8696 просмотров
8696 просмотров

Почему QE не спасет тенге?

Нацбанк рассматривает проведение политики «количественного смягчения» (QE) в Казахстане

Почему QE не спасет тенге?

Почему QE не спасет тенге?

Проводить политику количественного смягчения (QE) в текущей ситуации для стабилизации курса национальной валюты – это все равно, что тушить пожар бензином: добавка дешевой ликвидности только усилит давление на тенге. Так считает большинство опрошенных «Къ» экономистов. По их мнению, о QE нужно забыть как минимум на несколько лет, пока НБ РК не вернет доверие к себе, тенге и не успокоит рынок. Но даже при этом, эксперты предупреждают, что Казахстан еще далек от рыночных экономик развитых стран, применяемых методы QE и вряд ли «то, что хорошо немцу, будет хорошо и для казаха».

Напомним, что 11 января глава Национального банка Данияр Акишев дал интервью российскому телеканалу «Россия 24», где не исключил возможности проведения политики количественного смягчения в Казахстане. Однако он добавил, что сегодня проводить ее нецелесообразно, поскольку это только усилит давление на тенге, но по мере стабилизации ситуации, Нацбанк готов рассмотреть этот метод стимулирования экономики.

«Мы, во-первых, готовы расширить весь потенциал залогового обеспечения, которое банки могут предоставлять Национальному банку. Во-вторых, мы уже с банками начали обсуждать возможность кредитования банков под залог нерыночных активов, то есть под залог их кредитных портфелей. Это и есть в наших условиях некая система количественного смягчения, которую мы можем предложить», - сказал он в интервью.

Что американцу – хорошо, казаху – смерть?

Согласно экономическому словарю QE (от англ. Quantitative easing) – это нетрадиционная монетарная политика, используемая центральными банками для стимулирования национальных экономик, когда традиционные монетарные политики в связи с рядом факторов исчерпаны или являются недостаточно эффективными.

При количественном смягчении центральный банк покупает или берет в обеспечение финансовые активы у банков и других финансовых организаций для «инъекций» определенного количества денег в экономику, которая должна идти на финансирование нужд реального сектора экономики. Кроме того, QE может использоваться для того, чтобы гарантировать некоторый объем ликвидности для банковского сектора в случае кризиса.

Как правило, в качестве финансовых активов выступают гособлигации (в США – казначейские облигации США), однако возможен и выкуп других инструментов. Например, первый этап QE в США начался с выкупа пулов ипотечных облигаций. В Японии также выкупались юниты (паи) ETFs (инвестиционных фондов) и Real Estate Investment trusts (REITs) (фондов недвижимости).

Выкуп производится за счет эмиссии денег, т.е. центральный банк при количественном смягчении увеличивает денежную массу.

По словам экономистов, политика «количественного смягчения» считается последним инструментом для стимулирования экономики, который имеется в распоряжении центрального банка, и применяется, когда другие инструменты себя уже исчерпали. На практике это выражается в том, что учетная ставка центрального банка находится фактически на нулевой отметке и стимулировать предложение денег в экономике путем ее понижения уже невозможно.

Например, QE было использовано американским ФРС для оживления экономики от кризиса 2008-2009 гг. К нему пришлось прибегнуть, когда ставка рефинансирования достигла «дна» в 0% и у ФРС попросту не оставалось каких-либо других, теоретически «проверенных» механизмов для реанимации экономики. В последние годы QE активно применяется ЕЦБ в Еврозоне.

Таким образом, проведение политики QE означает доступ банков к большим объемам дешевой ликвидности.

По мнению большинства опрошенных финансистов проведение QE в Казахстане сегодня только усилит давление на курс тенге, поскольку как только Нацбанк и правительство начинают вливать дешевые деньги в экономику Казахстана, эти деньги вместо того, чтобы стимулировать спрос на товары, услуги и идти на инвестиции в бизнес, немедленно конвертируются в доллары в ожидании последующих девальваций.

«В результате на курс тенге оказывается огромное давление и происходит либо сжигание валютных резервов страны, либо следующая резкая девальвация, которая никак не связана с текущими фундаментальными факторами (прежде всего – с ценой на нефть)», - комментирует член правления АО «Halyk Finance» Мурат Темирханов.

По словам управляющего партнера компании «Tengri Partners» Ануара Ушбаева Нацбанк здесь находится в щекотливой ситуации, когда, с одной стороны банковской системе нужна системная поддержка в ликвидности и смягчение кредитных условий в условиях рецессии, а с другой стороны – НБ РК нужно стабилизировать ожидания по курсу.

«Разумеется, любая форма QE, особенно в случае выкупа или РЕПО-финансирования неликвидных активов, таких как кредитные портфели БВУ, будет оказывать лишь давление на курс тенге в сторону ослабления», - считает А.Ушбаев.

«Курс тенге и его зависимость от местного QE я бы даже не увязывал в одном предложении, так как это похоже на оксюморон. Если Нацбанк планирует каким-либо образом «стабилизировать» курс тенге, то списать его на QE, при ненулевых ставках и отсутствии покупок ГЦБ, будет скорее популистским, чем монетарным шагом», - прокомментировал финансовый аналитик ANZ Banking Group Куаныш Батырбеков.

Однако генеральный директор ИК «Фридом Финанс» Тимур Турлов считает, что казахстанская финансовая система сегодня остро нуждается в дешевой ликвидности и предоставление ее любым способом положительно скажется на отечественной экономике. При этом предлагаемые Нацбанком меры он политикой «количественного смягчения» не считает.

«Строго говоря, все перечисленные меры, озвученные Д.Акишевым, позволят расширить инструментарий рефинансирования БВУ и дадут новую ликвидность, но, в моем понимании, они не являются QE.

QE - это окончательный выкуп определенных активов на баланс национального банка (государственных или корпоративных облигаций, например), а не предоставление временной ликвидности под их залог. Озвученную же практику рефинансирования активно проводят большинство центральных банков мира, включая ЦБ РФ, и данная практика, безусловно, крайне востребована рынком и экономикой сейчас, после перехода к свободному плаванию тенге», - говорит г-н Турлов.

По его словам, ранее НБ РК никогда не делал это по причине хронического избытка денег в экономике на фоне притока выручки от продажи нефти, сейчас же, впервые, экономика столкнулась с системным и уже достаточно продолжительным дефицитом национальной валюты.

«Для того, чтобы не допустить скатывание национальной экономики в рецессию и обеспечить финансирование торговли и производства, деньги очень нужны нашей финансовой системе и я надеюсь, что НБ осуществит предложенные шаги в самое ближайшее время», - добавил он.

При угрозах валютной стабильности, глава «Фридом финанс» полагает, что НБ РК может проводить стерилизационные валютные интервенции одновременно с предоставлением ликвидности.

«Объем резервов это более чем позволяет, а курс тенге, безусловно, итак уже очень низкий и его дальнейшее ослабление не очевидно. В условиях свободного плавания курса «удерживать» его, зажимая ликвидность еще вреднее, чем проводя валютные интервенции.

Но, безусловно, проведение любого смягчения монетарной политики до стабилизации процентной политики в рамках уже действующих инструментов рефинансирования - абсолютно не логично, и г-н Акишев говорил об этом в том же интервью», - говорит Т.Турлов.

Когда Нацбанку проводить QE?

Как пояснил «Къ» Мурат Темирханов система количественного смягчения – это лишь часть так называемой контрциклической экономической политики.

В соответствии с общепринятой контрциклической политикой для стимулирования роста экономики в кризисное время должны предприниматься следующие меры: с точки зрения денежно-кредитной политики осуществляются снижение процентных ставок и увеличение денежной массы, а по бюджетной политике - снижение налогов и увеличение государственных расходов за счет резервов, накопленных в Нацфонде. QE (количественное смягчение) относится к мере по увеличения денежной массы в тенге.

«В настоящее время Нацбанк и правительство вынуждены проводить противоположные меры: Нацбанк ограничивает ликвидность в тенге и повышает процентные ставки, правительство – снижает государственные расходы и повышает налоговую нагрузку на население и бизнес. Всё это только усугубляет текущий кризис. Поэтому вопрос здесь надо ставить более широко. Когда Нацбанк и правительство смогут перейти от ужесточения к смягчению своих политик?», - пишет М.Темирханов.

По его словам, к сожаленью, такое смягчение можно делать только в условиях, когда у населения и бизнеса есть доверие к национальной валюте, а также к монетарной политике Нацбанка и фискальной политике правительства. А здесь у нас имеются очень серьезные проблемы. Как следствие, нам остается только ждать, пока экономические власти смогут вернуть доверие к себе. А это займет, как минимум, несколько лет.

Как считает Куаныш Батырбеков, QE как монетарная мера применима только в рыночной экономике, тогда как в нерыночных и полурыночных системах в ней смысла нет. В них можно просто двигать ставки на желаемые уровни, так как рынку они неподвластны (тогда как в США или Еврозоне, при уже нулевых ставках, ожидания и действия рыночных субъектов имеют серьёзное влияние на экономику).

«В Казахстане, на мой взгляд, нет необходимости (а в принципе и технической возможности) изобретать свое собственное QE, которое просто по умолчанию будет очень сильно отличаться от настоящего. То, что описано в цитате Д.Акишева «России 24», скорее является докапитализацией банков (или их очисткой от токсичных активов), чем QE, и хотя конечный результат (=перезагрузка/запуск кредитования) и схож с QE, сам метод является довольно спорным и заслуживающим более широкого обсуждения с общественностью и правительством, особенно в свете недавнего заявления последнего о выводе Фонда Стрессовых Активов из под ведения НБРК», - говорит К.Батырбеков.

Ликвидность в обмен на кредиты?

Несмотря на скепсис и недоверие аналитиков глава Нацбанка Д.Акишев считает, что необходимость проведения QE в Казахстане все-таки есть. В цитате говорилось, что НБ готов предоставлять ликвидность под залог кредитных портфелей БВУ.

По мнению опрошенных экспертов это «новшество» может быть рискованным для Национального банка.

Как прокомментировал Ануар Ушбаев, учитывая средний уровень качества кредитных портфелей БВУ, данная идея несет в себе высокие шансы закладывания дополнительных моральных рисков в систему.

«Если на это все же решатся, то советую НБРК сделать если не сам процесс, то хотя бы процедурные принципы (методика расчета haircuts, критерии приемлемости портфеля, требования к качеству отдельных займов внутри портфеля, требования к гранулярности предоставляемой финансовой отчетности по портфелю и т.д.) -- очень прозрачными, иначе credibility самого НБРК рискует опуститься еще ниже», - сказал он.

При этом он добавил, что такая практика (предоставление ликвидности под залог кредитных портфелей – ред. Къ) имеет место в мире в случаях, когда объем рыночных активов для залогового обеспечения недостаточен для предоставления необходимого уровня ликвидности системе.

По мнению Куаныша Батырбекова в казахстанских условиях эта инициатива Нацбанка очень рискованна и абсолютно никак не гарантирует запуска кредитования при продолжающихся высоких ставках и отсутствии доверия к тенге (в отличие от настоящего QE / метода ЕЦБ).

Он рассказал, что подобный метод применяется Резервным Банком Австралии (РБА) для условной докапитализации австралийских банков в соответствии с требованиями Basel III.

«В случае с РБА, банкам позволено самосекьюритизировать портфели собственных ипотечных займов и предоставлять их РБА в качестве залога под наличные деньги. В то же время, хотелось бы отметить высокие требования РБА по прозрачности таких портфелей (которым обычно присваивается высокий рейтинг качества рейтинговыми агентствами), так как в случае коллапса или стрессового сценария в банке-заёмщике таких денег, последствия от их невозврата понесут налогоплательщики Австралии», - говорит эксперт.

В целом, опрошенные эксперты полагают, что говорить о проведении политику QE пока преждевременно. У Национального банка сегодня достаточно много других приоритетных задач: стабилизация тенге, очистка от токсичных активов, дедолларизация, возврат доверия рынка и т.д. Только после достижения всех этих целей, можно говорить о методах стимулирования экономики, в том числе нетрадиционными методами.

Справка:

Впервые «количественное смягчение» было применено в 30-х годах 20-го века в США. Из новейшей истории этот метод использовался в Японии в 2001 году в целях стимулирования экономики и преодоления дефляции. К применению количественного смягчения Банк Японии вынудила ситуация, когда он в течение достаточно длительного периода времени поддерживал учетную ставку фактически на нулевом уровне, однако это не позволяло ему добиваться поставленных макроэкономических целей. ФРС США прибегнул к «количественному смягчению» в 2008 году, Банк Англии – в 2009 году. В настоящее время QE активно применяется ЕЦБ в Еврозоне.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер