Перейти к основному содержанию

bavaria_seasonX_1200x120.gif


1 просмотр

Банки и телеком: что ждет направление мобильных финансов?

Директор по цифровому бизнесу «Beeline Казахстан» рассказал о том, как будет развиваться направление мобильных финансов

Фото: shutterstock.com

Телеком-компаниям и банкам выгодно сотрудничество в сфере мобильных финансов. Наиболее перспективные направления – не только переводы и оплата счетов, но и транспортные услуги. О том, как будет развиваться направление мобильных финансов, рассказал директор по цифровому бизнесу «Beeline Казахстан» Олег Алдошин.

– Как развивается рынок мобильных финансов в Казахстане?

– Все операторы начинают потихоньку развивать это направление. Kcell значительно продвинулся, Tele2 – в начале пути. Мы общаемся. Я считаю, что в теме развития мобильных финансов мы не конкуренты, а, наоборот, должны вместе развивать рынок. Мы являемся безусловным лидером с точки зрения нашего портфеля продуктов. Думаю, что и другие операторы будут подтягиваться.

– Насколько большой рынок?

– Например, обороты нашей компании по мобильным финансам в прошлом году составили 65 миллиардов тенге. Это колоссальная сумма. Средний чек среди пользователей составил 2,5 тысячи тенге. Самый популярный сервис – оплата за проезд в общественном транспорте через SMS и QR, здесь количество транзакций составило почти 11,5 миллионов. Продуктов много – по карте платежей больше, поэтому сравнивать с другими операторами нас не совсем корректно. Но мы стремимся войти в Топ-10 среди банков по транзакциям, оборотам.

– То есть вы собираетесь конкурировать с банками? Люди же привыкли держать деньги в банке, а не на мобильном балансе…

– Это правда. Но сейчас вся финансовая индустрия переживает «глубокий кризис жанра» и, соответственно, происходит переосознание. В Казахстане среди банков происходит консолидация. Абонентская база не у всех растет так, как хотелось бы. Поэтому банки тоже переосмысливают, ищут новые направления. Одно из них как раз партнерство с не банками. Телеком – это партнер номер один для банков хотя бы потому, что самая большая розничная организация. У кого еще 10 миллионов абонентов? У Халык Банка 7 миллионов. Конечно, телеком банкам интересен. Мы сами сотрудничаем со многими банками – Халыком, Forte, Альфа-Банком идут переговоры с другими банками.

– Например?

– Эмитент карты Beeline – Альфа-Банк, и весь процессинг идет через него. Если говорить про систему оплаты в Google Play Market, все проходит через Халык Банк. Мы сами не банковская организация, а интегрируемся с банками. Все финансовые операции - на самом деле операции с электронными деньгами. Эмитент электронных денег для нас ForteBank. Мы пытаемся найти решения на уровне клиентских предложений и на уровне «внутренней кухни» плотно работаем. С рядом банков обсуждаем создание новых клиентских финансовых продуктов.

– В каком направлении будет развиваться рынок мобильных финансов?

– Я делаю большую ставку на транспорт. Я верю в то, что это нужно государству. Есть стратегическая программа «Цифровой Казахстан», которая как раз и направлена на развитие электронной торговли, электронных платежей, электронных сервисов. Оплата в транспорте востребована, поскольку ежемесячно люди совершают миллионы поездок по всей стране. Единое, унифицированное решение для всех операторов с оплатой с мобильного баланса – большое и емкое направление. Второе – платежи и переводы, но, по сути, уже сейчас Национальный банк внедряет систему переводов по номеру телефонов, у операторов уже это есть. Система уже создана, но я вижу необходимость в большей коммуникации и объединении с другими операторами, чтобы совместно массированно продвигать и качать услуги оплаты и переводов.

– И приучать абонентов хранить деньги на балансе, а не только оплачивать тарифные планы?

– Да. Мы никогда не будем конкурировать с банками. Я и не надеюсь, что люди будут хранить сотни тысяч тенге на мобильном балансе, хотя есть и такие. Наш сегмент – это небольшие платежи: транспорт, оплата такси, небольшие переводы, оплата обеда или счета в ресторане, оплата билетов в кино. Это то, чем люди пользуются практически каждый день и где платежи небольшие, условно говоря, до 10 тысяч тенге. Сюда же можно отнести и электронную коммерцию – оплату заказов на сайтах. Хотя мы видим, что люди оплачивают железнодорожные и авиабилеты с мобильного баланса. В этом направлении есть рост, но там, соответственно, счета другие.

– Почему люди оплачивают авиабилеты с мобильного баланса?

– Скидка решает. Даже 3,5% могут повлиять на выбор.

– Какой оборот по мобильным финансам ожидаете за 2019 год?

– Хотим к концу года получить 1 миллион активных абонентов, которые ежемесячно совершают какие-то финансовые транзакции. Сейчас таких пользователей около 300 тысяч. По деньгам счет идет уже на сотни миллиардов.
 


2560 просмотров

Будет ли новый кредитный кризис?

«Курсив» постарался разобраться, грозит ли Казахстану новый кредитный кризис

Фото: shutterstock.com

В Национальном банке уверены, что денежно-кредитные условия в стране остаются нейтральными. Поэтому базовая ставка на прошлой неделе была сохранена на уровне 9,25%. Такого мнения придерживаются не все участники рынка. «Курсив» постарался разобраться, грозит ли Казахстану новый кредитный кризис.

Объем кредитования банками экономики на конец января составил 12 470 млрд тенге (снижение за месяц на 4,7%). Объем займов юридическим лицам уменьшился на 8,2%, до 7 150,9 млрд тенге, тогда как объем ссуд физическим лицам увеличился на 0,3%, до 5319,1 млрд тенге. Глава группы Centras Ельдар Абдразаков на открытии CFO Idea Exchange & Networking event заявил, что экономика Казахстана переживает не лучшие времена.

«Проблемы несамостоятельности тенге, зависимости национальной валюты от внешних факторов, привязка к российскому рублю сильно влияют на нашу деятельность, планирование. Мы по-прежнему видим, что попытки защитить тенге в высоких процентных ставках отражаются на высоких кредитных ставках, приводят к тому, что большинство финансовых ресурсов остаются недоступными для стандартного среднего бизнеса», – отметил Абдразаков.

Без учета кредитного портфеля банков, проходящих реструктуризацию и лишенных лицензии, годовой рост кредитования экономики составляет 11,4%, или 1,2 трлн тенге.

Объем кредитов в национальной валюте уменьшился за месяц на 1,9%, до 9 899,5 млрд тенге.

Екатерина Трофимова больше 10 лет работала финансовым аналитиком, директором и главой группы рейтингов финансовых институтов России и стран СНГ в компании Standard & Poor’s. Она уверена, что негативная оценка ситуации сильно преувеличена. «Уровень долговой нагрузки в связи с расчисткой банковского сектора сократился в разы. Уровень текущего накопленного долга является одним из самых невысоких среди развивающихся стран. С другой стороны, очевидно, что перезапуск банковской системы не состоялся: она не стала достойным источником ресурсов и для экономики, и для населения. С другой стороны, взрывоопасных элементов в кредитовании сейчас не наблюдается», – объяснила эксперт.

По ее словам, несмотря не то что государство оказало поддержку банковскому сектору через Фонд проблемных кредитов, финансовые организации все еще ослаблены и не готовы предоставлять большие займы. Дело в том, что совокупные активы БВУ на 1 февраля составили 25 213,6 млрд тенге. «Конечно, новое кредитование намного более качественно. Но банки, в частности, из-за недостатка капитала не могут удовлетворить все потребности бизнеса. Предпосылкой к кризису это нельзя назвать, но очевидно, что банковская система не предоставляет ресурсы в той степени, которая бы позволила экономике расти более высокими темпами. Здесь следует вспомнить, что высокие темпы роста могут привести к перегреву экономики», – объяснила аналитик.

В отраслевой разбивке наиболее значительная сумма кредитов банков экономике приходится на такие отрасли, как промышленность, торговля, строительство, транспорт и сельское хозяйство.

«Сегодня долгосрочное тенговое финансирование недоступно для нормальной казахстанской компании. Это уже вызвало долгий период, когда кредитные институты ушли в другой сектор, и сегодня из-за отсутствия хороших заемщиков стандарты кредитования ухудшились. Сегодня мы вблизи собственного кризиса, большая часть финансовых институтов сосредоточена на удовлетворении запросов регулятора», – уверен глава группы Centras.

С этой точкой зрения не согласна директор департамента монетарных операций НБ РК Алия Молдабекова. В частности, она считает, что фундаментальные драйверы курсообразования – цены на нефть и курс российского рубля – складываются достаточно благоприятно. «Так, цена за баррель нефти марки Brent составляет порядка $65, обменный курс рубля к доллару США демонстрировал восстановление на фоне смягчения риторики ФРС в отношении ожиданий повышения ставки. С прошлого решения по базовой ставке курс тенге колебался в диапазоне 373,56–382,74», – прокомментировала г-жа Молдабекова.

Согласно отчету Национального банка, кредиты, по которым имеется просроченная задолженность более 90 дней, составили 1 068,2 млрд тенге, или 8,1% от ссудного портфеля. Провизии по ссудному портфелю сформированы в размере 1887,6 млрд тенге, или 14,4% от ссудного портфеля (на начало 2019 года – 1 776,6 млрд тенге, или 12,9%).

«Банкиры до сих пор находятся в посттравматическом шоке после затянувшегося мирового кризиса и того, какое он оказал свое влияние на казахстанскую банковскую систему. Население и реальный сектор экономики тоже извлекли свои уроки и относятся к заимствованиям более осторожно. Точки роста в экономике не очевидны, само же государство следит за дисциплиной в финансовом управлении предприятий. Проводится более аккуратный контроль над долговой нагрузкой компаний», – подчеркнула Екатерина Трофимова.

Дело в том, что на пике кризиса был недооценен объем накопленных проблем в банковской системе (они просто не все проявились на тот момент). Именно по этой причине расчистка, докапитализация банковской системы происходит в Казахстане в несколько этапов. «Эпопея под названием «расчистка и перезапуск казахстанской банковской системы» еще не закончилась. Хотя основной ее этап пройден. Сейчас закладываются новые, более риск-ориентированные принципы банковского бизнеса. Все участники процесса извлекли свои уроки. Но процесс расчистки еще не завершен, это лежит очень серьезным бременем и на финансовой системе, и на республиканском бюджете. Казахстанские банки еще будут непозитивно «радовать» новостное пространство. Я не исключаю, что еще придется принимать точечные решения по некоторым банкам, в том числе по вероятности их выживания или реорганизации. Я не исключаю точечных закрытий или присоединения к более успешным банкам», – спрогнозировала эксперт.

Несмотря на возможные проблемы небольших финансовых организаций, и Национальный банк, и участники рынка делают ставку на рост потребительского спроса на фоне повышения минимальной заработной платы и снижения индивидуального подоходного налога для самозанятых.

«Предпосылки по экономическому росту не изменились. Основным драйвером роста экономики будет выступать рост внутреннего потребительского спроса. Сохранится позитивная динамика инвестиционной активности, в первую очередь в горнодобывающей отрасли и жилищном строительстве», – объяснил директор департамента исследований и статистики НБ РК Виталий Тутушкин.

Конечно, для роста экономики нужны драйверы, и здесь у Казахстана большая проблема. Ведь основной естественный толчок увеличению ВВП дает сырье, но зависимость от цен на нефть, металлы и пшеницу сыграла со страной злую шутку.

«Так мало в нашей экономике драйверов, которые позволяли бы обеспечивать ее стабильный поступательный рост, что в прошлом банкам, а сейчас государству приходится выдумывать эти драйверы. Некоторые – искусственные, некоторые – настоящие. Ипотека с участием государства, удешевляющего ставки, – вещь неплохая. Что касается автокредитования, для отверточной сборки автомобилей или потребительского кредитования, мне кажется, скорее должны участвовать частные финансовые институты, нежели государство, потому что долгосрочной пользы я не вижу», – поделился мнением эксперт Айдан Карибжанов.

Эксперты больше не рассуждают о роли в ВВП малого и среднего бизнеса. Между тем в отчете Национального банка кредитование предпринимателей за месяц снизилось на 7,5% (до 2185,9 млрд тенге, или 17,5% от общего объема займов экономике). Финансисты скромные цифры объясняют серыми схемами и теневой экономикой. «За три года сектор МСБ не изменился: тот же круг клиентов, те же запросы. Для банка самое главное – оценить риск, а это можно сделать тогда, когда есть информация по заемщикам. У нас очень большая доля теневой экономики, которая сосредоточена именно в секторе МСБ. Как только бизнес выйдет из серой зоны, в разы вырастет его кредитование. Человек не показывает свои риски, работает всерую, мы не видим его обороты и не понимаем, сколько ему можно занять», – объяснил председатель правления АО «Банк ЦентрКредит» Галим Хусаинов.

Крупные банки Казахстане не испытывают недостатка в наличности и, как в начале нулевых, кивают на серые схемы предпринимателей. И в этой ситуации Национальный банк не сможет в одиночку обеспечить рост ВВП за счет кредитования, даже если пролоббирует суперлояльные условия заимствований для МСБ. Скорее всего, нужна жесткая и слаженная работа фискальных органов. Именно они смогут сделать сектор прозрачным.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

В Казахстане недавно обновился кабинет министров во главе с премьер-министром. Как Вы считаете, на какие проблемы нужно обратить внимание новому правительству прежде всего?

Варианты

Цифра дня

29
лет
возглавлял Казахстан Нурсултан Назарбаев

Цитата дня

Как президент Казахстана я принял решение о сложении полномочий...

нурсултан назарбаев
Президент Казахстана

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank