Эксперты: Снижение курса тенге может пойти на пользу экономике

При этом аналитики не ожидают ослабления тенге ниже, чем 380 за доллар

Shutterstock.com

Несмотря на то что с начала года курс тенге плавно снизился на 10%, больших потерь от рыночных рисков или ухудшения достаточности капитала в банках не ожидается. Но дальнейшее давление на тенге может спровоцировать рост валютных рисков. Аналитики спрогнозировали, какой эффект на банковский рынок может оказать ослабление нацвалюты.

Дальнейшее снижение тенге теоретически может ухудшить качество валютных кредитных портфелей, особенно если речь идет о заемщиках, имеющих доходы в тенге. «В то же время доля валютных кредитов в активах банков постепенно снижается, находится ниже уровня 25%, и значимых системных рисков при нынешнем курсе мы не видим», – полагает старший аналитик «Альпари» Вадим Иосуб.

Однако в Fitch отмечают, что долларизация кредитного портфеля остается высокой (порядка 35%), что и представляет главный риск для качества активов банков. «Мы ожидаем обесценения в валютных кредитных портфелях, однако признание убытков будет растянуто во времени. В случае дальнейшего удешевления курса обесценение, может быть, будет чувствительным» – таким прогнозом поделился директор аналитической группы по финансовым организациям Fitch Ratings Дмитрий Васильев.

Заместитель директора Группы исследований и прогнозирования АКРА Жаннур Ашигали считает, что в случае резкого ослабления тенге валютные риски банковского сектора страны усилятся.

«Реализация валютных рисков будет способствовать тому, что банки усилят интерес к валютному рынку. В отношении валютного фондирования действительно можно ожидать удорожания ресурсов в инвалюте в более срочной перспективе, однако в отношении тенгового фондирования эти ожидания актуальны с меньшей срочностью», – поясняет он.

В Fitch же не ожидают рисков с точки зрения фондирования, поскольку ситуация с ликвидностью по-прежнему остается стабильной, ее запас находится в среднем на уровне 45% от обязательств, за исключением нескольких банков со слабым запасом ликвидных активов. «Однако продолжительное давление на курс может привести к тому, что долларизация пассивов возрастет, а это, в свою очередь, влечет за собой структурные риски: для поддержания балансовой валютной позиции банкам придется наращивать валютное кредитование, а его кредитное качество остается более слабым, чем у кредитов в тенге», – подчеркнул спикер.

Впрочем, нынешнее снижение тенге значительно слабее, чем в 2014–2015 году, поэтому влияние на сектор может быть лишь умеренным, при условии, что курс не выйдет за пределы ожиданий рынка, говорят в S&P Global Ratings.

«Мы предполагаем, что участники рынка под базовым сценарием не ожидают ослабления тенге ниже, чем 380 тенге за доллар, в течение 2018 года», – отмечает аналитик S&P Global Ratings Аннет Эсс.

В свою очередь аналитик «Альпари» напомнил, что снижение тенге почти не имело казахстанских факторов. Укрепление доллара к тенге проходило на фоне роста американской валюты во всем мире с одновременным падением множества валют стран с формирующимися рынками. «Доллар перестал расти в мире с середины августа, и с этого же момента он снижается и к тенге, с 364 до 359 тенге за доллар. На таком фоне, когда факторы снижения валюты были преимущественно внешними, серьезного риска для банковского сектора мы не видим», – резюмировал Вадим Иосуб.

Снижение курса – польза экономике

И даже при таких прогнозах, как показал опыт предыдущих девальваций, цены на потребтовары могут отреагировать на нынешнее снижение тенге через несколько месяцев.

Жаннур Ашигали поясняет, что ключевым фактором здесь выступает структура импорта по странам в соответствующей группе товаров. Скажем, если российский рубль за тот же период времени обесценится соразмерно (по факту ослабел значительнее, чем тенге), то сигнал к импорту инфляции будет незначительным. Но если товары импортируются из ЕС, чья валюта укрепляется против тенге, то импорт в тенговом выражении подорожает в течение нескольких месяцев. Есть и другие каналы инфляции – промежуточные товары и сервисы, но там воздействие имеет меньший эффект и в большей степени растянуто во времени, говорит он.

Аналитик ГК «Финам» Сергей Дроздов добавил, что девальвация тенге служит неким щитом от внешних шоков и инструментом для наполнения бюджета. «Основная часть доходов республики формируется за счет валютной выручки от экспорта сырья, а социальные обязательства исполняются в национальной валюте. Однако чрезмерное увлечение ослаблением национальной валюты несет риски роста инфляции», – считает он.

Несколько иное мнение высказывает Вадим Иосуб, полагая что Национальный банк РК прилагает достаточно усилий для сдерживания инфляции.

«Учитывая умеренно-жесткую монетарную политику НБК, который поддерживает ставки на положительном уровне в реальном выражении (то есть ставки остаются выше инфляции), не стоит ждать, что инфляции вырастет пропорционально ослаблению тенге», – говорит он.

Кроме того, снижение базовой ставки происходило только в апреле, с 9,25 до 9%. И навряд ли в ближайшее время Нацбанк прибегнет к ее увеличению, а без этого ставки на рынке (в частности, по кредитам) расти не будут.

«Снижение курса тенге может пойти даже на пользу экономике, так как удешевит несырьевой экспорт из страны и сделает его более конкурентоспособным на внешних рынках. Одновременно будет снижаться импорт, и суммарно это улучшит сальдо платежного баланса», – заключил аналитик «Альпари».

Жаннур Ашигали добавил, что усиление преимуществ для экспорта может нивелироваться последующим ростом цен и незначительной, в объемах экспортных операций, частью издержек. «Другой эффект – это реальное понижение доходов населения и объемов услуг в структуре экономики, что замедляет динамику импорта, внутреннего потребления, в целом внутренней абсорбции», – пояснил он.

Кроме того, не исключено, что тенге может укрепиться после окончания так называемого летнего сезона отпусков. С другой стороны, спадает и эмоциональная составляющая последней реакции курса тенге на ослабление рубля в связи с расширением санкционного воздействия на РФ. «Таким образом, утверждать о линейном продолжении ослабления стоимости тенге в предстоящие месяцы не видится резонным. Наиболее вероятно, что тенге получит сигнал к некоторому отыгрыванию курса и итоговой фиксации нового коридора колебаний между 340 и 360 против доллара США», – предположил г-н Ашигали.

Впрочем, есть и другая сторона медали. Аналитик ФИНАМ заключил, что неоправданно слабый тенге на фоне роста цен на нефть может привести к существенному подорожанию бензина, где следующим шагом будет рост цен на продукты питания и промышленные товары. «В результате все это может закончиться стагнацией доходов населения и, как следствие, приведет к падению покупательской способности, что, безусловно, негативно отразится на всей экономике республики в целом», – подытожил он.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Какие цифровые тренды есть в банковской системе Казахстана

Мнение первого заместителя председателя правления Halyk Bank Антона Мусина

Фото: Shutterstock.com

Когда мы говорим о цифровизации, надо понимать, что банковский сектор Казахстана находится в более выгодном положении, чем финансовый рынок развитых стран. У нас нет старых IT-систем, устоявшихся привычек и поставщиков, от которых сложно избавиться. Цифровым финансовым технологиям страны не больше 20 лет, и нам это на руку. 

Очевидный цифровой тренд банковской системы, который нельзя не замечать, – это движение в направлении Open Banking. Уточню, Open Banking – это комплекс решений и процессов, позволяющих банкам надежно обмениваться финансовой информацией и услугами в электронном виде и с разрешения клиентов. Открывая доступ к своим данным и продуктам через прикладной программный интерфейс (API), банк позволяет сторонним разработчикам эффективно интегрировать банковские услуги с финансовыми и нефинансовыми приложениями и сервисами. А уже при взаимодействии потребителей появляются дополнительные возможности, при этом открытая экономика Open Banking позволяет получить новое качество финансовых услуг.

В Европе Open Banking внед­ряется в соответствии с требованиями регулятора (в частности, европейская директива PSD2), в нашей стране вопрос об открытом банкинге пока носит лишь рекомендательный характер. Отдельно стоит отметить, что и в мире, и в Казахстане ключевая сложность с внедрением тренда Open Banking связана с монетизацией. 

Например, в последнем отчете консалтинговой компании McKinsey «Next Generation Technology transformation in Financial Services» говорится, что в среднем в мире 2% API являются полноценно публичными интерфейсами и 7% – парт­нерскими. Все остальные API используются только для задач внутренней интеграции, и, я полагаю, Казахстан в этом смысле повторяет эту тенденцию.

Грубо говоря, мы пытаемся играть на новом цифровом поле, но пока не очень понимаем, как на этом зарабатывать. В любом случае в ближайшее время мы увидим реализацию очень интересных проектов в этой сфере как в Казахстане, так и во всем мире.

Еще одно поле, которое наша страна продолжает осваивать, – это создание собственных развитых платежных систем. Например, в государствах ЕС локальные карточные системы работают на рынке уже более 10 лет, в соседней России несколько лет назад создали как национальную систему платежных карт – «МИР», так и систему быстрых платежей – «СБП». Это достаточно успешные проекты, имеющие существенное положительное влияние на финансовый рынок.

По этому же пути движется Казахстан. Так, Нацбанк, например, выстроил собственную инфраструктуру и пытается развивать мгновенные платежи, другие локальные игроки также создают собственные системы. С рыночной точки зрения такие проекты в первую очередь сильно влияют на повышение конкуренции игроков в этой сфере и давят еще больше на их классические комиссионные доходы, снижая их до минимума. При этом банки пытаются искать другие способы компенсации потерь, стараясь сохранить обороты классического платежного бизнеса.

Кстати, данный тренд становится особенно актуальным в условиях пандемии. В последнем отчете компании Accenture «10 ways COVID-19 impacting payments» отмечается, что объемы платежных транзакций существенно снизились на всех рынках. Например, в Великобритании более чем на 50% упал объем транзакций в розничной торговле, на 78% – в туризме. Происходит смещение объема платежей в электронную торговлю, но даже там аналитики ждут замедления по разным причинам, например из-за ограничений физических цепочек поставок товаров, пострадавших в кризис. 

Платежные системы и банки реагируют изменением своей тарифной политики и предложением новых платежных сервисов на рынке, направленных на поддержку электронной торговли или, например, на разработку сервисов по распределению помощи государства населению. Казахстан во многом повторяет глобальные тенденции. В области развития собственных платежных систем, несмотря на возможные риски для существующих бизнес-моделей, победят игроки с продуманным планом действий, не боящиеся происходящих изменений и пытающиеся реализовать новые возможности. 

Готовы ли банки к цифровой революции

Если честно, я в слово «революция» не сильно верю. Финансовые институты развиваются эволюционно. До сих пор розничные банки сильно завязаны на клиентское поведение, так как очень большое количество людей все равно предпочтет физический контакт: им важно приходить в отделение. Поэтому я не верю в концепцию чисто цифрового банка как работающую бизнес-модель для всех, хотя такие банки существуют и многие из них – достаточно успешно (здесь лидирует Юго-Восточная Азия, есть как минимум один прекрасный пример в России и несколько успешных стартап-проектов в Европе). Тем не менее банки большинства стран мира не отказываются от собственных сетей, поэтому я не думаю, что в Казахстане ситуация развернется иным образом. 

Подчеркну, цифровизация не съест традиционный банкинг, скорее будет какая-то коллаборация продуктов: банки еще больше пойдут в отрасли высоких технологий, а технологичные компании зайдут глубже в финансовые сервисы. При этом мы и наши коллеги готовы эволю­ционировать, ведь по сравнению с другими отраслями в цифровые технологии банкиры вкладывают куда больше средств, энергии и человеческих ресурсов.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg