5705 просмотров

Ельдар Абдразаков: «Развитию фондового рынка мешают разногласия МФЦА, Нацбанка и участников рынка»

О проблемах и трудностях отечественного фондового рынка «Къ» поговорил с самым крупным частным инвестором KASE, председателем совета директоров АО «Сентранс» Ельдаром Абдразаковым

Ельдар Абдразаков: «Развитию фондового рынка мешают разногласия МФЦА, Нацбанка и участников рынка»

Ельдар Абдразаков: «Развитию фондового рынка мешают разногласия МФЦА, Нацбанка и участников рынка»

На прошлой неделе состоялось годовое собрание акционеров Казахстанской фондовой биржи. Объем торгов всеми финансовыми инструментами в 2017 году на KASE достиг рекордных 151,5 трлн тенге, что выше аналогичного показателя 2016 года на 60,3%. При этом казахстанская торговая площадка все еще относится к маленьким рынкам с очень скудным инструментарием, ограниченным количеством инвесторов и эмитентов. О проблемах и трудностях отечественного фондового рынка «Къ» поговорил с самым крупным частным инвестором KASE, председателем совета директоров АО «Сентранс» Ельдаром Абдразаковым.

- Вы были крупным акционером Казахстанской фондовой биржи. По-прежнему ли придерживаетесь тех идей, которые были 6 лет назад?

- Наша группа закономерно в кризис растет. Во-первых, мы делаем ставки не на спекулятивный, а на органический рост. Во-вторых, большую часть времени мы занимаемся тем, что привлекаем капитал в эту страну. Мы понимаем и чувствуем, когда капитал приходит, а когда уходит. С точки зрения инвестиционного подходов, мы всегда идем в противовес, видим, когда стоит заходить, а когда надо выйти.

Поэтому в 2012 году мы пришли к выводу, что настало время более агрессивного поведения на рынке. Казахстанская фондовая биржа - это системный институт, работающий с большой базой и фондовый рынок должен расти, он имеет все предпосылки для этого. По этой причине было решено увеличить свою долю на бирже до 18%. Я зашел к председателю Национального банка Григорию Александровичу Марченко, сообщил, что мы намерены долгосрочно работать над развитием рынка. К сожалению, он не воспринял эту информацию позитивно, он расценил увеличение доли инвестора как посягательство частного сектора на территорию государственных интересов.

Через год вышел закон, согласно которому в институтах финансовой инфраструктуры Национальный банк должен владеть долей акционерного капитала не менее 50% плюс 1 акция. В 2014 году фактически произошла национализация Казахстанской фондовой биржи.

Сейчас мы являемся крупнейшим частным инвестором на бирже. Да, у нас есть списанные инвестиции и были неудачные инвестиции.

К сожалению, видение Национального банка, как развивать рынок, заставило нас скорректировать долгосрочные цели. В какой-то момент мы поняли, что не хотим быть самой большой компанией на маленьком рынке.

- Как Вы оцениваете нынешнюю ситуацию на рынке, и почему она не меняется или меняется, но очень медленно?

- Последние годы на рынке можно наблюдать 3 основных движения. Есть Национальный банк со своим видением ситуации, целями и регулированием, появился МФЦА. Это два разных взгляда на рынок. А еще есть сам рынок, который хотел бы развиваться в другом направлении, но, к сожалению, идет в противоречие как с Нацбанком, так и с МФЦА.

Национальный банк по-прежнему сфокусирован на микрорегулировании деятельности и запаздывает с либерализацией рынка, по этой причине рынок развивается слабо. МФЦА уходит слишком вперед и не смотрит на существующее состояние рынка, не учитывает профессиональную базу, институциональную базу.

В стране из года в год допускаются одни и те же системные ошибки. В 2006 году был РФЦА, 2016 год уже МФЦА. Нам легче заново что-то запустить, чем понять почему не была реализована предыдущая инициатива.

Почему в Казахстане, по большому счету, молодежь не видит перспектив? Хронические проблемы не решаются. Они есть сейчас, были они и 20 лет назад.

У нас в стране катастрофически мало системных руководителей. Мы решаем точечные проблемы: был РФЦА, а теперь лучше, будет МФЦА и английское законодательство. Но проблема гораздо больше. Почему-то никто не задумывается, почему у нас нет эмитентов, инвесторов.

- С чем это связанно?

- В Казахстане пока не удалось запустить эффективные рыночные механизмы. Наши амбиции побуждают нас к агрессивным подходам. Мы привлекаем лучшую экспертизу, но иностранные консультанты дают советы, базирующиеся на операционной среде развитых стран. Слабая подготовленность рыночных операторов и академичность подходов policy-makers (лиц, ответственных за разработку политики – «Къ») создает программные разрывы.

- Проблема в системе государственного управления?

- К сожалению, у системы, которая досталась Казахстану и России, лучший продукт – это а-ля Путин! Он грамотный, сильный, волевой, но вся система держится на личности. Эта система централизованного управления четко отстала от вызовов времени, она не готова к быстрым изменениям, она хорошо работает, когда изменений практически нет. Изменения и инновации – это всегда экспериментирование, т.е. разрушение, но созидательное. И государственная система не готова к быстрым изменениям, но к этому готов бизнес. Бизнес быстро меняется, ищет неординарные таланты, выстраивает внутренние институты, и скорее всего новые модели изменений придут именно отсюда.

- Финансисты никогда не бывают довольны регулятором.

- Приведу пример. В 1997 году для развития фондового рынка было принято решение создать новое законодательство об акционерных обществах. Как сделали? Взяли закон США об акционерных обществах и перенесли регуляторные нормы развитого государства на казахстанские реалии. Появилось требование о создании службы внутреннего аудита. В этой ситуации советская контрольно-ревизионная служба была переименована во внутренний аудит. Отлично! Ревизоры прописали свои обязанности, которые стали нормативами Национального банка. Служба заработала, но в 2008-2009 годах у нас разразился кризис. Естественно, регулятор вводит антикризисные меры – это комплаенс-контролеры и анализ рисков. Теперь у нас уже аудиторы-ревизоры, комплаенс-контролеры, риск-менеджеры. Так создается надстройка, но кризисы продолжают сотрясать рынок.

Национальный банк по-отечески заботится обо всех: спускают инструкцию за инструкцией. И вот ты сидишь и думаешь, мне что-то свое создавать против рисков или отбиваться от новых инструкций и инспекций. И конечно, бизнес выбирает большее зло. В итоге вся деятельность у нас уходит на то, чтобы писать, объяснять и передавать документы мегарегулятору.

- «Сентрас» будет присутствовать на бирже МФЦА? Вы верите в этот проект?

- Мы будем работать с МФЦА и в бизнесе нет вопросов верю-не верю. У МФЦА есть ряд очень хороших преимуществ: меньшее регулирование, новая технологичная платформа и английское законодательство. Хотя мы ожидаем, что со временем регулирование будет и в МФЦА нарастать. Насколько велика вероятность создать региональный финансовый хаб в Астане? Это сложный и комплексный вопрос. На мой взгляд, сейчас самая большая проблема МФЦА – это высокие ожидания его сотрудников.

Повторить Силиконовую долину или сделать криптодолину ни в Алматы, ни в Астане невозможно. У нас нет такого количества талантов, нет организаций, которые бы могли эксплуатировать эти таланты.

- Национальный банк нанял внешнего управляющего для части активов ЕНПФ. Местным казахстанским компаниям не предлагали доли для управления пенсионными активами?

- Национальный банк, как и любая государственная структура живет по принципу не допустить ошибок. Конечно, самый легкий выбор – это найти суперрейтинговую компанию, западную, именитую. Раньше у айтишников был принцип - тебя никогда не уволят за IBM. Если покупать это оборудование, то даже, если оно не будет работать, тебя за это не уволят. У наших госорганов тот же подход. А, если они выберут местную компанию, то у них столько головных проблем будет. Причем, не могу сказать, что местные компании очень стремятся за пенсионными деньгами. Столько было седых волос и за столькими приходили люди в погонах.

- В группу «Сентрас» входят страховые компании. На каком рынке сложнее работать?

- На мой взгляд, фондовый рынок в очень плохом состоянии. Ужесточение регулирования банков сразу распространяются и на money market (денежный рынок – Прим. «Къ»), и брокерским компаниям намного сложнее сегодня, чем страховым.

- С фондового рынка группа «Сентрас» перенесла фокус внимания?

- 4 года назад мы поняли, что везде, где присутствует наша группа, мы чрезмерно зависим от действий и политики одного регулятора. После чего приоритеты для нас изменились. Нам надо переходить на другой уровень. К сожалению, финансовые продукты мы не можем быстро создавать, так как они завязаны на регулировании. При этом у нас есть большие возможности и инфраструктура. Больше 200 человек занимается только операционной деятельностью в группе, у нас 2 огромные системы. Мы можем давать что-то другое. Цифровизация сегодня позволяет создавать новые продукты. У нас хорошая позиция приносить западные продукты в Казахстан. «Сентрас» сегодня больше известен за рубежом, чем внутри страны, поэтому наша миссия попробовать профессионализировать рынки и приносить новое в Казахстан.

В настоящее время внутри группы мы создали свои стартапы. У нас три направления. Первое - рынок мобильности. Есть прогноз, что через 5 лет машины будут без водителей. Соответственно, рынок автострахования будет снижаться и уходить. О вашем автомобиле страховые компании знают больше, чем вы сами. И у нас очень большая база данных.

Второй рынок - это здоровье. Сегодня система здравоохранения очень сильно меняется. Пока система строится на больных людях. Нам хотелось бы работать на предупреждение. В прошлом году только Департаментом здравоохранения США было зарегистровано более 500 устройств, которые проводят диагностику и контролируют процесс лечения. Мы пытаемся принести в нашу страну продукты, настроенные на предупреждение болезней, а не лечение.

Третье направление касается людей. Мы внимательно изучаем, как люди живут и работают, мы думаем, как заставить машины взаимодействовать с людьми быстрее.

Это большие тренды, которые будут меняться в течение 5-10 лет. Есть большие новые территории и мы больше занимаемся тем, что раскрываем новые возможности в Казахстане.

- Как Вы работаете в группе?

- Я персонально отвлечен от ежедневной операционной деятельности и сфокусирован на развитии бизнеса. В компании работаю с 7 непосредственными операционными руководителями. Но, у нас есть руководители, в подчинении которых находится 500 человек. Эти люди, которые быстро улавливают мысли, могут их трансформировать и доносить до других намного лучше, чем я. Это люди, у которых совсем другой темперамент они не искрят идеями, они больше заботятся о подготовке и мотивации сотрудников.

- «Сентрас» принимает на работу выпускников?

- Мы любим технические вузы и ребят из регионов. Они более эффективны в работе. Престижный международный вуз – это краткосрочное преимущество. На длинных дистанциях показывают хорошие результаты сотрудники, у которых есть внутренняя мотивация и дисциплина. У нас работали выпускники престижных университетов. Их основная проблема заключается в том, что они перестают изучать новые знания. В итоге люди останавливаются в развитии. Замотивированные выпускники за 6 месяцев их нагоняют, а через 5 лет становятся профессионалами в своей области.

Фото: Олег СПИВАК

banner_wsj.gif

10 просмотров

Карантин кезінде қаржы ұйымдары қалай жұмыс істейді?

KASE мен Бағалы қағаздардың орталық депозитариінің жұмыс уақыты да шектеледі

Фото: Shutterstock.com

Екі апталық қатаң карантин кезінде қаржы ұйымдары 10.00-17.00 аралығында жұмыс істейді. Бұл туралы Ұлттық банк пен Қаржы нарығын реттеу және дамыту агенттігінің бірлескен бұйрығында айтылады. 

Бұған дейін жариланған карантин кезінде банк пен өзге де қаржы ұйымдары бір айдан аса уақытқа толық жабылған еді. Бүкіл операциялар тек онлайн жүргізілген болатын. 

Ресми сайтта жарияланған бұйрық бойынша, бұл жолы қаржы ұйымдары қызметкерлерінің 50 пайызын қашықтан қызмет етуге көшіріп, банкоматтар мен терминалдардың үздіксіз жұмыс істеуін қамтамасыз етуі тиіс. Көтпеген қаржылық қызметті онлайн көрсетуді барынша қолға алуы керек.

Бұл талаптар екінші деңгейлі банктер ғана емес: 
1) айырбастау пункттері;
2) сақтандыру компаниялары;
3) брокерлік компаниялар;
4) микроқаржы ұйымдары, несие серіктестіктері, ломбардтар;
5) төлем ұйымдары;
6) коллекторлық агенттіктерге де қойылады. 

Қазақстан қор биржасы (KASE) мен Бағалы қағаздардың орталық депозитарийі карантин кезінде таңғы 9.00-ден  кешкі 17.00-ге дейін жұмыс істейтін болады. Бұл ретте, Ұлттық Банк 7-17 шілде аралығында KASE-дегі тұрақты  операцияларды, соның ішінде валюталық своп және РЕПО операцияларын, депозит тарту және шетел валютасымен қолма-қол операцияларды 15:00-ге дейін жүргізеді.

Ашық нарықтың операциялары, соның ішінде қысқа мерзімді ноталарды орналастыру бойынша аукцион мен депозиттік аукцион әдеттегідей жүзеге асырылатын болады.

Айта кетейік, коронавирус Қазақстанда 13 наурызда анықталды. Мемлекет басшысының жарлығы бойынша, елде 16 наурыздан бастап Төтенше жағдай режимі енгізілді. 19 наурыздан Нұр-Сұлтан мен Алматыда карантин жарияланды. Кейінірек Президент төтенше жағдай режимін екі рет: 14-і және 27 сәуірде ұзартқан.

Президент 11 мамырда үндеу жариялап, елдің барлық аумағында төтенше жағдай режимінің тоқтағанын мәлімдеді. Алайда бірқатар өңірлерде вирус жұқтыру қаупі сейілмей тұр. Кейінірек Қазақстанда 5 шілдеден бастап 14 күнге жаңа шектеу шаралары енгізілді.
 

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg