Перейти к основному содержанию

3277 просмотров

Американцам не стоит переживать о госдолге, считают экономисты

Возможно, что дефицит госбюджета США не такая уж большая проблема, и его увеличение при необходимости вполне допустимо, пишет The Wall Street Journal

Фото: Shutterstock

По мере роста государственного долга некоторые экономисты выдвигают некогда «еретическую» идею: США не нужно слишком сильно беспокоиться по этому поводу.

Уменьшение налоговой нагрузки на бизнес, инициированное республиканцами в 2017 году и недавние предложения демократов по увеличению расходов возродили давние опасения: госдолг США становится слишком большим. Уже в 2022 году годовой дефицит превысит $1 трлн, а по прогнозам Бюджетного управления Конгресса к концу следующего десятилетия долг достигнет уровня в 93% от ВВП страны.

Тем не менее, стоимость заимствований остается на исторически минимальном уровне, несмотря на рост дефицита и рост задолженности в годы после финансового кризиса. В конце 2018 года уровень долга достиг 78% от ВВП, хотя до рецессии он составлял всего 34%. Доходность казначейских обязательств, напротив, упала до 2,7%, хотя до рецессии она превышала 4%.

Очевидно, что это свидетельствует о том, что инвесторы пока не слишком обеспокоены по поводу все большего роста долга.

145874.jpg

Теоретически, высокий уровень долга должен привести к росту процентных ставок. Это может быть связано как с тем, что инвесторы будут требовать более высокой доходности, чтобы компенсировать риск, который они берут на себя, когда правительство заимствует огромные суммы, так и с тем, что они опасаются, что такой большой долг может привести к инфляции. Необходимость поддерживать такой высокий уровень долга оставляет меньше доступных средств для инвестиций на другие цели.

На практике же, и в хорошие, и в плохие времена инвесторы с радостью продолжают кредитовать США, независимо от того, сколько правительство заимствуют средств. Например, в 2009 году, когда благодаря усилиям администрации Барака Обамы по стимулированию экономики федеральный дефицит вырос почти до 10% от ВВП (самый высокий уровень со времен Второй мировой войны), процентная ставка по 10-летним казначейским ценным бумагам осталась на уровне ниже, чем была до рецессии.

Тогда многие республиканцы утверждали, что США поставили себя на грань финансового кризиса и призывали Обаму сократить расходы. В среде экономистов возникла дискуссия о том, сколько долгов может иметь страна, прежде чем начнется спад. В одной из своих статей профессор экономики Гарвардского университета Кармен Рейнхарт и Кеннет Рогофф, бывший главный экономист Международного валютного фонда, отмечали, что в странах с долговой нагрузкой, превышающей 90% от ВВП, наблюдаются более медленные темпы роста.

Впрочем, сейчас некоторые видные экономисты считают, что дефицит бюджета в США не имеет большого значения, и его увеличение вполне оправданно, если речь идет, например, о крупных инфраструктурных проектах.

«Уровень госдолга в США не является катастрофическим», - говорит Оливье Бланшар, экономист Института мировой экономики Петерсона. «Мы явно можем позволить себе еще больше долгов, если на это будут веские причины. Нет никаких причин для паники», - добавляет он.

В январе Бланшар, ранее занимавший пост главного экономиста МВФ, выступил с докладом перед членами Американской экономической ассоциации, где призвал экономистов и политиков пересмотреть свои взгляды на долг США.

Суть аргументов г-на Бланшара заключается в следующем: когда процентная ставка по государственным займам ниже темпов роста экономики, финансирование долга должно быть устойчивым.

Учитывая процесс старения население, вероятно, что в ближайшие годы процентные ставки останутся на прежнем невысоком уровне. Как правило, стареющее население заимствует и расходует меньше, что ограничивает объем инвестиций со стороны компаний, что в свою очередь влияет на снижение расходов по займам. Это говорит о том, что правительству не потребуется резко сокращать долг.

Бланшар считает, что правительство не должно погашать долг без каких-либо исключений, поскольку необходимость финансирования более высоких долговых обязательств может поглотить капитал инвесторов, который они могли бы вложить в перспективные частные предприятия.

Кеннет Рогофф выразил схожее мнение. «Позиции США сейчас очень сильны, и у страны есть масса возможностей», - считает он.

Некоторые либеральные экономисты пошли еще дальше, выступая за новый подход в фискальной политике, известный как современная теория денег.

Эта теория гласит, что лица, принимающие решение в сфере налоговой политики ограничены не своей способностью находить инвесторов для покупки облигаций, с целью финансирования бюджетных дефицитов, поскольку правительство США, при необходимости, может попросту напечатать деньги для финансирования бюджетного дефицита или для погашения долга перед держателями облигаций, но ограничены способностью экономики поддерживать дополнительные расходы и рабочие места без дефицита и роста инфляции.

По мнению экономиста Стефани Келтон, профессора Университета Стоуни-Брук и бывшего главного экономиста от Демократической партии в Бюджетном комитете Сената, вместо размышлений о том, станет ли новая политика причиной дефицита, законодатели должны подумать о том, приведут ли новые расходы к росту инфляции или дисбалансу в экономике. 

По ее словам, если экономика способно «поглотить» новые расходы без роста ценового давления, политикам нет нужды «компенсировать» эти расходы в другом месте. Если ценовое давление все же возрастет, государство может повысить налоги либо же Федеральный резерв повысит процентные ставки. «Все, что мы хотим сказать это то, что согласно современной теории денег здесь еще есть пространство для маневра», - говорит Стефани. «Мы могли бы еще богаче как государство, если бы были смелее в реализации фискальной политики».

Пока рост государственного долга не привел к резкому росту цен. Инфляция также остается на уровне спрогнозированного Федеральной резервной системой на большую часть минувшей четверти столетия и даже меньше его.

Тем не менее, многие другие экономисты не готовы принять эти идеи.

По мнению Алана Ауэрбаха, экономиста Калифорнийского университета в Беркли, тезисы современной теории денег «просто смешны» и могут привести к нежелательной или неожиданной инфляции.

Не так давно Греция и Италия достигли своего критического уровня, когда высокая долговая нагрузка привела к увеличению процентных ставок и проблемам в экономике. США, возможно, тоже достигли такого критического уровня, но пока без видимых последствий.

Интересное наблюдение сделали экономисты Goldman Sachs Group Inc., выявив, что у стран, где началась рецессия, присутствует не только высокий уровень долга по отношению к ВВП, но и низкий уровень фискальной активности государства, что влечет за собой экономический спад. С другой стороны, страны, чьи долговые обязательства номинированы в собственной валюте, например, как в случае с США, такие негативные явления проявляются намного меньше.

По словам Марка Голдвейна, старшего вице-президента Комитета по федеральному бюджету, продолжая допускать большой дефицит, США замедляют рост заработной платы, вытесняя частные инвестиции, увеличивая объем бюджета, предназначенного для финансирования старых долгов, и подвергая страну риску финансового кризиса в будущем.

Голдвейн считает, что сигналы от рынка в виде процентных ставок могут быть обманчивыми и опасными. Обеспечивая США низкие процентные ставки, финансовые рынки просто «дают нам возможность затянуть петлю на шее собственными руками», отмечает он.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

1933 просмотра

Региональные МФО не переживут нововведений Нацбанка

Меры будут полезны лишь тем, кто сможет пережить основное нововведение – повышение размера уставного капитала

Коллаж: Вадим Квятковский

Микрофинансовые организации, обслуживающие население небольших городов и районов, не видят для себя будущего на рынке кредитования, считая, что грядущие изменения пруденциальных требований поставят крест на их деятельности. Представители МФО полагают, что нововведения отразятся и на их постоянных клиентах, которым сложно получать займы в БВУ.

Слабое звено

МФО, работающие в малых городах и сельских зонах Казахстана, могут покинуть рынок. По мнению представителей организаций, для них именно таким итогом станет очередное ужесточение правил деятельности компаний небанковского сектора. 

Соответствующий указ в июле текущего года подписал президент Казахстана, Национальный банк приступил к разработке постановления. В целом планируемые изменения направлены на стабилизацию сектора микрокредитования. Документ был разработан для недопущения неконтролируемого роста долговой нагрузки населения, а также для повышения уровня ответственности игроков рынка за выполнение договорных обязательств. 

Как сообщал в конце ноября «Курсиву» председатель Ассоциации микрофинансовых организаций Казахстана (АМФОК) Ербол Омарханов, для всех участников сектора устанавливается единый предельный размер годовой эффективной ставки в 56% годовых. Сейчас предельная ставка по розничным займам у БВУ и МФО не должна превышать 56%, но у компаний онлайн-кредитования она пока ограничена 100%.

Будут отменены комиссии и вознаграждения за оформление и выдачу займов. Планируется введение допустимого уровня кредитной долговой нагрузки клиентов, которые к тому же должны будут подтверждать доход выше прожиточного минимума. Объем операций может сократиться, но дополнительно компании смогут зарабатывать в качестве платежных агентов и на рынке ценных бумаг.

В зоне риска

Однако все эти меры будут полезны лишь тем МФО, которые смогут пережить основное нововведение – повышение размера уставного капитала. Предполагается, что с 1 января по 1 июля 2020 года он должен будет составлять 30 млн тенге. С 1 июля 2021 года увеличится до 50 млн, а к 1 июля 2022 года – до 100 млн тенге. В АМФОК подсчитали, что в настоящее время почти половина действующих микрокредитных компаний имеют уставный капитал менее 50 млн тенге. Они – в зоне риска.

«Среди них мы, работающие в небольших населенных пунктах, где живут люди, не обладающие огромными деньгами. Наша МФО, созданная крестьянскими хозяйствами, прошла перерегистрацию в 2016 году. Тогда условие о наличии уставного капитала в 30 млн тенге мы выполнили, необходимые требования для ведения этого бизнеса соблюдаем. Теперь вряд ли сможем продолжать», – делится мнением с «Курсивом» директор ТОО «Микрофинансовая организация СельхозКредит» Елена Бугубаева.

ТОО работает с жителями Зыряновска и Катон-Карагайского района ВКО. По словам Елены Бугубаевой, за микрозаймами обращаются местные небольшие КХ и физические лица. В основном деньги берут на приобретение скота, на потребительские цели. 

«Наши клиенты не обращаются в банки, так как имущество в селе в залог там не принимают. А мы идем навстречу и таким образом выполняем социальную функцию, задолженности не имеем. И так сельский житель живет много хуже, чем городской, теперь ему вообще перекрывают кислород. И нам тоже», – говорит г-жа Бугубаева.

Она также считает, что Нацбанку необходимо разрабатывать и применять новые требования, используя дифференцированный подход, с учетом местоположения МФО, объемов проводимых операций.

С ней солидарна и руководитель МФО «Алтын Пайда» Ирина Мицык из Рудного Костанайской области.

«У нас в клиентах определенный контингент – пенсионеры, физлица. Бизнеса в процентном отношении меньше. Мы не взимаем комиссии за выдачу займа, готовы и дальше следовать указаниям регулятора. Но увеличение порога уставного капитала приведет к закрытию маленьких региональных, но нужных населению компаний», – рассуждает Ирина Мицык.

При этом руководители МФО не считают приемлемым выходом слияние мелких компаний ради наращивания уставного капитала. Не готовы они и переходить в нишу онлайн-кредитования. 

Кому беда, кому – выгода

Однако есть и такие компании, кто не против перемен. Так, по словам руководителя МФО из Караганды FinansInvest Владимира Литвинова, уставный фонд его компании сегодня составляет 100 млн тенге. По его словам, МФО тесно работает с предпринимателями, но при наличии надежной кредитной истории поддержку получают и физические лица. Размер займов может быть разным – от 200 тыс. до 3 млн тенге и выше.

«Для мелких компаний ужесточение мер будет менее выгодно, но для стабильных компаний, которые не первый год на рынке, это хорошо. И даже выгодно, потому что уйдут мелкие конкуренты. Но и это не главное. Мы абсолютно положительно относимся к открывающимся возможностям по работе с ценными бумагами, так как это еще одна возможность для привлечения средств со стороны. Это интересно», – считает Владимир Литвинов.

По его мнению, своевременна и мера по повышению уровня требований к заемщикам.

«Это защитит микрофинансовые организации, так как пока закон зачастую на стороне клиентов, которые должны уже понимать, что по счетам платить необходимо», – уверен Владимир Литвинов.

Каков масштаб потерь?

Если Нацбанк не внесет корректировки, смягчающие условия по формированию уставного капитала, часть микрокредитных компаний покинет рынок. Это признают многие, но никто не берется назвать хотя бы примерное число «потерь». Тем временем по всем регионам страны в настоящее время проходят судебные разбирательства по искам территориальных подразделений регулятора к микрокредитным организациям, не прошедшим государственную перерегистрацию до 1 января 2016 года, как того требовало законодательство. Одним из условий для осуществления процедуры явилось наличие уставного капитала в 30 млн тенге. «Курсив» запросил официальную информацию по числу исков, чтобы понять, сколько МКО этот рубеж не преодолело.

«Территориальные филиалы Национального банка наделены полномочиями по подаче с января 2019 года исков в суды о принудительной ликвидации или реорганизации микрокредитных организаций, не прошедших государственную перерегистрацию в соответствии с пунктом 1 статьи 31 Закона о МФО. В связи с чем в 2019 году филиалами Национального Банка проведена активная работа по подаче исков в суды о принудительной ликвидации или реорганизации микрокредитных организаций. Так, по состоянию на 01.08.2019 г. всего подано исков о принудительной ликвидации/реорганизации в суды в отношении 293 микрокредитных организаций, из которых решения о принудительной ликвидации/реорганизации на указанную дату вынесены в отношении 198 микрокредитных организаций», – говорится в официальном ответе Национального банка на запрос «Курсива».

Вместе с тем стоит отметить, что в реестре, опубликованном на сайте регулятора, числится лишь 175 действующих МФО (данные на 18 ноября 2019 года).

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance