12584 просмотра

Зампред Нацбанка прокомментировал в суде адвокатский запрос о правомерности действий «Азия Кредит Банка»

Олег Смоляков в ходе судебного разбирательства «по делу ЕНПФ» прокомментировал адвокатский запрос адвоката Сеидовой о правомерности действий «Азия Кредит Банка»

Зампред Нацбанка прокомментировал в суде адвокатский запрос о правомерности действий «Азия Кредит Банка»

Зампред Нацбанка прокомментировал в суде адвокатский запрос о правомерности действий «Азия Кредит Банка»

Олег Смоляков в ходе судебного разбирательства «по делу ЕНПФ» прокомментировал адвокатский запрос адвоката Сеидовой о правомерности действий «Азия Кредит Банка».

«Вы в своем письме от 17 февраля 2017 года на адвокатский запрос, в частности мой: на вопрос были ли нарушены нормы законодательства при списании денежных средств, поставленных в заклад непосредственно Кенжебаевым имели ли место нарушения закона? Вы пишете о том, что взыскания на указанные деньги осуществлено банком с нарушением порядка установленного договора займа. По данному факту было служебное расследование?», - спросила во время судебного заседания адвокат Руслана Ерденаева Харип Сеидова.

«Да, действительно, 6 января 2017 года поступил запрос адвоката Алматинской городской коллегии адвокатов Сеидовой о правомерности заключения договора залога и погашению задолженности по займу заемщика. Было сформулировано два подвопроса и первый касался того, были ли соблюдены «Азия Кредит Банк» нормы действующего законодательства при принятии в заклад по кредитному договору Кенжебаева находящихся на депозитном счете ТОО «Бузгул Аурум» денежных средств в размере 5 млрд тенге, полученных товариществом с ограниченной ответственностью от продажи своих облигаций АО «ЕНПФ». Второй подвопрос: были ли соблюдены «Азия Кредит Банком» нормы действующего законодательства при погашении кредита Кенжебаева за счет средств ТОО «Бузгул Аурум» в размере 5 млрд, полученных от продажи облигаций АО «ЕНПФ». (…) В соответствии с данным запросом мы инициировали документальную проверку. Она была проведена непосредственно силами департамента по надзору за банками. По результатам данной проверки было дано заключение. Заключение состоит в следующем: по первому подвопросу (…) – согласно пункту 1 статьи 35 «Закона о банках», возвратность кредитов может обеспечиваться неустойкой, залогом, гарантией, поручительством и другими способами. В соответствии пункта 1 статьи 305 гражданского кодекса РК, залогодателем может быть, как сам должник, так и третье лицо. Исходя из законодательства, законодательство не ограничивает возможности принятия залога от третьих лиц и при соблюдении требований по имеющейся документации кредитного досье, данный залог третьего лица может быть принят в отношении обязательств. По второму подвопросу – мы обратились непосредственно к условиям договора. В рамках данного договора между банком и г-ном Кенжебаевым есть пункт 8.1.6, который гласит, что банк в праве требовать досрочного возврата суммы займа и вознаграждения по нему при нарушении заемщиком сроков, установленных для возврата очередной части займа и выплаты вознаграждения более чем на 40 календарных дней. Исходя из этого, мы полагаем, что право банка досрочно истребовать сумму залога наступает только по истечению 40 дней», - ответил заместитель председателя правления национального банка Олег Смоляков.

Г-жа Сеидова уточнила, что кредит был предоставлен на таких условиях: в течение 5 месяцев погашается только вознаграждения, а основная сумма долга идет на конец даты погашения. Насколько правомерны были действия банка, если во время списания 5 млрд тенге еще не наступил срок оплаты основного долга, а 5 млрд тенге снимаются лишь за то, что была просрочка вознаграждения на 7 дней?

«Законодательство не регулирует график погашения займов – банк заемщика может выбрать любой график погашения, в том числе и с возможностью выплатой основного долга в конце срока погашения. Законодательство на уровне гражданского кодекса позволяет банку досрочно истребовать, в случае неисполнения обязательств заемщика, но при этом ссылается на условия договора. В этом случае приоритетом является договор и условия, прописанные в нем», - отметил зампред Нацбанка.

«У заемщика первоначально имеются задолженности по предыдущим договорам, которые обеспечены залогом, а банк снимает деньги с заклада в обеспечение предыдущих договоров, но не реализовав право на реализацию обеспеченных предыдущих займов. Насколько это правомерно? Первоочередность обеспеченных залогов идет за счет залогового имущества или закладу денег по другому договору?», - продолжает допрос адвокат.

«По информации, которой я располагаю, залог вклада ТОО «Бузгул Аурум» был в отношении обязательств Кенжебаева перед непосредственно «Азия Кредит Банком». Банк имел как требования к Кенжебаеву, так и залог третьего лица в виде депозит ТОО «Бузгул Аурум» в этом банке. В части истребования в случае просроченного платежа регулируется договорными отношениями банка и кредитора. Что касается возможности и очередности погашения по другим займам, то здесь законодательством или регуляторной практикой никакой очередности нет. Если просрочка по другому займу не наступила, то заемщик, получив какие-то деньги в виде доходов или кредита из другого банка, он в праве использовать на те цели, которые определены в кредите. Кредит был на потребительские цели – фактически, это любая цель. В данном случае кредитор использовал данные средства на погашение других займов – законодательство не регулирует этот вопрос. Если есть просрочка по данному кредиту, то банк, конечно, в праве обратить взыскания на залоги. Но первое, что обязан сделать банк - в течение 30 дней уведомить заемщика о необходимости погашения и внесения соответствующих денежных средств по займу», - разъяснил г-н Смоляков.

Защитник поинтересовалась, насколько правомерно принятие в заклад активов ЕНПФ?

«Законодательство на уровне закона о банках и гражданского кодекса не регламентирует вопрос. Оно дает право принимать залог, дальше нужно руководствоваться кредитной политикой банка», - пояснил зампред Нацбанка.

Адвокат в интересах Кенжебаева Нелли Андронова уточнила: то что банком не был выдержан срок в 40 дней, прежде чем начинать процедуру списания, это является нарушением?

«В соответствии с законодательством, законодательство отсылает на договор, а это гражданско-правовые отношения. Я могу предполагать, что есть нарушения договорных отношений, это гражданско-правовых отношения мы, национальный банк, не уполномочены вмешиваться в операционную деятельность, все эти вопросы решаются в судебном порядке», - повторил Смоляков.

Андронова поинтересовалась: уведомление не было направлено ни самому Кенжебаеву, ни директору ТОО «Бузгул Аурум» является ли нарушением?

«Если уведомление не было направлено и есть соответствующие факты, то да, нарушение», - подтвердил заместитель председателя правления Нацбанка.

На вопрос, если денежные средства находятся у банка, есть ли механизмы изменить существующую ситуацию Смоляков ответил кратко: «Только в судебном порядке».

Допрос продолжил адвокат Руслана Ерденаева Александр Блок: согласно кредитной политики «Азия Кредит Банка», утвержденной советом директоров, этому банку запрещено использовать собственные средства ЕНПФ. Однако, как установлено следствием, банк это допустил. Является ли это прямым нарушением законодательства о банках со стороны «Азия Кредит Банк»?

«Есть нормы законодательства, которые регулируют деятельность банков. Исходя из законодательства, залог и истребование залога возможно со стороны третьих лиц. При этом, есть нормы кредитной политики. Кредитная политика - это уже непосредственно деятельность самого банка, а не реализация норм законодательства», - отметил Смоляков.

«Тогда как это воспринимать? Вот банк решил, запретил себе, видимо это был посыл нацбанка: всем банкам второго уровня запрещено использовать собственные активы АО «ЕНПФ» в каком бы то ни было виде - залоге, закладе. И вот банк это допустил. Как вы расцениваете такой факт?», - интересуется Блок.

«Если такой факт имеется, то это нарушение кредитной политики. Нарушение кредитной политики банка с нашей стороны предполагает применение ограниченных мер воздействия, которые предусматривают либо повышение внутреннего контроля за деятельностью банка, либо изменение политики, ну и в целом по системе управления рисками. В случае невыполнения этих ограниченных мер воздействия мы уже имеем право налагать штрафы и т.д.», - прокомментировал Смоляков.

Защита может сделать вывод, что банк незаконно использовал активы АО «ЕНПФ», раз кредитная политика запрещает это, - уточняет адвокат.

«Что значит незаконно? Кредитная политика не согласуется Национальным банком. Кредитная политика - это внутренние документы банка, они должны руководствоваться законом при подготовке внутренней кредитной политики. Закон - залог третьих лиц, без указания это средства ЕНПФ или нет, он предусматривает. Дальше они уже сами должны определить, где и какие риски и на каком уровне они готовы принимать в залог», - прояснил зампред нацбанка.

«При допросе сотрудников «Азия Кредит Банка», защита каждому задавала вопрос – согласно кредитной политике вы не могли использовать средства ЕНПФ, почему вы это делали? Они отвечали, что они не знали, что это средства ЕНПФ. Возможно ли в наше время, когда существуют электронные средства связи и прочее, ну и 5 млрд это не 100 тенге… Мог ли банк не узнать происхождения этих денег, когда принимал их в заклад?», - интересуется Блок.

«Я не был в процессе принятия решений и не знаю, какими документами они руководствовались и не могу ответить на этот вопрос. В соответствии с законодательством, банк должен использовать максимально возможные способы, чтобы оценить риски», - прокомментировал Смоляков.

Адвокат уточнил: обладал ли банк «Азия Кредит Банк» возможностями выяснить происхождение 5 млрд тенге, поступивших в качестве заклада?

«Он должен был это сделать. Были ли возможности – я судить не имею права. Я не знаю, какими источниками они пользовались, какие ресурсы использовали, доступность этих ресурсов. Проверка должна быть на все условия соответствия кредитной политики. Проводил банк, мог ли он - я не могу оценивать», - заметил Смоляков.

В завершении допроса судья по данному делу Мартпек Какимжанов поинтересовался прогнозом Смолякова, может ли отразиться на деятельности банка «арест на всякий случай» части средств?

«У суда будет вопрос не как к свидетелю, а как к заместителю председателя правления Национального банка, ваше мнение хотел послушать. Дело в том, что мы только разбираемся с этим делом. Выводы суд будет делать после того, как удалится в совещательную комнату: кто, что сделал, кто виноват и что дальше нам делать. Дело в том, что гражданский истец имеет право предъявить иск и ставить вопрос об аресте того или иного имущества, которое, по его мнению, незаконно выбыло из чьего-то поля. В этой ситуации суд может поступить двумя способами: не дожидаясь итогов всего разбирательства, «на всякий случай», образно говоря, наложить арест. Второй вариант – дождаться полного исследования доказательств, плюс еще доводы и позиции сторон, а потом уже решать, кто, что сделал, кто за что отвечает. Если бы речь шла о 5 млн тенге, я бы не стал долго думать и просто наложил бы «на всякий случай» арест. Но сама сумма – 5 млрд тенге, она заслуживает уважения, во-первых, а во-вторых вы, наверняка зная положения «Азия Кредит Банка», Ваш прогноз: может ли каким-то негативным образом отразиться на деятельности этого банка, действие суда, если сегодня «на всякий случай» наложим арест, не зная окончательную судьбу данного дела? Ваше мнение для меня не обязательно, но как должностное лицо я хотел бы выслушать», - поинтересовался судья Мартпек Какимжанов.

«Уважаемый суд, любая публично озвученная информация в отношении банка, она несет потенциальные риски. Я готов предоставить в письменном виде ответ на ваш вопрос о возможности выполнения нормативов, о возможности ликвидности банка. Я как должностное лицо несу ответственность за риски банка. И публичные оценки тех или иных рисков банка могут повлиять на состояние банка», - ответил Смоляков.

Напомним, что защита ходатайствовала о наложении ареста на имущество АО «Азия Кредит Банк» в размере 5 582 191 780 тенге для обеспечения возвратности собственных активов АО «ЕНПФ» и неустойки.

В свою очередь, «Азия Кредит Банк» опровергает все обвинения, выдвинутые защитой Ерденаева.

Напомним, что 9 января было объявлено об аресте руководителей ЕНПФ: председателя правления ЕНПФ Руслана Ерденаева, начальника управления финансовых рисков Департамента управления рисками АО «ЕНПФ» Мусы Бахтова, председателя наблюдательного совета АО «Алатау Мунай Алтын» Бахытжана Кенжебаева и директора ТОО «Бузгул Аурум» Азата Найзагарина, которые подозреваются в совершении умышленного тяжкого уголовного правонарушения против собственности.

Им было предъявлено обвинение по пункту 2 части 4 ст. 189 («Присвоение и растрата вверенного чужого имущества») УК РК. Сумма сомнительной сделки, по факту которой и началось досудебное расследование, составила 5 млрд тенге. Данное дело расследовал Комитет национальной безопасности. Согласно результатам следствия, 6 октября 2016 года в результате биржевой сделки на KASE ЕНПФ приобрел 500 тысяч облигаций ТОО «Бузгул Аурум» на общую сумму 5 млрд тенге − при этом от инвестирования в облигации этой компании было рекомендовано воздержаться. Предупреждение было проигнорировано руководством фонда, потому как за заключение данной сделки руководители рискового ТОО дали должностным лицам ЕНПФ крупную взятку.

banner_wsj.gif

475 просмотров

Финнадзор разработал концепцию реформы фондового рынка

Брокеры обсуждают новые правила

Фото: Kursiv.kz

Агентство по регулированию и развитию финансового рынка разработало концепцию реформы фондового рынка. В Ассоциации финансистов Казахстана уверены: если реформа пройдет гладко, количество иностранных и местных инвесторов на KASE возрастет. 

Попытки реформировать отечественную фондовую площадку делал еще экс-глава Нацбанка Данияр Акишев. При нем регулятор перестал жестко контролировать курс тенге, система расчетов была переведена на режим Т+3 (когда сделку можно оплатить и на третий день после операции), биржа была интегрирована в международную расчетную систему Clearstream (благодаря ей государственные ценные бумаги РК легче покупать зарубежным инвесторам). 

Однако концепция большой реформы была разработана и передана в Ассоциацию финансистов Казахстана (АФК) для обсуждения совсем недавно. «Документ либерализирует требования к эмитентам, сокращает некоторые разрешительные процедуры, совершенствует инфраструктуру», – перечисляет достоинства реформы управляющий директор АФК Ерлан Бурабаев.

Председатель правления АО «Фридом Финанс» Сергей Лукьянов уверен, что признание финнадзором системных проблем – первый шаг к их решению. «Разработка концепции – значительный шаг, направленный на развитие рынка ценных бумаг и экономики страны. Сам процесс обсуждения данной концепции подтверждает политику слышащего государства, объявленную президентом страны», – говорит собеседник.

Инфраструктура

В настоящее время Центральный депозитарий (ЦД) оказывает услуги по открытию и ведению банковских счетов для расчетов по сделкам на KASE. Концепция предполагает, что ЦД будет подключен к государственным базам данных, что позволит организации идентифицировать клиентов. По мнению экспертов, эта функция, с одной стороны, будет противодействовать легализации доходов, полученных преступным путем, с другой – позволит брокерам усовершенствовать системы дистанционного обслуживания. «У нас очень большая страна, и брокерам не имеет смысла открывать офисы в каждом регионе, поэтому на первый план выходит удаленное обслуживание клиентов. Посредством развития электронных сервисов профессиональные участники рынка смогут быстрее и без лишней волокиты оказывать услуги физлицам», – объясняет Бурабаев.

За 30 лет независимости в страну пришел только один глобальный кастодиан – Citibank, поэтому концепция предполагает создание на базе ЦД региональной депозитарно-расчетной системы или учетного хаба, через который международные игроки смогут получить удаленный доступ к местным финансовым инструментам. Законопроект наделяет ЦД правом обмена валюты, что позволит организации проводить расчеты по сделкам с ценными бумагами как в тенге, так и в долларах. «Миноритарным инвесторам импонирует инициатива о наделении Центрального депозитария функциями обменных операций с иностранной валютой, в том числе в интересах клиентов. Данный шаг позволит ликвидировать монополию банков в данной сфере. Безусловно, это послужит повышению интереса иностранных инвесторов к локальному фондовому рынку», – уверен исполнительный директор Казахстанской ассоциации миноритарных акционеров Данияр Темирбаев.

Участники рынка согласны с расширением полномочий Центрального депозитария, но предлагают ввести новый термин – «потерянный клиент». «У каждого брокера есть клиенты, которые имеют долгосрочную задолженность по комиссиям ЦД за хранение активов», – говорит директор юридического департамента Centras Securities Наталья Былина. В компании разработали порядок установления статуса «потерянный клиент»: это долг перед ЦД в размере свыше 50 МРП, который не оплачивается больше двух лет. «Мы предлагаем не начислять комиссии таким клиентам, а их активы замораживать до возмещения задолженности. При этом брокер продолжит искать человека», – делится Былина.

Инструменты 

Игроки отечественного фондового рынка много лет жалуются на нехватку инструментов. Регулятор до недавнего времени объяснял скудный выбор узостью самого рынка. По мнению Лукьянова, развитию рынка мешают две ключевые проблемы – доминирование государственных и квазигосударственных инструментов над частным корпоративным сектором и отношение к риску. «Рынок ценных бумаг РК состоит на 80% из денежных инструментов, 90% из которых – это бумаги государственного и квазигосударственного сектора. Второй момент – это отношение как регулятора, так и участников рынка к риску. Есть стремление исключить риск, который сам по себе является неотъемлемым элементом рынка. Профессио­нальные участники готовы «покупать» риск и могут сами регулировать приемлемый для себя уровень риска», – считает председатель правления «Фридом Финанс».

Новая концепция может изменить эту ситуацию, так как расширяет перечень разрешенных законом долговых бумаг. В частности, предлагается ввести новый класс – инвестиционные облигации, доходность которых не фиксируется на весь срок, а зависит от динамики или значения какого-то базового актива (например, фондового индекса, процентной ставки, курса валют, инфляции). «При этом, как и в случае с классическими облигациями, эмитент гарантирует инвестору возврат их номинальной стоимости при погашении, – говорит Бурабаев. – Такие облигации очень популярны на зарубежных рынках. Актуальность этих бумаг многократно возрастет, если пенсионные активы казахстанцев будут переданы в конкурентную среду».

Еще один пункт концепции – упрощение порядка выпуска ценных бумаг частного (еще говорят, закрытого) размещения. 

«Некоторые компании заинтересованы в небольших размещениях для ограниченного круга инвесторов. Зачем им регистрировать проспект в финнадзоре? Функции по регистрации при частном размещении будут переданы Центральному депозитарию», – рассказал Бурабаев. В США частное размещение ценных бумаг от публичного отличают минимальные требования, которые должен соблюдать эмитент. Такой способ привлечения капитала не подлежит регистрации в Комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC), следовательно, не требуется оформления проспекта эмиссии и раскрытия финансовой информации. В Великобритании частное размещение облигаций также осуществляется по упрощенной процедуре. 

Частное размещение – не единственная норма, которая будет приведена к международным стандартам. Еще изменятся требования на рынке свопов и деривативов. Законодательство РК будет соответствовать требованиям Международной ассоциации свопов и деривативов (ISDA). «Это позволит привлечь на рынок зарубежных инвесторов. Единая нормативная база позволит уменьшить затраты в процессе заключения и согласования договоров, обеспечит прозрачность деятельности всех участников», – заключил управляющий директор АФК.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg