4011 просмотров
4011 просмотров

Глава АО «Ситибанк Казахстан» о падении тенге: Казахстан отделался «легким кашлем»

Председатель правления АО «Ситибанк Казахстан» Андрей Курилин объяснил в чем везет казахстанцам

Фото: Олег Спивак

Последние 10 лет глобальные банки один за другим покидали нашу страну. В официальных релизах значилось: «смена курса материнской структуры», «сужение рынка», «кризисные явления экономики». И только Ситибанк скромно отмалчивался и набирал обороты. «Къ» побеседовал с председателем правления АО «Ситибанк Казахстан» Андреем Курилиным, который объяснил, чем было вызвано падение тенге и в чем везет казахстанцам. 

– Из страны ушли все мультинациональные банки, кроме вашего. Можно сказать, что битву за Казахстан выиграл Ситибанк?

– Для того чтобы закрепиться на рынке отдельно взятой страны, необходимо выработать долгосрочную стратегию и с осторожностью осуществлять экспансию в те сегменты, где традиционно сильны позиции местных банков, например в розничный, ведь удачных примеров, когда иностранная финансовая организация занимает крупную долю розничного рынка, мало.

– Сбербанк Казахстана, например, хорошо себя чувствует в рознице…

– Региональная близость всегда играет большую роль, а с Российской Федерацией у Казахстана открытая граница. Продолжая ответ на первый вопрос: по официальным данным, АО «Ситибанк Казахстан» – крупнейший банк страны по объему обрабатываемых платежей. Мы также один из ведущих агентов KASE по клиентским валютным операциям. Расчетные и валютные операции – наше профильное направление как в Казахстане, так и во всем мире: Citigroup обрабатывает платежей в среднем на $4 трлн в день, или больше квадриллиона долларов в год.

Наше лидерство не случайно. В экономике Казахстана значительную роль играют иностранные стратегические инвесторы, и банк, который работает с инвесторами, всегда будет претендовать на ведущие позиции по объему операций.
К слову, колоссальный объем прямых иностранных инвестиций, накопленный Казахстаном, – свидетельство открытости экономики Казахстана и ее привлекательности для инвестиций. В мире не так много государств, где компания, контролируемая иностранным конгломератом, выступает лидером по продажам. А в Казахстане, как вы знаете, самая крупная компания по выручке – «Тенгизшевройл». 

– Объем китайского капитала в банковском секторе страны растет из года в год. Конкуренции не боитесь?

– Рост китайского капитала в банковском секторе Казахстана закономерен: мы близко соседствуем со второй экономикой мира, и для того, чтобы развиваться, республика будет взаимодействовать с Китаем. Подобное соседство – благоприятный фактор. Посмотрите на Мексику, во многом экономический успех этой страны обусловлен общей границей с США.

– Если Ситибанк – основной игрок на валютном рынке, то это вам мы обязаны летним падением тенге?

– Нет. Колебания курса тенге были обусловлены тем, что тенге – валюта рыночная, а все рыночные валюты зависят от мировой экономики. Факторы, которые сегодня в той или иной степени влияют на стоимость тенге, – это цена на нефть, курс рубля (в силу открытой границы с Россией) и, самый важный, повышение ставки ФРС США. Еще пару лет назад на долларовых депозитах на территории США нельзя было заработать больше долей процента годовых, а сегодня их доходность достигает 3% в год. В этой связи мировая денежная ликвидность уходит в доллар из других валют, и прежде всего из валют новых рынков, таких как Казахстан.

Подчеркну, страна очень спокойно пережила эту ситуацию. Нужно понимать, что, выражаясь фигурально, летом Казахстан отделался «легким кашлем», ведь в Аргентине, Турции и некоторых других странах падение нацвалют было более глубоким. Астане удалось этого избежать, в частности, потому, что у Казахстана отсутствует проблема внешнего госдолга. Восприятие страны у портфельных инвесторов положительное. Кроме того, Казахстан располагает существенным объемом золотовалютных резервов, и такой баланс небольшого госдолга и ЗВР – большая редкость.

– Если коснулись золотовалютных резервов, давайте продолжим тему Нацбанка. Как Вы оцениваете работу регулятора?

– Citi приветствует открытость экономик и конкуренцию по общепринятым в мире рыночным правилам. Общепринятые правила подразумевают регулирование и надзорные требования, которым нужно следовать. И в этой связи мы испытываем полное удовлетворение от ситуации в Казахстане. Здесь создается равное поле для конкуренции, когда выигрывают те, кто предлагает конкурентные продукты, чьи услуги более востребованы клиентами и кто грамотнее управляет рисками.

Национальный банк стремится следовать мировым стандартам. Мы поддерживаем регулятора во всех его начинаниях и считаем, что надзор в Казахстане близок к доминирующей мировой практике. В развитых странах надзор зачастую более жесткий. Не стоит забывать, что банковский бизнес – это, с одной стороны, высокие прибыли, а с другой – высокие риски.

– По Вашему мнению, дедолларизация экономики Казахстана происходит?

– В стране происходит нормализация. Среди наших клиентов крупнейшие компании РК. Судя по профилю транзакций (остатки на счетах, динамика оборотов), мы видим, что бизнес многих из них растет. Тенге торгуется по плавающей ставке. Рынок всегда справедлив: сильные зарабатывают, слабые – уходят.

Масштабы и философия потребления в Казахстане пока еще сильно отличаются от ситуации в тех странах, где, как, например, в США, капитализм существует столетия. Там для большинства населения денежные доходы не столько средство накопления, обуславливающее постоянные переводы в более привлекательные, с точки зрения потребителя, иностранные валюты, сколько инструментарий для расходов. По мере того как потребительская философия будет развиваться в Казахстане, думаю, долларизация постепенно сойдет на нет, как туча в солнечный день.

Наконец, во всех рыночных странах, которые в значительной степени зарабатывают экспортом, иностранная валюта всегда будет иметь закономерно большое значение. И наоборот, если бы государство в основном зарабатывало на внутреннем рынке, то вопрос долларизации исчез бы сам собой\ И наоборот, если государство в основном зарабатывает на внутреннем рынке, то вопрос долларизации исчезнет сам собой. 

– Отечественные финансисты говорят, что мы живем в условиях кризиса 10 лет. По-моему, у нас в стране, как и в США, начались проблемы в 2007 году с рынка недвижимости.

– Абсолютно не согласен с тем, что страна не вышла из кризиса. Помимо того что я сотрудник международной группы, я бывший советский гражданин, вдоволь наездившийся по миру, поэтому на ситуацию смотрю несколько иначе. Взрывной рост, имевший место на финансовом рынке Казахстана до 2008–2009 годов и воспитавший многих молодых людей, пришедших в профессию в те годы, был абсолютно не-нор-маль-ным! Рынок не может всегда расти, капитализм – это циклы роста и падений. В 90-х и нулевых на страну полился долговой дождь, при этом значительные деньги проходили мимо реальной экономики. А в 2008 году начался катарсис, очищение. Деловая жизнь – это конкуренция и испытания, а не сплошная череда успехов. Сейчас наступила нормальная капиталистическая жизнь, всем воздающая по заслугам и в определенной степени жесткая. Для того чтобы чего-то добиться, надо постоянно быть в форме и совершенствовать себя. В Казахстане не кризисная, а рыночная, открытая экономическая среда, в которой важную роль играют иностранные инвесторы и которая, в силу географических реалий, постоянно реагирует на то, что происходит вокруг страны.

Потенциал Казахстана во многом обусловлен его местоположением, лидерством в экспорте сырья (Казахстан приблизился к первой десятке производителей нефти) и сильными макроэкономическими показателями.

– Хорошие макроэкономические показатели… но правительство выходит на международные рынки долгового капитала.

– Здесь нет противоречия. Любой качественный бизнес всегда финансируется комбинацией собственных и заемных средств. К слову, в этом десятилетии Citigroup участвовал во всех выпусках суверенных облигаций РК, и мы многократно воочию убеждались, как положительно портфельные инвесторы оценивают Казахстан. Каждый раз, когда правительство выходит занимать, они выстраиваются в очередь и предлагают в несколько раз больше, чем требуется. Это неудивительно. По публикуемым данным, за годы независимости в экономику Казахстана было вложено около $300 млрд прямых инвестиций. По этому показателю Казахстан лишь незначительно отстает от России, ВВП которой превышает местный в 10 раз! Казахстанцы должны понимать, что бремя инвестиций в реальную экономику лежит не на них (в этом случае подоходный налог наверняка был бы значительно выше 10%), а на международных инвесторах, которые создают здесь новые рабочие места и платят налоги.

– Минусы у экономики Казахстана есть?

– В Казахстане есть определенные сложности с концентрацией потребителей. Страна колоссальная по территории, а население относительно небольшое. И к тому же нет ни одного мегаполиса, где было бы сконцентрировано 3–5 млн человек. Поэтому заниматься любым видом розничных операций в Казахстане весьма затратно.

– Международные рейтинговые агентства, оценивая экономику Казахстана, всегда упоминают коррупцию. Вы или ваши клиенты сталкивались с подобными проявлениями?

– Когда страна открыта, возможно всякое. Возьмем Нью-Йорк. Это открытый город, там есть небоскребы, лучшие в мире музеи и университеты, развитый рынок финансовых услуг, но там есть и бездомные, и преступность. Наши клиенты работают в Казахстане по тем же правилам, что и в других странах мира, и то же самое мы можем сказать и про себя. Если кто-то сталкивается с негативными проявлениями, это достойно сочувствия, но, полагаю, у каждого всегда есть выбор. В Казахстане очень много прямых инвесторов, инвестиции которых обращены в материальные активы и присутствие которых оказывает дополнительное положительное влияние на укрепление этических норм ведения бизнеса.

– Много лет наблюдаю за работой Совета иностранных инвесторов. По итогам ежегодных встреч никогда не принимается план работ, нет договоров, только общие фразы. Верное ли это впечатление?

– Иностранные инвесторы в РК – это значительная экономическая сила. И то, что они поддерживают контакт с первыми лицами государства, – абсолютно нормальная ситуация. Инвесторы встречаются с руководством страны, потому что партнерам всегда нужно встречаться.

– А что происходит в кулуарах совета?

– Ничего не происходит в кулуарах. Повторюсь еще раз, что Казахстан – это открытая рыночная экономика. Нам не приходилось сталкиваться с так называемыми кулуарами. Сам факт встречи – это очень здорово! Есть не так много государств, где руководство настолько открыто для общения с иностранными инвесторами. Казахстанцы должны испытывать удовлетворение от того, что у страны столько партнеров и столько людей выбирают Казахстан как место работы. Есть и обратная сторона – местным компаниям подчас приходится конкурировать с лучшими в мире игроками, но в этой конкуренции местный бизнес быстрее обучается и становится сильнее.

– О местных компаниях. В ВВП развитых экономик большую роль играет малый и средний бизнес. Почему в Казахстане при всех плюсах другая ситуация?

– Сервисная экономика – это основа ВВП развитых стран. Основной источник выручки малого и среднего бизнеса – это кошелек гражданина. Вновь возвращаемся к проблеме концентрации потребителей и культуре потребления. Казахстану нужна концентрация населения, которая приведет к потребительской экономике, и тогда уже будут обеспечены и рост МСБ, и диверсификация экономики.

– Как этого добиться?

– Думаю, один из вариантов – это поощрение и поддержка рождаемости, но эти действия вряд ли ощутимо отразятся на экономике в ближайшие годы. Второй вариант – сделать рынок труда еще более открытым.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер