1 просмотр

Около 35 млрд тенге было вывезено из страны за последние три года

Нацбанк не должен занимать наблюдательную позицию, а должен быть жёстким регулятором, который должен соблюдать, прежде всего, интересы нашей страны

Около 35 млрд тенге было вывезено из страны за последние три года

Около 35 млрд тенге было вывезено из страны за последние три года

Депутаты парламента отмечают усиление тенденций, связанных с ростом мобильности капитала и выводом финансовых средств из страны. Согласно их данным, за период с 2014 по 2016 годы из Казахстана в страны с льготным налогообложением перечислено около 35 млрд тенге.

Проблема вывода капитала, по оценке сенаторов, стала достигать той критической массы, которая требует оперативного принятия эффективных мер. Депутат Мажилиса Омархан Оксикбаев сообщил, что Казахстан в нынешних условиях эти деньги обратно в страну вернуть не может.

«Мы миллиарды перечислили, и они работают на экономику других стран. И никакой эффективности для нашей страны нет. Все знают проблему, все понимают, вроде, и координация есть и уголовные дела возбуждаются, но ни один человек у нас, ни одна компания, которая перечисляла деньги, не понесла ответственности. Они ни одного цента не возместили. Ни одного цента мы не вернули из-за границы! Это говорит, о том, что наш закон не работает, у нас нет нормы, по которой мы могли бы принять какие-то меры и вернуть эти деньги в страну. Это очень опасно! Это говорит о том, что наша страна беспомощна в этих вопросах», - посетовал он.

В этом свете председатель Комитета по финансам и бюджету Сената Ольга Перепечина заявила, что Нацбанк не должен занимать наблюдательную позицию, а должен быть жёстким регулятором, который должен соблюдать, прежде всего, интересы нашей страны.

«Во время рабочей группы, как один из действенных механизмов противодействия выводу капитала, мы рассматривали усиление ответственности по 235-й статье УК РК. Но на последнем заседании рабочей группы был предоставлен протокол межведомственной комиссии, который не рассматривает усиление уголовной ответственности за экономические преступления и вывод капитала с использованием подложных документов, потому что это предложение идет вразрез с проводимой в стране политикой гуманизации уголовного законодательства… Все это нужно, когда мы говорим о вопросах национальной безопасности, это не только вопросы обороноспособности, продбезопасности, но и, прежде всего, экономической безопасности», - сказала она сегодня, 22 февраля, в Сенате в ходе «круглого» стола «Эффективный валютный контроль в свете обеспечения экономической безопасности страны».

Ее позицию поддержал начальник отдела надзора за соблюдением финансового законодательства службы по защите общественных интересов генеральной прокуратуры Адиль Оспанов.

«Мы готовы вернуться к этому вопросу. Да, в стране реализуется гуманизация уголовного законодательства, но, тем не менее, если потребность общества и государства в этом есть, почему бы и не вернуться к этому рассмотрению? Хотя бы обсудить», – сказал он.

Однако заместитель председателя Нацбанка Олег Смоляков настоял на улучшении уже имеющихся механизмов.

«Наши подходы состоят в том, что валютный контроль, прежде всего, должен обеспечивать прозрачность процедур, то есть мы должны иметь полную информацию обо всех параметрах и характеристиках сделки. Кроме того, мы должны взаимодействовать с другими госорганами и, прежде всего, с Комитетом госдоходов в части осуществления экспортно-импортных операций, обмениваться информацией. И там, где есть признаки невозврата средств из-за рубежа, которые имеют, в том числе, уголовно-наказуемый характер, мы должны иметь возможность эффективно расследовать такие вещи и доводить до финала», - сказал он в ходе «круглого» стола «Эффективный валютный контроль в свете обеспечения экономической безопасности страны».

По его словам, сегодня банки должны иметь возможность отказываться от продолжения либо установления деловых отношений с участниками экономической деятельности, в случае если они видят, что ими используются «серые» схемы вывода денег из страны.

«Это позволит отойти от формального соблюдения законодательства по противодействию отмыванию денег, когда происходит просто обмен информацией с Комитетом финансового контроля и уже на уровне банков более проактивно пресекать такие схемы», - пояснил зампред Нацбанка.

По его словам, Нацбанк также должен быть наделен полномочиями, чтобы обозначать критерии, подходы, лучшие практики и типологию для применения в банках, в рамках системы управления рисками.

«Мы направили в банки сведения о 35 компаниях, о том, что есть возможные признаки отмывания денег. И мы попросили банки, чтобы они провели дополнительную оценку этих клиентов. Так вот: по 30 из 35 компаний подозрения наши были подтверждены, было дополнительно направлено сообщение и, соответственно, приостановлен ряд операций. Мы хотим эту практику усиливать, в том числе с учетом возможного последующего изменения законодательных полномочий», - сказал Смоляков.

Справка «Къ»

Органами финансовой полиции в 2013 году зарегистрировано 15 фактов невозвращения из-за границы средств в национальной и иностранной валюте, в 2014 году – 9, из которых ни одного не было направлено в суд. За период с 2015-2017 годы из зарегистрированных 239 фактов (сумма невозврата $105 млрд), только 2 уголовных дела доведены до суда и 17 прекращены по нереабилитирующим основаниям.

Фото: Аскар АХМЕТУЛЛИН

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

rgo