Перейти к основному содержанию

bavaria_x6_1200x120.gif


569 просмотров

Международные резервы Казахстана снизились на 3% с начала года

За 9 месяцев 2018 года золотовалютные резервы составили $30 млрд

Фото: Офелия ЖАКАЕВА

На конец августа международные резервы Казахстана составили $87,045 млрд, на конец 2017 года - $89,079 млрд. Таким образом, за август международные резервы Казахстана снизились на 0,7%, с начала года - на 3%, сообщает «Интерфакс-Казахстан».

«За 9 месяцев 2018 года золотовалютные резервы Национального Банка, по предварительным данным, составили $30 млрд. Международные резервы страны (включая активы Национального фонда) достигли $86,4 млрд. На денежном рынке сохраняется избыточная ликвидность, изымаемая преимущественно выпуском нот. На 12 октября чистое изъятие ликвидности Национальным банком составило 3 трлн тенге. Объемы краткосрочных нот в обращении составили 3,8 трлн тенге. Доходность по нотам в октябре, в зависимости от срочности, складывалась в диапазоне 8,40%-8,45%», - рассказал глава Нацбанка Казахстана Данияр Акишев.

Глава финрегулятора также обратил внимание на ставки денежного рынка. Индикатор TONIA, который является таргетируемым индикатором для Национального банка, по итогам 12 октября 2018 года сформировался на уровне 8,03%, то есть практически на нижней границе процентного коридора.

«Национальный банк считает, что такое позиционирование данного индикатора не совсем правильно, поскольку ограничивает достижение целей при проведении денежно-кредитных операций. Поэтому в целях повышения эффективности наших операций на денежном рынке мы видим необходимость сближения таргетируемого индикатора TONIA с базовой ставкой. Данная мера повысит предсказуемость ставок на денежном рынке. Для достижения нужного результата мы изучаем разные возможности, в том числе сужение границ процентного коридора», – подытожил глава Национального банка.


58094 просмотра

Как обесценивался тенге

Казахстанцы не хотят обжечься на очередной девальвации

Фото: Дарья Позденко

Ночные походы казахстанцев в обменники на фоне разного рода слухов со стороны выглядят странными. Однако если взглянуть на кривую поведения тенге с момента его создания, почвы для удивления у наблюдателя не останется. Просто никто из сограждан не хочет обжечься на очередной девальвации.

В последний рабочий день перед выборами, 7 июня, объем торгов долларами на КАSЕ достиг $446 млн, днем ранее на бирже было продано (и куплено) $312 млн. До этого в текущем году 300-миллионная планка (а именно $338 млн) была преодолена всего однажды, 20 марта, и произошло это на следующий день после заявления президента об отставке. Для сравнения: в апреле средний ежедневный объем торгов долларами на КАSЕ составил $94,4 млн. Связь между пиками спроса на валюту и важнейшими внутриполитическими событиями очевидна. Любую непонятную ситуацию люди (и их предприятия) предпочитают переждать в валюте. Как сформировался этот национальный инстинкт? 

1993–2002

Появившись на свет 15 ноября 1993-го, первые 9 лет своего обращения тенге неуклонно обесценивался, только с разной скоростью. За период до начала 2003-го курс рухнул в 33 раза – с 4,69 до 155 тенге за доллар. Видя, что доллар почти все время дорожает и уж точно никогда не дешевеет, население привыкло держать все денежные излишки в американской (или европейской) валюте. Поэтому плавное падение тенге особого возмущения в народе не вызывало.

Но была внутри этого 9-летнего отрезка одна дата, когда люди испытали первый девальвационный шок. Что этому предшествовало?

К концу 1996-го курс тенге успокоился, стало казаться, что нацвалюта нащупала некую равновесную цену. За 1997 год курс ослаб всего на 1,5 тенге, с 74 до 75,5. По итогам 1998-го доллар стоит уже 84, но эту динамику никто не считает критической. Во многих частных фирмах зарплаты неофициально устанавливаются в USD и начисляются по условному курсу 80. Предприимчивые люди несут деньги в банки на тенговые депозиты, надеясь процентами с лихвой перекрыть убыточную курсовую разницу… Кажущаяся стабильность рухнула 4 апреля 1999-го, когда власти страны объявили о «переходе к свободному колебанию курса». В результате девальвации №1 тенге слабеет примерно на треть.

Наемным сотрудникам, которым повезло с работодателями, зарплаты начинают считать по условному курсу 120, всем остальным – не повезло.

С другой стороны, владельцы долларовых капиталов стали на треть богаче.

Можно ли было предсказать девальвацию №1? Непосвященному – вряд ли. Финансовая грамотность населения 20 лет назад была низкой. Азиатским кризисом 1997–1998 годов интересовались только специалисты. О российском дефолте 1998-го знали почти все, но мало кто понимал его причины и проецировал их на Казахстан. Наконец, это была первая девальвация по команде сверху. А как предсказать то, чего раньше не было? Поэтому для подавляющего большинства сограждан это был, мягко говоря, сюрприз. И к опыту, что тенге всегда слабеет, добавился опыт, что курс может быть обрушен административно.

2003–2009 (февраль)

Девять лет упадка сменились ренессансом – шестью годами роста. Дорогая нефть и крупные внешние займы банков (которые стали возможны из-за дорогой нефти) наводнили страну валютой, и она стала дешеветь. В сентябре 2008-го был зафиксирован минимальный в новом тысячелетии обменный курс – 119,54. По цене доллара страна вернулась в апрель 1999-го. Люди, которые, следуя старому опыту, продолжили вкладываться в валюту после девальвации №1, фиксируют убытки. Приходит новый опыт сильного тенге. Линейной закономерности больше нет, задача сохранения и приумножения сбережений усложняется. В выигрыше оказались те, кто после девальвации №1 рискнул сберегать в нацвалюте. Но выигрыш этот был временным. 

Мини-эра доминирования тенге была свернута приказом свыше 4 февраля 2009 года. Девальвацией №2 для доллара был установлен новый коридор 150 ± 5 тенге, курс сдулся на 23%. Народ отреагировал нервно, потому что достаток граждан за тучные годы заметно вырос, а к хорошему привыкаешь быстро. Проиграли все из-за симметричного роста цен, и не только на импорт. Отдельно проиграли те, кто сберегал в тенге. Появилась новая категория проигравших – долларовые заемщики, и прежде всего ипотечники (государство за счет налогоплательщиков помогает им до сих пор). Зато те, кто не изменил старому опыту и продолжил ставить на доллар, как минимум отыгрались: курс вернулся к началу 2002 года.

В отличие от первой, вторую девальвацию можно было предвидеть и неспециалисту, она буквально напрашивалась. В 2007 году в стране лопается пузырь на рынке недвижимости, встают стройки, отрасль остается без кредитов, а банкам, как выясняется, нужно много валюты для выплаты внешних долгов. В 2008-м страну подводит нефть: за три осенних месяца она падает в цене более чем втрое и едва не опускается ниже пугающей отметки в $40 за баррель. Российский рубль покорно следует за нефтью и за 2008 год слабеет на 20% (с 24,4 до 29,4), а в начале 2009-го падение ускоряется, и по итогам января доллар стоит уже 35,4 рубля. Наконец, 21 января 2009 года меняется глава Нацбанка: от Анвара Сайденова, неоднократно отрицавшего возможность девальвации, пост принимает Григорий Марченко, не стесненный никакими обещаниями. В этой ситуации тенге «за 120» был обречен.

Девальвация №2 примечательна еще и тем, что народ впервые узнал цену «дешевого» доллара для казны. По данным Нацбанка, с 1 октября 2008 по 4 февраля 2009 года регулятор потратил $6 млрд из золотовалютных резервов «для обеспечения стабильности на валютном рынке и поддержания обменного курса в текущем диапазоне».

2009–2014 (февраль)

Следующие 5 лет курс доллара удерживается в заявленном Нацбанком коридоре 150 ± 5 тенге. До середины 2011-го нацвалюта укрепляется. На отсечке 145,43 происходит разворот и начинается движение к верхней границе коридора. В конце 2013-го доллар стоит 154 тенге. 11 февраля
2014-го приключается девальвация №3. Новый коридор для доллара составляет 185 ± 3, тенге слабеет на 20%.

Это была самая странная, а вернее – единственная странная девальвация из четырех. Подкованный народ из прошлого опыта знал, что есть два фундаментальных фактора давления на тенге: котировки нефти и курс рубля. Нефть тогда стоила $110 (!) за баррель, курс доллара к рублю равнялся 34,6 (то есть рубль был крепче, чем накануне девальвации №2). Таким образом, «предсказать» третью девальвацию могли только инсайдеры. Объяснения Нацбанка были неубедительны. Экспертами выдвигалась гипотеза, что девальвация носила превентивный характер – чтобы, если нефть с рублем упадут, не тратить на поддержку курса ни цента ЗВР. Если так, то получается, что чиновники недодевальвировали. Ибо оба риска реализовались – но вместо адекватной реакции в стране начались экономические чудеса.

2014–2015 (август)

Под занавес 2014 года тенге укрепляется до 182, после чего отправляется к верхней границе коридора и в августе 2015-го достигает отметки 188. Но казахстанцев эти колебания уже не волнуют – руководствуясь фундаментальными факторами, все они давно сидят в долларах. Дело в том, что к концу 2014 года нефть упала до $57, а в январе 2015-го – и вовсе до $46. За нефтью обвалилась российская валюта, курс которой в феврале 2015-го вплотную приблизился к 70 рублям за доллар. И наши предприимчивые соотечественники устремились к соседям за автомобилями и прочим сказочно подешевевшим добром. А 26 апреля 2015 года в Казахстане состоялись внеочередные выборы президента, на которых главный фаворит получил 97,7% голосов.

21 августа 2015-го происходит девальвация №4, самая предсказуемая из четырех. Объявляется, что обменный курс в стране теперь свободно плавающий. Цена доллара взлетает до 255 тенге. Но казахстанцы не торопятся выходить из валюты, потому что нарушена еще одна «известная» закономерность: нормальное соотношение тенге к рублю должно равняться 5:1. И если в России доллар стоит 66 рублей, значит рыночный курс тенге должен быть 330. Отныне процесс дедолларизации будет происходить долго и мучительно.

Автором третьей и четвертой девальваций (по крайней мере, номинальным), а также творцом рекордно крепкого курса 2,62 тенге за рубль (зафиксирован 3 февраля 2015 года) стал Кайрат Келимбетов. 2 ноября 2015 года его сменил Данияр Акишев. А через три дня Нацбанк сообщил, что в сентябре и октябре регулятор «отошел от подхода, объявленного 20 августа по переходу на свободный плавающий курс, и приступил к продажам валюты на валютном рынке», продав за этот период свыше $5 млрд «за счет средств Нацфонда и золотовалютных активов». Чтобы сберечь резервы, Нацбанк принял решение с 5 ноября минимизировать свое участие на валютном рынке. 

7 ноября 2015 года официальный курс доллара преодолел психологический рубеж в 300 тенге. Это движение курса, как и все последующие падения и укрепления, к одномоментным девальвациям никакого отношения уже не имеет. Зато приобретенный инстинкт сохранения казахстанцам еще наверняка пригодится.

Безымянный_0.jpg

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

d1fHAmG5BPI.jpg

almaty2019_kursiv_240×400.jpg

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций