Перейти к основному содержанию

bavaria_seasonX_1200x120.gif


1111 просмотров

Ерлан Ашыкбеков: «Бизнес, не переходя на безнал, теряет часть выручки»

Директор департамента платежных систем Нацбанка рассказал «Къ» о состоянии и перспективах платежного рынка

Фото: shutterstock.com

Ситуация на рынке платежей Казахстана постепенно меняется в сторону безналичных расчетов. Свой весомый вклад в этот процесс, помимо непосредственных его участников, в первую очередь в лице банков второго уровня, вносит и финансовый регулятор. О состоянии и перспективах платежного рынка «Къ» побеседовал с директором департамента платежных систем Национального банка РК (НБ РК) Ерланом Ашыкбековым. 

– Ерлан Таскынбекович, какие главные тенденции на рынке платежей Вы бы отметили?

– В первую очередь это активный рост платежей через дистанционные каналы, то есть онлайн-платежи. На текущий момент каждая вторая безналичная транзакция у нас проходит через дистанционные каналы: это интернет-банкинг и мобильный банкинг. Ежедневно население проводит платежи через дистанционные каналы на сумму 7 млрд тенге. Это очень важный показатель, и этот тренд продолжает усиливаться, особенно в последние два года.

Второй немаловажный тренд – это рост операций, которые проходят по сервису P2P. В последние годы население начало активно использовать этот канал для осуществления переводов между физическими лицами. Этот показатель также стремительно растет.

Третий важный тренд и драйвер дальнейшего роста рынка платежей – это бесконтактные платежи, когда операции осуществляются с помощью карты или смартфона в одно касание.

В целом, этот сегмент показывает значительный рост. За первые 9 месяцев 2018 года безналичные платежи выросли более чем в 2 раза. В результате сейчас большинство транзакций по картам, или почти 64%, приходится на безнал. 

– И как Вы видите перспективы обозначенных Вами трендов?

– Мы ожидаем, что эти тренды будут усиливаться по мере внедрения новых технологий. Прежде всего это проведение расчетов с помощью QR-кода (quick response code – код быстрого реагирования. – «Къ»), для чего не требуется наличия отдельного оборудования – POS-терминала для приема платежей. Это очень удобно для тех сегментов рынка, где в массовом порядке проходят в основном микроплатежи, либо на рынках, базарах, где нет возможности для использования POS-терминалов, но где можно для проведения разовых расчетов использовать только QR-код. То есть благодаря технологиям способы для осуществления платежей бизнесом и населением становятся более доступными и удобными.

– К каким последствиям ведет увеличение безналичных платежей? 

– Рост безналичных расчетов ведет к росту транспарентности денежных потоков, увеличению прозрачности экономики, снижению теневого сектора, росту налогооблагаемой базы, ускорению денежного обращения и снижению прямых транзакционных издержек бизнеса на поддержание наличного оборота. 

Например, последние исследования показывают, что расходы на поддержание наличного оборота составляют 5–7% ВВП. В эти расходы входят все совокупные издержки субъектов экономики на эмиссию бумаг, инкассацию, транспортировку, хранение, сортировку, учет и так далее.
При переходе на безнал эти издержки значительно оптимизируются. Платежи станут более динамичными, что позволит ускорить оборачиваемость денег. 

В совокупности эти факторы способствуют снижению теневой экономики и в конечном счете росту валового внутреннего продукта. Есть некоторые исследования, согласно которым более высокая доля использования безналичных платежей приводит к тому, что общий рост ВВП увеличивается на 1%. 

Кроме того, более высокая доля безналичных расчетов приводит к вовлечению в оборот той массы денег, которая находится вне банковского оборота у населения и малого бизнеса. Эти деньги начинают работать на благо экономики, выступая источниками фондирования для кредитования и в качестве поддержки торговых операций. И это несомненный плюс роста безналичных платежей.

– А кто сейчас является главной целевой аудиторией внедряемых новаций на рынке платежей? 

– Сегодня через банки второго уровня с использованием платежных систем Национального банка ежедневно проходит более 3 трлн тенге. Сюда входят платежи, которые проводят и финансовые институты между собой на рынке, и корпоративные клиенты и крупный бизнес по своим сделкам. 

Поэтому все новации и сервисы банков сейчас направлены на то, чтобы создать инфраструктурные и технологические условия для перехода того сектора экономики, в котором происходит преобладание наличного расчета, а именно в розничной торговле, на безналичные платежи.

– Плюсы безналичных расчетов очевидны. Но почему тогда часть бизнеса неохотно переходит на этот способ оплаты? 

– На самом деле статистика показывает, что высокий темп роста безнала указывает на изменение ситуации к лучшему. Если пять лет назад по картам безналичные платежи составляли всего 20%, то сейчас, как я уже сказал, количество безналичных операций по карточкам составляет почти 64%, по объему – 30%. Бизнес понимает, что у нас в стране создана огромная армия потребителей, которая может осуществлять покупки, используя безналичный расчет через интернет в рамках электронной коммерции и офлайн-торговли. 

Таким образом, если бизнесмены не предоставят соответствующий сервис для проведения безналичных платежей для потребителей, то это будет означать потерю части своих клиентов, части своего бизнеса и торгового оборота. Поэтому бизнес должен понимать, что, не переходя на безнал, он теряет часть своей выручки. И мы видим, что более 80 тыс. субъектов бизнеса уже активно используют безналичные платежи. 

– Но по какой причине часть бизнеса предпочитает оставаться в тени налички? 

– Да, есть такая проблема в сегменте малого бизнеса, который представлен в основном индивидуальными предпринимателями и торговцами. Скорее всего, это связано с тем, что переход на безнал означает повышение прозрачности их оборотов, тогда как наличный расчет позволяет им оставаться вне поля зрения фискальных органов. 

То есть среди части предпринимателей есть опасение, что переход на безналичный расчет будет означать рост их издержек в виде расходов на уплату налогов. Скорее всего, это остается основной причиной отказа части бизнеса от перехода на безналичные платежи. Но у основной части нашего бизнес-сообщества уже произошла трансформация сознания, многие бизнесмены оценили плюсы безнала и перешли на него. 

– А что нужно сделать, чтобы остальная часть бизнеса поступила так же?

– Необходимо создавать стимулы в виде мер поощрения за переход на безналичные платежи и одновременно повышать финансовую грамотность малого и среднего бизнеса. И в этой части, возможно, со стороны правительства потребуются определенные меры в виде исключения налогообложения или создания налоговых льгот, чтобы поощрять безналичные обороты предпринимателей, содействуя тем самым их активному переходу на безнал. 

В этом отношении есть положительная международная практика отдельных стран по налоговому стимулированию безналичных платежей, например в Южной Корее, которая позволила добиться существенных результатов.

Другими словами, нужно создать такие условия, которые бы дестимулировали наличный расчет и, наоборот, стимулировали предпринимателей активнее переходить на безналичные операции, при этом формируя такой режим налогообложения, чтобы бизнес был заинтересован в переходе на безнал. 

– А какие планы есть у Нацбанка по увеличению безналичных операций? 

– Сейчас Национальный банк работает над проектом для банков второго уровня, реализация которого позволит их клиентам осуществлять моментальные платежи, используя только один реквизит – номер своего мобильного телефона. Мы запустим межбанковскую систему мгновенных платежей в промышленную эксплуатацию в ближайшее время. Национальный банк будет дополнительно информировать о запуске.
 


723 просмотра

Оживет ли венчурное финансирование в Казахстане?

По мнению экспертов, главной проблемой венчурного рынка является менталитет инвесторов

Фото: shutterstock.com

Несмотря на то, что сегодня венчурного инвестирования в Казахстане практически нет, шансы на будущее у него все же есть. Во всяком случае, так говорят специалисты рынка. Но чтобы использовать шансы, нужно решить ряд существующих проблем.

Вопросы венчурного финансирования обсуждаются, и сам метод привлечения инвестиций внедряется казахстанским бизнес-сообществом далеко не первый год. Так, весной 2012 года был создан общественный фонд «Атамекен Startup». Позже на его базе был сформирован неформальный клуб бизнес-ангелов «Atameken Angels». Уже в 2014 году организация планировала инвестировать в местные стартапы порядка миллиона долларов. О создании Ассоциации бизнес-ангелов ранее заявлял и бизнес-инкубатор MOST.

Однако значительного влияния на развитие венчурного финансирования в стране эти организации пока не оказали. Как правило, наиболее привлекательными, с точки зрения вложения средств, являются те стартап-проекты в Казахстане, которые уже имеют определенный позитивный опыт работы.

«Венчурного рынка у нас пока что нет. И это связано, в основном, с вопросом менталитета. То есть каким образом люди, которые имеют деньги, оценивают тех, кому эти деньги нужны для развития своего стартапа», – говорит предприниматель Алексей Сидоров.

Добавим, что летом прошлого года президентом подписан закон с поправками по венчурному финансированию. Цель изменений – стимулировать инвестирование в рынок финансовых технологий в Казахстане.

По мнению директора бизнес-инкубатора MOST Алима Хамитова, этот закон должен расшевелить всю экосистему «стартап – инвестор».

«Для инвестора сейчас более понятно, как должен происходить процесс финансирования, и он может хотя бы каким-то образом минимизировать риски. Мы как частный инкубатор дальше развиваем направление бизнес-ангелов, то есть ищем людей с деньгами и готовых инвестировать», – рассказал Алим Хамитов. Он отметил, что подобные инициативы в настоящее время формируются и на республиканском уровне.

«Это ассоциация инвесторов, которая подразумевает вхождение туда трех сторон. Это местные инвесторы, то есть местный капитал, зарубежный капитал и государственное участие. Можно рассматривать разные схемы, один из сценариев – это инвестировать один к одному», – поделился он. Спикер отмечает, что, возможно, скоро будут анонсированы первые результаты деятельности этой организации. Вопрос в том, решатся ли с приходом новых бизнес-ангелов существующие проблемы.

Проблемы инвестирования

Как уже упоминалось, одна из проблем венчурного финансирования состоит в подходе самих инвесторов. Алексей Сидоров считает, что на текущем этапе в Казахстане низкий уровень доверия между инвестором и стартапером. «Для того чтобы каким-то образом минимизировать риск потери денег, стартаперу предлагаются довольно невыгодные условия. Например, деньги дают под залог либо пытаются забрать у предпринимателей слишком большую долю бизнеса», – отметил Алексей Сидоров.

В международной практике, по его словам, это пройденный этап. «Давно стало понятно, что предпринимателям нужно дать возможность работать и мотивировать их на дельнейшее развитие, а если львиная доля в его бизнесе принадлежит инвестору, то о мотивации речи быть не может», – считает спикер.

Таким образом, возможности начинающих бизнесменов и стартапов в привлечении средств на первом этапе довольно ограниченны. Это касается в том числе и государственных программ, направленных на развитие стартап-индустрии. «Условия, которые должен выполнить предприниматель, чтобы получить какое-то финансирование, являются большим барьером, который немногие готовы перешагнуть», – говорит Алексей Сидоров. При этом, по его словам, нередко решение о выдаче денег зачастую принимается на основании не того, насколько талантлив предприниматель или команда, а того, насколько правильно выполнены формальные требования. И это, по мнению бизнесмена, является самой большой проблемой.

Еще одна сложность заключается в отсутствии критической массы качественных проектов, считает Алим Хамитов.

Согласно данным международной платформы стартапов StartupBlink, в Казахстане есть всего 27 проектов. При этом Казахстан занимает 71-е место среди 197 стран, находящихся в глобальном рейтинге экосистем. Самые популярные проекты – это Iris, Singularity Lab и Hexlet. Наиболее активные индустрии – это образование, мобильные услуги и недвижимость.

«Это говорит о том, что нам нужно открываться, рассказывать, что у нас есть проекты, стартапы, которым удалось привлечь средства, и не только местных инвесторов», – говорит г-н Хамитов.

MOST поддерживает стартапы в привлечении средств. «Мы помогаем ребятам, которые в том числе находятся на стадии идеи. Почему мы это делаем? С точки зрения бизнеса это нам не интересно, так как это неустойчивая модель. Но в целях развития всей стартап-экосистемы мы не бросаем это направление», – поделился Алим Хамитов.

Он также отметил, что в Казахстане стали появляться венчурные фонды. И есть надежда, что благодаря принятому в прошлом году закону помимо стартапов появится и критическая масса частных инвесторов, фондов и партнерств по принципу ГЧП.
 

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Министерство информации и коммуникаций РК ужесточает правила аккредитации журналистов в освещении мероприятий. Как Вы думаете, почему они это делают?

Варианты

Цифра дня

$22,012
трлн
составил госдолг США, впервые в истории превысив отметку в $22 трлн

Цитата дня

Люди должны соблюдать элементарные требования, это вопрос безопасности самих граждан, и граждане в первую очередь должны заботиться о себе и о своих детях. Всегда почему-то считают, что виновато государство и государственные органы: да, действительно, мы - орган по контролю за противопожарной безопасностью. Но в то же время безопасность своих детей, своего жилища, какое печное отопление, какое используется топливо и все остальные отсюда вытекающие последствия - это должно возлагаться на самих граждан

Ерлан Тургумбаев
министр внутренних дел Республики Казахстан

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank