Перейти к основному содержанию

bavaria_x6_1200x120.gif


22390 просмотров

Почему компании онлайн-кредитования в Казахстане могут исчезнуть с рынка

КазФинТех предлагает уйти от понятия ставки и регулировать вознаграждение по другому принципу

Регулирование организаций, которые работают в онлайн-кредитовании, может привести к закрытию рынка, что, в свою очередь, поспособствует росту нелегального кредитования. Чтобы избежать такого исхода, в КазФинТех предлагают уйти от понятия ставки и регулировать вознаграждение по другому принципу.

«Сегодня рассматривается предложение по ограничению рынка онлайн-кредитования в 100% ГЭСВ. Эти меры не учитывают специфики рынка (краткосрочность и малая сумма займа, высокие расходы на организацию) и приведут к фактическому закрытию легального рынка онлайн-кредитования», - говорит директор по корпоративным коммуникациям ОЮЛ «Казахстанская Ассоциация Финтех» (КазФинТех) Жулдыз Алматбаева.

Понимая риск бессистемного развития сектора онлайн-кредитования, организованный рынок инициировал вопрос введения регуляторных ограничений. Ранее, в ноябре 2017 года, КазФинТех выступила с предложением к Нацбанку ввести регулирование рынка онлайн-кредитования, но с учетом экономической модели сервиса как это, например, сделано в Российской Федерации, Швеции, в США и других развитых странах.

Дневная ставка по рынку составляет в среднем – 1,5-2% в день, что опять же продиктовано экономической моделью бизнеса, для которой неприменимо понятие годовой ставки. Средний срок займа по итогам 2017 года составил 23 дня.

«Весь финтех (финансовые технологии), который стоит за онлайн-выдачей, стоит денег. Это расходы на ИТ, на проверку клиентов, расходы на возврат, постоянное уведомление клиентов, транзакционные расходы, оплата труда, оплата налогов, стоимость фондирования (потому что рынок не привлекает денег населения, государства или квазигоссектора), ресурсы на постоянное поддержание актуальной модели скоринга (автоматизированной оценки) заемщика. Все эти большие расходы ложатся на малые суммы займов, и это определяет стоимость финансового продукта», - пояснили в организации.

Для определения жизнеспособности экономической модели онлайн-займов была произведены расчеты при измененных ставках. При средней сумме займа в 42 000 тенге и среднем сроке в 23 дня рассмотрены три сценария: 56% годовых или 0,15% в день, 100% годовых или 0,27% в день и 2% в день. В первом и втором случае компания получает убыток, который на одну сделку составит 13 894 и 10 592 тенге соответственно. Получение прибыли возможно только в третьем варианте, которая на одну сделку составит 3 440 тенге.

«То есть ограничение по ставке, не учитывающее бизнес-модель рынка, приведет к его закрытию», - подчеркнула г-жа Алматбаева.

У рынка есть и другое предложение – уйти от понятия ставки и регулировать рынок в логике переплаты. А именно ввести ограничение в 100% годовых (ГЭСВ) для кредитов свыше 150 тыс. тенге, выдаваемых физлицам юрлицами на срок более года. При этом предусмотреть отдельное ограничение на небольшие займы (до 150 тыс. тенге - 62 МРП) по принципу переплаты, не превышающей 100% от суммы основного обязательства, включая вознаграждение, неустойку и иные расходы по займу. Если переложить это на пример условного займа, то при такой модели заемщик, взявший 10 тыс. взаймы, вернет максимум 20 тыс. тенге и то – только в случае выхода на просрочку. Для рынка это будет вроде прожиточного минимума, то есть предел, минимально достаточный для жизнеспособности. Особенно учитывая, что в секторе этих сумм не оперируют ни банки, ни МФО, говорят в КазФинТех.

Исход вопроса с регулированием важен как с социальной, так и с экономической точки зрения. «Нелегальный рынок невозможно охватить действием этой или любой другой законодательной инициативы, он не подчиняется требованиям законодательства. Соответственно, эффект будет обратный, ограничение и закрытие легального прозрачного рынка приведет к росту нелегального, где заемщик не защищен как от высоких процентов, так и от незаконных и опасных для здоровья и жизни практик взыскания. Таким образом, цель изменений – защита потребителя – окажется недостижима и приведет к обратному эффекту – росту незащищенности и рискам для заемщика, что может ухудшить социальное самочувствие граждан", - отмечают в КазФинТех.

В Ассоциации полагают, что с экономической точки зрения предлагаемые меры приведут к росту серого и теневого рынка, доля которого и так значительна и составляет 25,8% от ВВП страны (по данным Комитета по статистике Министерства национальной экономики РК). Что также противоречит «Антикоррупционной стратегии Республики Казахстан на 2015–2025 годы и противодействию теневой экономике», утвержденной президентом страны.

«Но мы все же надеемся на взвешенное решение, которое будет учитывать интересы и заемщиков и рынка и позволит компаниям работать и далее развивать цифровые финансовые услуги в стране», - заключила Жулдыз Алматбаева.


369 просмотров

Что нужно, чтобы попасть в ФРС... и это не PhD

Истинная ценность знания экономической теории заключается в способе мышления, а не в ученой степени

Фото: Shutterstock

Ни Стивен Мур, ни Герман Кейн, политические союзники президента Трампа, которых он надеется ввести в совет управляющих Федеральной резервной системой, не имеют докторской степени по экономике. Однако как для их сторонников, так и для их противников это скорее добродетель, нежели недостаток.

В нынешние времена сплошного популизма слишком большой багаж теоретических знаний означает, что вы оторваны от реальной жизни, высокомерны и заведомо неправы. Мало какие институты пострадали от негативной реакции на элитарность и акцента на формальном подтверждении образования так же сильно, как центральные банки, управляют которыми главным образом профессиональные экономисты.

Это настроение точно подметил сенатор-республиканец от штата Небраска Бен Сасс, сказав о Стивене Муре, стороннике снижения налогов и других консервативных принципов, следующее: «Назначение Стива привело в бешенство типичных членов вашингтонского истеблишмента, что мало говорит о Стиве и его вере в американскую изобретательность, но многое говорит о приверженности столичных плановиков групповому мышлению».

Вообще, антиэлитарность – это достаточно странная позиция для г-на Сасса, обладающего степенью PhD (Йельский университет) и бывшего президента колледжа (Университет Мидленда), но вряд ли он одинок в этом мнении. И хотя сам Мур имеет степень магистра экономики, о работающих в ФРС экономистах со степенью PhD он не слишком высокого мнения. «Здесь сотни бесполезных экономистов, поскольку у них в голове засела неправильная модель. Все они должны быть уволены и… заменены хорошими экономистами», – заявил он в интервью в прошлом году.

По правде говоря, это дискуссия даже не о том, нужна ли степень PhD для работы в ФРС, – она просто не нужна. У Пола Волкера не было ученой степени. Алан Гринспен получил ее уже после того, как заслужил репутацию талантливого прогнозиста. Нынешний председатель ФРС Джером Пауэлл также не имеет ученой степени по экономике, как и Уильям МакЧесни Мартин – один из рекордсменов по длительности пребывания на этом посту. Каких-либо ученых степеней не было и у Марринера Экклза, председателя ФРС во времена Великой депрессии.

Скорее предметом дискуссии является вопрос о том, могут ли экономическая теория и экономические модели служить полезными инструментами для центральных банков. Ведь экономика – это не просто сложные уравнения и прогнозы. Это также способ выстроить порядок мышления, убедиться, что все складывается, задаться вопросом, когда может измениться одна переменная, если другие уже поменялись; проверить, что допущения и прогнозы не противоречат друг другу, а также перепроверить свои гипотезы с учетом альтернативных мнений и доказательств. Многие неэкономисты этого порядка придерживаются, тогда как большинство экономистов, имеющих ученую степень, – нет.

При этом экономическая теория вполне может быть ограниченной в каких-то аспектах, и даже Джанет Йеллен, возглавлявшая ФРС до г-на Пауэлла, согласна с тем, что что ФРС перенасыщена экономистами с учеными степенями. «Не всегда было очевидно, что именно этот фактор повлиял на улучшение нашей политики», – заявила она в интервью 2012 года для истории ФРС, опубликованном недавно. Она высоко оценила вклад председателей Резервной системы, не являвшихся экономистами, поскольку, по ее словам, они всегда спрашивали себя, являются ли аргументы экономистов актуальными для того мира, с которым они поддерживают связь через свои контакты, будь то банкиры, бизнесмены или кто-то еще.    

Рассмотрим для примера несколько простых вопросов: может ли уровень безработицы упасть до нуля, а производственные мощности бизнеса быть загруженными на 100%, не оказывая при этом какого-либо влияния на заработную плату или цены? может ли заработная плата каждого работающего вырасти вдвое, но не влиять на инфляцию? способны ли процентные ставки снижаться, не оказывая влияния на спрос, к примеру, на жилье? Если вы ответили «нет», то вас можно поздравить, вы разбираетесь в экономической теории.

Конечно, при этом остается обширное поле нюансов, и поэтому любой разумный человек может не согласиться с этим, что такие люди и делают. Повышается ли заработная плата, когда уровень безработицы составляет 4 или 2%? Растет ли инфляция, если заработная плата повышается на 4 или 6%? Помешает ли рост производительности или снижение прибыли влиянию заработной платы на цены? Должны ли ставки по ипотеке снизиться до 4 или 3%, прежде чем спрос на жилье изменится?

Профессиональные экономисты и банкиры бьются над этими вопросами каждый день. Когда их прогнозы оказываются неверны, они задаются вопросом: «Почему?» К примеру, сейчас они обсуждают то, стала ли инфляция менее чувствительной к уровню безработицы и объемам производства, поскольку ожидания людей относительно инфляции практически не меняются, либо официальная статистика намеренно занижает истинный уровень безработицы.

Как правило, критики, выступающие за разнообразие точек зрения в ФРС, обычно имеют в виду свое собственное мнение. Те, кто придерживается левых взглядов, говорят, что следует меньше беспокоиться об инфляции и проводить монетарную политику более мягко. Те, кто стоит на правых позициях, утверждают, что следует больше беспокоиться о пузырях активов и придерживаться более жесткой политики.

Со своей стороны Стивен Мур заявил на прошлой неделе в интервью Bloomberg: «Одна фундаментальная идея… является эндемичной для ФРС, что, на мой взгляд, совершенно неверно, а именно то, что рост вызывает инфляцию. Рост не является причиной инфляции». Другими словами, независимо от того, насколько высок уровень использования производственного потенциала или насколько низка безработица, они не могут вызвать рост цен.

Вместо этого, как утверждает Мур, целью ФРС должны быть цены на сырьевые товары. Правда, это мнение он не всегда выражал ясно и последовательно. Когда при президенте Бараке Обаме цены на сырье упали на 57%, г-н Мур продолжал предупреждать об инфляции. После того как они упали на 14% при Дональде Трампе, он предупредил о дефляции. Зачем же уделять столько внимания тому, что составляет лишь малую часть того, что потребляют американцы? Если спрос в Китае или сокращение уровня добычи нефти в Саудовской Аравии приведет к росту цен на сырьевые товары относительно цен на потребительские товары и услуги, ФРС придется ужесточать денежно-кредитную политику до тех пор, пока потребительские цены не станут снижаться. Именно так произошло во времена Великой депрессии.

В случае если кандидатура Стивена Мура на должность главы ФРС будет утверждена, то он, вероятно, сумеет объяснить все это своим новым коллегам, и не только тем из них, кто имеет степень PhD.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Министр образования и науки Куляш Шамшидинова считает, что выпускные вечера школьников не должны выходить за территории школ и уж тем более, превращаться в состязания дорогих нарядов и пышных застолий. Согласны ли вы с ее мнением?

Варианты

Цифра дня

158-е
место
занял Казахстан в рейтинге свободы прессы из возможных 180

Цитата дня

Мой вывод – мы идем правильным курсом. Наш мудрый народ един, государство, как высшая ценность нашей независимости, незыблемо. Поэтому твердо считаю, что досрочные выборы главы государства абсолютно необходимы. Для того, чтобы обеспечить общественно-политическое согласие, уверенно двигаться вперед, решать задачи социально-экономического развития, необходимо снять любую неопределенность.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank