Перейти к основному содержанию

7004 просмотра

7 из 10 руководителей банков намерены увеличить инвестиции в цифровую инфраструктуру

Банкиры рассматривают технологические изменения, скорее, как возможность, а не угрозу для бизнеса

7 из 10 руководителей банков намерены увеличить инвестиции в цифровую инфраструктуру

7 из 10 руководителей банков намерены увеличить инвестиции в цифровую инфраструктуру

За последние десять лет банковский сектор претерпел значительные изменения в плане технологического прогресса. Как показал последний опрос, проведенный KPMG International, около половины руководителей банков считают, что в ближайшие три года в секторе ожидаются крупные изменения, которые станут логическим результатом развития технологических инноваций.

Руководящие лица банков занимают преимущественно правильную позицию в отношении инноваций, считает партнер, руководитель Группы по вопросам цифровой трансформации и инноваций в финансовом секторе, KPMG в Великобритании Энтони Рудденклау, что является хорошим знаком. Более 2/3 опрошенных отметили, что рассматривают технологические изменения скорее как возможность, а не угрозу для бизнеса. 63% респондентов считают, что уже активно работают с изменениями в секторе.

Возможно, именно поэтому у руководства банков имеются большие планы в области содействия и поддержки инноваций в ближайшие годы. Примерно семь из десяти руководителей 120 банков, принявших участие в опросе, заявили о намерении увеличить инвестиции в цифровую инфраструктуру, развивающиеся технологии и разработку инновационных продуктов и услуг.

Кроме того, они сообщили, что уже выделяют средства на развитие отдельных технологий, в первую очередь в сфере бизнес-аналитики и автоматизации. Большинство опрошенных (81%) сообщили о своих планах в ближайшие три года увеличить инвестиции в сфере данных и аналитики, а 72% намереваются сделать упор на развитие «Интернета вещей». При этом, по мнению 66% респондентов, основные инвестиции следует направить на развитие когнитивных технологий.

Рост обеспокоенности по ряду аспектов

Проведенный опрос показал, что руководство банков все чаще задумывается о том, что их организации могут быть не готовы к появляющимся инновациям или (что может стать более серьезной проблемой) к предстоящим изменениям бизнес- или операционной моделей.

Участники опроса отметили наличие некоторых традиционных барьеров в сфере инноваций: сложность внедрения новых технологий, а также бюджетные ограничения были отнесены к наиболее существенным препятствиям. Многие выразили свою обеспокоенность в связи с отсутствием квалифицированных кадров и опыта, необходимого для коммерческой реализации развивающихся технологий, что только усугубляет проблемы перехода к цифровым решениям.

Полученные данные позволяют сделать вывод о том, что в будущем способность выстроить правильный ход внедрения изменений станет основным конкурентным преимуществом. Так, например, 43% опрошенных руководителей банков с готовностью признали свою обеспокоенность качеством работы сенсорных систем и способностью реагировать на быстрые изменения. При этом половина респондентов отметила, что их волнует вопрос надежности данных, от которых зависит процесс принятия решений.

Начало новой гонки в области инноваций

"Наш опыт показывает, что банкам следует в сжатые сроки урегулировать данные проблемы, если они хотят перейти на следующий уровень инноваций. И действительно, хотя последняя декада была отмечена появлением целого ряда инноваций и изменений, становится все более очевидно, что в последующие 10 лет мы столкнемся с инновациями нового уровня, которые затронут прежде всего бизнес - и операционные модели", - отмечает Энтони Рудденклау.

По словам эксперта, для этого банкам потребуется принять меры по развитию существенно иных навыков и возможностей не только для управления новыми операционными моделями, но и для реализации более активной программы инноваций. Им следует повысить уровень информированности и проявлять большую гибкость в попытках реагировать на изменения рынка. Кроме того, фундаментальные изменения основной бизнес-модели и операционной модели потребуют полной уверенности в точности используемых данных.

527 просмотров

Как банкир из Credit Suisse помог провернуть аферу на $2 млрд

Полученные деньги Эндрю Пирс тратил на путешествия с любовницей и запуск собственного бизнеса

Фото: Michel Euler/Associated Press

Как рассказывает сам Эндрю Пирс, переговоры о своей первой взятке он провел, потягивая водку в отеле Мапуту (столица Мозамбика), в феврале 2013 года. Его работодатель, банк Credit Suisse Group AG, осуществлял финансирование контракта между Мозамбиком и судостроительной компанией ливанского миллиардера Искандара Сафы Privinvest Group на охрану побережья страны на сумму $370 млн.

По словам Пирса, уже после встречи по сделке, сидя возле бассейна отеля, он и помощник Сафы договорились о том, что Пирс получит несколько миллионов долларов наличными. В обмен на это Privinvest должен был получить льготы по кредиту Credit Suisse, выданному для реализации мозамбикского контракта.

50-летний Пирс очень нуждался в деньгах. У него был роман с коллегой, и он мечтал покинуть Credit Suisse, чтобы вместе с подругой открыть собственный финансовый бутик. Вскоре, как рассказал Пирс, Privinvest поддержал его фирму, оплачивая услуги Пирса по продвижению интересов компании с тем, чтобы Credit Suisse выделил еще больше средств на реализацию проектов в Мозамбике. Новые проекты выходили за рамки задачи создания системы наблюдения за морской безопасностью и касались рыболовецких судов и верфи. В итоге его жизнь превратилась в круговорот тайных встреч, секретных банковских счетов и экзотических путешествий.

В январе этого года все закончилось: Пирса арестовали в Лондоне. В июле в федеральном суде Бруклина он признал себя виновным в мошенничестве и преступном сговоре с целью обмана инвесторов по мозамбикским сделкам.

Его бывшая любовница Детелина Субева и бывший коллега по Credit Suisse Сурджан Сингх также признали себя виновными в отмывании денег, полученных незаконным путем. 

Осенью Пирс заявил суду, что взять $45 млн у принадлежащей Сафе компании из Абу-Даби его заставили амбиции и любовь. В октябре Пирс выступил ключевым свидетелем со стороны правительства на судебном процессе над помощником Сафы Жаном Бустани, которого Минюст США обвиняет в мошенничестве по долговым сделкам в Мозамбике и отмывании денег на сумму $2 млрд.

2 декабря федеральное жюри в Бруклине признало Бустани невиновным в мошенничестве и отмывании денег. Сам Бустани передачу взяток отрицает и оспаривает заявления Пирса. По его словам, Privinvest поддержал инвестиционную фирму Пирса и выплатил ему причитающуюся долю дохода.

Представитель Privinvest также заявил, что компания взяток не давала и гордится своей работой в Мозамбике. 

Адвокаты Пирса, Субевой и Бустани от комментариев отказались, адвокат Сингха на запрос редакции не ответил.

Судебный процесс начался в очень сложное для Credit Suisse время. В сентябре швейцарский банк подвергся острой критике за то, что привлек детективов для слежки за банкиром, перешедшим на работу к конкурентам. На фоне скандалов последних лет, связанных с уклонением от уплаты налогов и рядом нарушений законодательства, этот эпизод, как и сделки с Мозамбиком, усилили обеспокоенность по поводу отсутствия в банке надлежащего контроля. Например, два из трех проектов Privinvest, финансирование которых организовал этот банк, в конечном счете были признаны дефолтными. 

В своих показаниях Пирс рассказал, что не только он сам манипулировал банковским контролем, но и другие высокопоставленные банкиры проводили с клиентами сторонние сделки. Со своей стороны Credit Suisse утверждает, что в сделках с Мозамбиком является жертвой мошенников из числа своих служащих и в настоящий момент сотрудничает с властями. Главный исполнительный директор банка Тиджан Тиам стремится восстановить репутацию Credit Suisse, в том числе путем создания подразделения по этическим инвестициям, а также запуска кампании по раскрытию информации по сделкам, где заемщиками выступают отдельные страны.

Уроженец Новой Зеландии Пирс начал свою работу в Credit Suisse в 2000 году. Банк вкладывал деньги в развивающиеся рынки, и на этой волне Пирс возглавил группу, предоставляющую займы иностранным компаниям и правительствам. В его команду также вошли выпускница Принстонского университета Субева из Болгарии и давний друг Сингх.

К 2012 году Пирс захотел уйти из инвестиционного банкинга, чтобы проводить больше времени с Субевой, которая, как и он, имела семью и была замужем. Согласно показаниям Пирса в суде, он стал искать деньги более активно после того, как коллеги увидели его и Субеву целующимися в ресторане. В сентябре Пирс придумал свой план. В тот период он работал с Бустани по кредиту на $370 млн в рамках контракта с Privinvest. По словам Пирса, они быстро нашли общий язык.

В начале 2013-го Пирс открыл финансовый бутик, который мог бы помочь Privinvest финансировать подобные проекты в будущем. По его словам, будучи в Мапуту, он рассказал Бустани, что выплаты в размере $49 млн, которые регулярно осуществляет Privinvest, могут быть снижены. Его главной целью тогда было завоевать «расположение» Бустани и Сафы, чтобы они вкладывали деньги в его новую компанию.

За бутылкой водки в отеле Radisson Blu Бустани и Пирс, по словам последнего, договорились о том, что Privinvest заплатит Пирсу $5,5 млн в обмен на снижение размера выплаты на $11 млн. «Я очень хорошо помню это, ведь впервые в моей жизни мне предложили откат», – заявил Пирс. Сам Бустани в своих показаниях утверждает, что Privinvest платил Пирсу лишь для того, чтобы тот смог начать свой бизнес.

Согласно показаниям Пирса, несколько недель спустя в резиденции Сафы на юге Франции тот согласился поддержать стартап Пирса и заплатить в обмен на выдачу дополнительных кредитов. Уже покинув Credit Suisse, Пирс сообщил оставшемуся в компании Сингху, что тот может заработать несколько миллионов долларов, если посодействует тому, чтобы Credit Suisse выдавал Privinvest больше новых кредитов. Как рассказал Сингх в суде, ему «стыдно говорить» о том, что он незаконным путем получил $5,7 млн. 

im-131875.jpg

Коллаж: Bloomberg News, Getty Images

Чтобы получать выплаты, Пирс и Сингх открыли банковские счета в Абу-Даби, где Бустани помог им с видом на жительство. По документам Пирс значился сварщиком труб, а Сингх – служащим архива. При этом в центр обработки виз Сингх ходил без пиджака и галстука, стремясь слиться с толпой рабочих. По словам Бустани, визы, полученные Пирсом и Сингхом, предназначались для работы в инвестиционном бутике, а названия должностей были получены через визовые квоты Privinvest. 

Новая фирма Пирса процветала, и они с Субевой вместе путешествовали и по работе, и для отдыха, посетив в том числе Бали, Сейшелы и Монтего-Бей на Ямайке. Еще Пирс запустил бизнес в области энергетики и нанял бывшего профессионального регбиста из Новой Зеландии, чтобы тот тренировал команду его сына в Юго-Восточной Англии.

К 2015 году на фоне проблем в нефтяной отрасли проекты в Мозамбике потерпели неудачу и возник риск дефолта по обязательствам, которые Credit Suisse и другие банки распродали инвесторам по всему миру. По словам Сингха, когда Credit Suisse решил прекратить кредитование, Бустани пригрозил написать на его банковский email письмо с требованием вернуть $3,7 млн, которые Privinvest выплатил ему. Сингх платить отказался. Тогда Пирс взял его с собой в Париж, чтобы создать прикрытие для тех выплат, которые Privinvest и Пирс осуществляли в его пользу. Сидя в поезде Eurostar, они подготовили документ с описанием выплат за фиктивные инвестиции, которые Бустани якобы сделал в пользу Сингха.

Как рассказал Бустани в суде, реальная выплата со стороны Privinvest предусматривала привлечение Сингха к работе в бутике Пирса. Пирс заявил, что заплатил Сингху $2 млн, чтобы Credit Suisse не прекращал финансирование проектов.

В 2016 году Мозамбик реструктурировал некоторые свои долги, а издание The Wall Street Journal сообщило о нарушениях в сделке, что побудило международных доноров прекратить помощь и спровоцировало экономический спад в этой и без того бедной стране. Американские фирмы – держатели долговых обязательств начали распродавать их сразу же, как только упали цены. Согласно данным, озвученным в суде, инвесткомпания AllianceBernstein потеряла на этом почти $22 млн.

Расследование по этому делу начали власти как США, так и Великобритании. Дело быстро продвинулось, когда в переписке по сделке Credit Suisse обнаружил адреса личной электронной почты ряда предполагаемых заговорщиков. В конце 2017 года Минюст США выдал ордера на получение этих сообщений у почтовых сервисов. В следующем году было возбуждено дело о незаконном присвоении $200 млн банкирами и должностными лицами Мозамбика из займов стране на общую сумму $2 млрд.

Хотя со временем отношения Пирса и Субевой охладели, они продолжали работать вместе, а 31 декабря 2018 года отправили друг другу новогодние поздравления. Через несколько дней оба были арестованы в Лондоне, и сегодня им грозит до 20 лет лишения свободы.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций