18523 просмотра
18523 просмотра

Казахстан не спешит заниматься деофшоризацией

Когда Казахстан присоединится к межгосударственному обмену налоговой информацией остается непонятным

Казахстан не спешит заниматься деофшоризацией

Казахстан не спешит заниматься деофшоризацией

Комитет государственных доходов Министерства финансов РК заявил, что проверит отечественных фигурантов «панамского досье» на предмет экономических правонарушений. Эксперты, опрошенные «Къ» отмечают, что фискальным властям следует активизировать работу по присоединению к межгосударственному соглашению об автоматическом обмене информацией под эгидой ОЭСР. В фискальном ведомстве этот вопрос «Къ» оставили без ответа.

В мае Международный консорциум журналистов-расследователей (ICIJ, Вашингтон) опубликовал данные более 200 тыс. клиентов панамской юридической фирмы Mossaсk Fonseсa. Утечка данных оффшорной юрисдикции получила неофициальное название «панамского досье». По поисковому запросу «Казахстан» на offshoreleaks.icij.org выдает 265 физических и 8 юридических лиц.

Среди фигурантов «панамского досье» значатся такие далеко не безызвестные имена, как «Дарига Назарбаева», «Нурали Алиев», «Ерлан Сагадиев», «Ерик Айдарбаев», «Икрам Адырбек» «Жаслан Джакупов», «Аслан Джакупов», «Маргулан Сейсембаев» и другие.

«Да, у меня была офшорная компания. Я ее использовал для своих международных операций. Наличие офшорной компании еще не говорит, что это противозаконно или в целях избежания налогов. Это как в Казахстане – вы можете иметь компанию и не платить налоги, а можно иметь компанию и платить все налоги. Эта компания (фигурирует в «панамском досье». — прим. «Къ») стоит на учете в Национальном банке Казахстана, через нее я получил прибыль от продажи [сотового оператора] К-Mobile и все перечислил на пополнение капитала «Альянс банка»… Я готов ответить по любой своей финансовой операции», – оперативно прокомментировал на своей странице в Facebook экс-банкир Маргулан Сейсембаев.

Впрочем, публичной реакции от других высокопоставленных лиц в Казахстане относительно публикации «панамского досье» не последовало. Однако факт наличия счетов и других активов в оффшорной юрисдикции требует соответствующего анализа в компетентных органах со всеми возможными вытекающими последствиями

Призрачные оффшоры

«Сами по себе сделки с оффшорами не запрещены, – рассказывает «Къ» партнер ТОО Angels Nika Advisory Вера Капацина. – Однако вывод денег в оффшорную юрисдикцию, которая характеризуется низкими налогами или полным их отсутствием вкупе с анонимностью, вызывает законные беспокойства у многих государств» – продолжает она.

«Любая выплата в оффшор должны быть обоснована. Собственно этим и занимается валютный контроль в банках и государственные органы. Законодатель понимает, что деньги уводят в оффшор с целью их сохранить. Запретить такие операции он не может и поэтому требует документальное обоснование той или иной транзакции. А чтобы часть денег осталась в стране, облагает эти транши налогами у источника. Таков подход нашего государства», – поясняет эксперт по налогам.

«И он работает, когда выплата идет напрямую в оффшор. Но очень часто правительство не видит связи с оффшорами, и эта проблема «напрягает» фискальные органы», продолжает собеседница «Къ».

По ее словам, бывают ситуации, когда транзакция в оффшор идет не напрямую. Например, сначала в какую-нибудь европейскую компанию. Допустим из Нидерландов. А уже потом по цепочке оказываются в оффшоре. Сделки могут структурироваться так, что налоговый орган и не увидит оффшор. И такая проблема стоит не только перед Казахстаном.

У каждой страны есть свои методы борьбы, продолжает директор департамента финансового консультирования Deloitte Рустам Мухаметшин.

«Давайте вспомним скандал со швейцарскими банками, когда они добровольно-принудительно раскрыли информацию о своих клиентах по просьбе правительства США. Кроме того, швейцарские банки UBS и Credit Suisse выплатили США штрафы в размере $780 млн и $2,8 млрд. До этого момента понятие «швейцарский банк» устойчиво ассоциировалось с особым режимом, когда можно было открывать анонимные счета, обезличивать их владельца и тем самым скрывать любые доходы от своего государства. Сегодня актуальность швейцарского банка в этом плане полностью потеряна», – подчеркивает эксперт.

Причина – принятый в США закон FATCA (Foreign Account Tax Compliance Act), известный также как закон о налогообложении иностранных счетов американских граждан.

«Любой финансовый институт в любой стране мира должен исполнять данный закон во избежание санкций США. Концепция FATCA сводится к тому, что финансовые институты обязаны выявлять среди своих клиентов американских налогоплательщиков и сообщать о них налоговому органу США. С 1 июня 2014 года, после вступления данного закона в действие практически все финансовые институты мира предоставляют информацию в США об американских налогоплательщиках и балансах на их счетах», – поясняет Рустам Мухаметшин.

«Банковской тайны уже давно нет. И если есть люди, которые считают, что на банковскую или финансовую тайну можно надеяться, то это наивные люди. Сейчас в публичном поле идет определенный поиск компромиссов с оффшорами в части размера конфиденциальности. Однако на практике, говорить о тайне не приходится. Все упирается в три главных вопроса: кто подает запрос, кто за этим запросом стоит и какова цена запроса», – подчеркивает партнер Angels Nika Advisory.

«Задавить оффшоры невозможно по двум причинам, – продолжает налоговый эксперт, – во-первых, большинство стран заинтересовано в оффшорах, поскольку они сами хранят там свои деньги, а во-вторых, оффшорным государствам надо на что-то жить».

«Европа в лице Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) методологически разработала более справедливый механизм – Конвенцию о взаимной административной помощи по налоговым делам (Страсбургская конвенция). Казахстан присоединился к ней в 2014 году, а работать она начала с января 2016 года. В нее входят около 100 стран, треть из которых – оффшоры. Их участие показывает согласие на условия конвенции, главное из которых – обмен информацией по наличию имущества и счетов в других странах», – отмечает Вера Капацина.

По ее словам, присоединение Казахстана к Страсбургской конвенции – большой шаг вперед по выявлению денег в оффшорных юрисдикциях, которое дает основание запрашивать необходимую финансовую информацию.

«Однако конвенция – это декларативная основа. Казахстан сейчас на втором этапе, когда исполнитель в лице Комитета госдоходов должен договориться с другими компетентными органами, как будет происходить сбор и обмен информацией. Нужны нормативно-правовые акты, которые будут приводить к автоматическому обмену. Если это будет, Казахстан получит хороший ресурс по вытягиванию подобного рода информации про своих налогоплательщиков», – резюмировала Вера Капацина.

Жест политической воли

В Комитете государственных доходов (КГД) Министерства финансов РК «Къ» заявили, что в настоящее время фискальным ведомством «выработан алгоритм проведения анализа для установления наличия экономических правонарушений».

«Данный алгоритм применяется с учетом законодательных требований республики об обязательном декларировании и налогообложении доходов, полученных от участия в компаниях, зарегистрированных в оффшорной зоне. По завершению вышеописанной аналитической работы будет приниматься решение о степени тяжести выявленных нарушений», – подчеркнули в пресс-службе КГД.

И все же вопрос «Къ» о планах присоединения к Соглашению об автоматическом обмене финансовой информацией в рамках ОЭСР и проделанной в этом направлении работе остался без ответа. И это несмотря на свою важность.

По данным КГД, на сегодня спектр двухсторонних соглашений ведомства с компетентными органами о сотрудничестве и взаимной помощи по налоговым вопросам есть только с Азербайджаном, Россией, Беларусью, Венгрией, Литвой, Италией и США. Также имеется аналогичное соглашение между странами ЕврАзЭС.

Не исключено, что в этом вопросе потребуются ресурсы Комитета по финансовому мониторингу (Финразведка). В ведомстве отметили, что в части информационного обмена работают не только с госорганами, но и с другими доступными ресурсами, включая информацию из открытых источников. Однако вопрос «Къ» о том, будет ли финразведка Казахстана исследовать фигурантов «панамского досье» на предмет отмывания доходов остался без фактического ответа.

В части обмена информацией на межгосударственном уровне стоит отметить участие КФК в работе Группы подразделений финансовой разведки Эгмонт, куда входят более 150 компетентных органов иностранных государств.

Более того, заключены межведомственные соглашения по взаимодействию и сотрудничеству в части обмена информацией с Украиной, Молдовой, ОАЭ, Россией, Беларусью, Кыргызстаном, Таджикистаном, Индонезией, Китаем, Кипром, Македонией, Черногорией, Турцией, Румынией, Литвой, Японией, Хорватией, Арменией, Польшей, Панамой, Бангладеш и Грузией.

Однако, несмотря на обширный список компетентных партнеров, в финразведке добавили, что субъект финансового мониторинга может быть не проинформирован о наличии у клиента счетов в банке, зарегистрированной в оффшорной зоне.

Для установления факта отмывания денег, полученных преступным путем (охватывает перечень из 62 оффшорных зон), необходимо выявить факт совершения предикатного преступления, в результате которого был получен преступный доход, – продолжают в КФК.

Далее все сведения о подозрительных операциях передаются в Генеральную прокуратуру, которая, в свою очередь, подотчетна лишь президенту. Сколько подобных сведений было передано в надзорный орган и какова их судьба – неизвестно: «информация секретна», – подытожили в финразведке.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

rgo