодно сотрудничество в сфере мобильных финансов. Наиболее перспективные направления – не только переводы и оплата счетов, но и транспортные услуги. О том, как будет развиваться направление мобильных финансов, рассказал директор по цифровому бизнесу «Beeline Казахстан» Олег Алдошин.

– Как развивается рынок мобильных финансов в Казахстане?

– Все операторы начинают потихоньку развивать это направление. Kcell значительно продвинулся, Tele2 – в начале пути. Мы общаемся. Я считаю, что в теме развития мобильных финансов мы не конкуренты, а, наоборот, должны вместе развивать рынок. Мы являемся безусловным лидером с точки зрения нашего портфеля продуктов. Думаю, что и другие операторы будут подтягиваться.

– Насколько большой рынок?

– Например, обороты нашей компании по мобильным финансам в прошлом году составили 65 миллиардов тенге. Это колоссальная сумма. Средний чек среди пользователей составил 2,5 тысячи тенге. Самый популярный сервис – оплата за проезд в общественном транспорте через SMS и QR, здесь количество транзакций составило почти 11,5 миллионов. Продуктов много – по карте платежей больше, поэтому сравнивать с другими операторами нас не совсем корректно. Но мы стремимся войти в Топ-10 среди банков по транзакциям, оборотам.

– То есть вы собираетесь конкурировать с банками? Люди же привыкли держать деньги в банке, а не на мобильном балансе…

– Это правда. Но сейчас вся финансовая индустрия переживает «глубокий кризис жанра» и, соответственно, происходит переосознание. В Казахстане среди банков происходит консолидация. Абонентская база не у всех растет так, как хотелось бы. Поэтому банки тоже переосмысливают, ищут новые направления. Одно из них как раз партнерство с не банками. Телеком – это партнер номер один для банков хотя бы потому, что самая большая розничная организация. У кого еще 10 миллионов абонентов? У Халык Банка 7 миллионов. Конечно, телеком банкам интересен. Мы сами сотрудничаем со многими банками – Халыком, Forte, Альфа-Банком идут переговоры с другими банками.

– Например?

– Эмитент карты Beeline – Альфа-Банк, и весь процессинг идет через него. Если говорить про систему оплаты в Google Play Market, все проходит через Халык Банк. Мы сами не банковская организация, а интегрируемся с банками. Все финансовые операции - на самом деле операции с электронными деньгами. Эмитент электронных денег для нас ForteBank. Мы пытаемся найти решения на уровне клиентских предложений и на уровне «внутренней кухни» плотно работаем. С рядом банков обсуждаем создание новых клиентских финансовых продуктов.

– В каком направлении будет развиваться рынок мобильных финансов?

– Я делаю большую ставку на транспорт. Я верю в то, что это нужно государству. Есть стратегическая программа «Цифровой Казахстан», которая как раз и направлена на развитие электронной торговли, электронных платежей, электронных сервисов. Оплата в транспорте востребована, поскольку ежемесячно люди совершают миллионы поездок по всей стране. Единое, унифицированное решение для всех операторов с оплатой с мобильного баланса – большое и емкое направление. Второе – платежи и переводы, но, по сути, уже сейчас Национальный банк внедряет систему переводов по номеру телефонов, у операторов уже это есть. Система уже создана, но я вижу необходимость в большей коммуникации и объединении с другими операторами, чтобы совместно массированно продвигать и качать услуги оплаты и переводов.

– И приучать абонентов хранить деньги на балансе, а не только оплачивать тарифные планы?

– Да. Мы никогда не будем конкурировать с банками. Я и не надеюсь, что люди будут хранить сотни тысяч тенге на мобильном балансе, хотя есть и такие. Наш сегмент – это небольшие платежи: транспорт, оплата такси, небольшие переводы, оплата обеда или счета в ресторане, оплата билетов в кино. Это то, чем люди пользуются практически каждый день и где платежи небольшие, условно говоря, до 10 тысяч тенге. Сюда же можно отнести и электронную коммерцию – оплату заказов на сайтах. Хотя мы видим, что люди оплачивают железнодорожные и авиабилеты с мобильного баланса. В этом направлении есть рост, но там, соответственно, счета другие.

– Почему люди оплачивают авиабилеты с мобильного баланса?

– Скидка решает. Даже 3,5% могут повлиять на выбор.

– Какой оборот по мобильным финансам ожидаете за 2019 год?

– Хотим к концу года получить 1 миллион активных абонентов, которые ежемесячно совершают какие-то финансовые транзакции. Сейчас таких пользователей около 300 тысяч. По деньгам счет идет уже на сотни миллиардов.
 

2013 просмотров

Региональные МФО не переживут нововведений Нацбанка

Меры будут полезны лишь тем, кто сможет пережить основное нововведение – повышение размера уставного капитала

Коллаж: Вадим Квятковский

Микрофинансовые организации, обслуживающие население небольших городов и районов, не видят для себя будущего на рынке кредитования, считая, что грядущие изменения пруденциальных требований поставят крест на их деятельности. Представители МФО полагают, что нововведения отразятся и на их постоянных клиентах, которым сложно получать займы в БВУ.

Слабое звено

МФО, работающие в малых городах и сельских зонах Казахстана, могут покинуть рынок. По мнению представителей организаций, для них именно таким итогом станет очередное ужесточение правил деятельности компаний небанковского сектора. 

Соответствующий указ в июле текущего года подписал президент Казахстана, Национальный банк приступил к разработке постановления. В целом планируемые изменения направлены на стабилизацию сектора микрокредитования. Документ был разработан для недопущения неконтролируемого роста долговой нагрузки населения, а также для повышения уровня ответственности игроков рынка за выполнение договорных обязательств. 

Как сообщал в конце ноября «Курсиву» председатель Ассоциации микрофинансовых организаций Казахстана (АМФОК) Ербол Омарханов, для всех участников сектора устанавливается единый предельный размер годовой эффективной ставки в 56% годовых. Сейчас предельная ставка по розничным займам у БВУ и МФО не должна превышать 56%, но у компаний онлайн-кредитования она пока ограничена 100%.

Будут отменены комиссии и вознаграждения за оформление и выдачу займов. Планируется введение допустимого уровня кредитной долговой нагрузки клиентов, которые к тому же должны будут подтверждать доход выше прожиточного минимума. Объем операций может сократиться, но дополнительно компании смогут зарабатывать в качестве платежных агентов и на рынке ценных бумаг.

В зоне риска

Однако все эти меры будут полезны лишь тем МФО, которые смогут пережить основное нововведение – повышение размера уставного капитала. Предполагается, что с 1 января по 1 июля 2020 года он должен будет составлять 30 млн тенге. С 1 июля 2021 года увеличится до 50 млн, а к 1 июля 2022 года – до 100 млн тенге. В АМФОК подсчитали, что в настоящее время почти половина действующих микрокредитных компаний имеют уставный капитал менее 50 млн тенге. Они – в зоне риска.

«Среди них мы, работающие в небольших населенных пунктах, где живут люди, не обладающие огромными деньгами. Наша МФО, созданная крестьянскими хозяйствами, прошла перерегистрацию в 2016 году. Тогда условие о наличии уставного капитала в 30 млн тенге мы выполнили, необходимые требования для ведения этого бизнеса соблюдаем. Теперь вряд ли сможем продолжать», – делится мнением с «Курсивом» директор ТОО «Микрофинансовая организация СельхозКредит» Елена Бугубаева.

ТОО работает с жителями Зыряновска и Катон-Карагайского района ВКО. По словам Елены Бугубаевой, за микрозаймами обращаются местные небольшие КХ и физические лица. В основном деньги берут на приобретение скота, на потребительские цели. 

«Наши клиенты не обращаются в банки, так как имущество в селе в залог там не принимают. А мы идем навстречу и таким образом выполняем социальную функцию, задолженности не имеем. И так сельский житель живет много хуже, чем городской, теперь ему вообще перекрывают кислород. И нам тоже», – говорит г-жа Бугубаева.

Она также считает, что Нацбанку необходимо разрабатывать и применять новые требования, используя дифференцированный подход, с учетом местоположения МФО, объемов проводимых операций.

С ней солидарна и руководитель МФО «Алтын Пайда» Ирина Мицык из Рудного Костанайской области.

«У нас в клиентах определенный контингент – пенсионеры, физлица. Бизнеса в процентном отношении меньше. Мы не взимаем комиссии за выдачу займа, готовы и дальше следовать указаниям регулятора. Но увеличение порога уставного капитала приведет к закрытию маленьких региональных, но нужных населению компаний», – рассуждает Ирина Мицык.

При этом руководители МФО не считают приемлемым выходом слияние мелких компаний ради наращивания уставного капитала. Не готовы они и переходить в нишу онлайн-кредитования. 

Кому беда, кому – выгода

Однако есть и такие компании, кто не против перемен. Так, по словам руководителя МФО из Караганды FinansInvest Владимира Литвинова, уставный фонд его компании сегодня составляет 100 млн тенге. По его словам, МФО тесно работает с предпринимателями, но при наличии надежной кредитной истории поддержку получают и физические лица. Размер займов может быть разным – от 200 тыс. до 3 млн тенге и выше.

«Для мелких компаний ужесточение мер будет менее выгодно, но для стабильных компаний, которые не первый год на рынке, это хорошо. И даже выгодно, потому что уйдут мелкие конкуренты. Но и это не главное. Мы абсолютно положительно относимся к открывающимся возможностям по работе с ценными бумагами, так как это еще одна возможность для привлечения средств со стороны. Это интересно», – считает Владимир Литвинов.

По его мнению, своевременна и мера по повышению уровня требований к заемщикам.

«Это защитит микрофинансовые организации, так как пока закон зачастую на стороне клиентов, которые должны уже понимать, что по счетам платить необходимо», – уверен Владимир Литвинов.

Каков масштаб потерь?

Если Нацбанк не внесет корректировки, смягчающие условия по формированию уставного капитала, часть микрокредитных компаний покинет рынок. Это признают многие, но никто не берется назвать хотя бы примерное число «потерь». Тем временем по всем регионам страны в настоящее время проходят судебные разбирательства по искам территориальных подразделений регулятора к микрокредитным организациям, не прошедшим государственную перерегистрацию до 1 января 2016 года, как того требовало законодательство. Одним из условий для осуществления процедуры явилось наличие уставного капитала в 30 млн тенге. «Курсив» запросил официальную информацию по числу исков, чтобы понять, сколько МКО этот рубеж не преодолело.

«Территориальные филиалы Национального банка наделены полномочиями по подаче с января 2019 года исков в суды о принудительной ликвидации или реорганизации микрокредитных организаций, не прошедших государственную перерегистрацию в соответствии с пунктом 1 статьи 31 Закона о МФО. В связи с чем в 2019 году филиалами Национального Банка проведена активная работа по подаче исков в суды о принудительной ликвидации или реорганизации микрокредитных организаций. Так, по состоянию на 01.08.2019 г. всего подано исков о принудительной ликвидации/реорганизации в суды в отношении 293 микрокредитных организаций, из которых решения о принудительной ликвидации/реорганизации на указанную дату вынесены в отношении 198 микрокредитных организаций», – говорится в официальном ответе Национального банка на запрос «Курсива».

Вместе с тем стоит отметить, что в реестре, опубликованном на сайте регулятора, числится лишь 175 действующих МФО (данные на 18 ноября 2019 года).

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance