433 просмотра
433 просмотра

Средних инвестпроектов в казахстанской экономике становится больше

Kursiv Research проанализировал данные об инвестициях в основной капитал

Коллаж: Илья Ким

Динамика инвестиций в основной капитал – важный показатель, позволяющий проецировать будущий экономический рост, а также его отраслевую и региональную концентрацию и качество. 

Для изучения ситуации в данной сфере Kursiv Research запросил у акиматов регионов и изучил информацию об инвестиционных проектах, реализованных в 2020 году, а также проанализировал данные об инвестициях в основной капитал из официальной статистики. Ключевое изменение, которое мы выявили по итогам минувшего года, – рост среднего размера проектов. По-видимому, это связано с ежегодно расширяющейся государственной поддержкой МСБ.

Снижение инвестиционной активности на национальном уровне в 2020 году (–3,4%), вызванное сокращением капитальных затрат нефтяников, не помешало нарастить инвестиции в основной капитал в ненефтяных регионах Казахстана. Судя по отзывам местных властей, такая ситуация сохранится и в 2021 году, а инвестиционная активность в целом по экономике будет чуть выше уровня 2020-го. 

01.jpg

Инвестиции по K-кривой 

Инвестиции в основной капитал экономики РК в 2020 году сократились на 3,4% после роста в предкризисном 2019-м на 8,5%. Спад инвестиций был связан с обвальным сокращением вложений в нефтедобывающий сектор, вес которого в общем объеме инвестиций в некризисные годы находится на уровне 35–40%. По итогам 2020-го инвестиции в нефтедобычу упали на 30,2%. Это послужило причиной сокращения инвестиций в горнодобывающую промышленность (–25,4%). Упали инвестиции в энергетику (–20,5%), торговлю (–24,7%), строительство (–35,8%). При этом вложения в обрабатывающую промышленность выросли на 3,0%, в сельское хозяйство – на 15%, в связь – на 35,5%. Таким образом, инвестиции в РК в 2020 году показывали разнонаправленную, или K-образную, динамику. 

02.jpg

Поскольку многие регионы РК специализируются на нескольких ключевых индустриях, спад в главной отрасли приводит к ухудшению общей ситуации. Из-за снижения капзатрат в нефтянке сократились показатели инвестиций в нефтяных областях – Атырауской, Западно-Казахстанской и Кызылординской. Спад также фиксировался в угледобывающих Павлодарской и Карагандинской областях. А еще один нефтяной регион – Мангистауская область – показал минимальный прирост инвестиций в основной капитал. 

Несмотря на кризис, положительная динамика фиксировалась в Туркестанской области (+59,4%), инвестиции в которую второй год подряд увеличиваются более чем на 30%. Регион, как и Шымкент (+40,9% в 2020-м), показывает прирост благодаря увеличению государственных инвестиций, вложений квазигоссектора и связанных с ним частных денег. Нарастили капвложения и в регионах – основных сельхозпроизводителях: Акмолинской (26,3%), Северо-Казахстанской (21,5%) и Костанайской (11,0%) областях. Всего позитивную динамику демонстрировали 12 из 17 регионов страны. 

03.jpg

Данные по валовому притоку прямых иностранных инвестиций отражают резкое охлаждение: в 2020-м их объем сократился на 29,8%, до $17 млрд. В положительной зоне оказалось лишь 5 из 17 регионов: Туркестанская, Костанайская, Кызылординская, Алматинская и Павлодарская области. В Атырауской области спад составил 47,9%, в Мангистауской – 75,7%. 

Концентрация снизилась

Привлечение инвестиций в основной капитал и состояние инвестиционных проектов в Казахстане находятся под постоянным мониторингом властей на центральном и местном уровнях. С 2010 года все проекты в обрабатывающей промышленности, сельском хозяйстве и инфраструктурных секторах фиксируются в таком инструменте Госпрограммы индустриально-инновационного развития (ГПИИР), как карта индустриализации, позднее к ней добавилась карта развития предпринимательства. В эти карты попадали все проекты, включенные в ГПИИР, а также участвующие в программах поддержки бизнеса через механизм субсидирования ставки по программам «ДКБ-2025» и «Экономика простых вещей» (ЭПВ). 

Составляют списки проектов, а также осуществляют их мониторинг акиматы регионов. Отдельные данные передаются на центральный уровень. Как правило, это проекты, вошедшие в республиканскую карту индустриализации, и просто крупные проекты. По данным Мининдустрии и инфраструктурного развития РК, на ноябрь 2020 года план ввода проектов пришлось сократить с 206 до 178 (–14%).
 
Для оценки состояния инвестиционной активности команда Kursiv Research направила запросы во все 17 акиматов казахстанских регионов. 

Информацию предоставили 12 акиматов, в том числе 10 раскрыли структуру реализованных проектов. На основании этих данных, а также материалов, обнаруженных в открытом доступе, была подготовлена база инвестиционных проектов (БИП) РК по итогам 2020 года. Всего в базу попали 319 учитываемых акиматами проектов в 11 регионах. В периметр структурного анализа были приняты 100 наиболее крупных проектов по объему инвестиций. Общая стоимость этих проектов составила 592 млрд тенге. Отраслевая структура оказалась сбалансированной: 3/4 объема примерно в равных объемах (по 14–17%) приходится на пять отраслей – инфраструктура (транспорт, складирование, коммуникации, IT-инфраструктура), машиностроение, горно-металлургический комплекс, энергетика, туризм. 

Упомянем наиболее крупные инвестиционные проекты, реализованные в 2020-м. Крупнейшим проектом БИП стал международный аэропорт Туркестана стоимостью 72,4 млрд тенге. На втором месте первая очередь гостинично-туристского комплекса Aktau Resort Hotel за 68,4 млрд. Пятерку замыкают трубный завод Asia Steel Pipe Corporation в Алматы (43,0 млрд), модернизированный ГОК «Актюбинской медной компании» (38,9 млрд) и ВЭС Arm Wind в Актюбинской области (33,0 млрд). Среди более скромных по объему инвестиций проектов – автозаводы Hyundai Trans Kazakhstan и QazTehna, завод по выпуску ТВЭЛ на «Ульба-ТВС», а также несколько СЭС в Туркестанской области и центров обработки данных в ЗКО и Актюбинской области.
 
В отобранных в топ-100 (по стоимости) проектах 2020 года концентрация объема инвестиций оказалась ниже, чем в аналогичном исследовании, которое авторы этого материала предприняли по итогам 2018 года. Если в 2018-м на топ-10 проектов приходился 91% всех инвестиций списка, то в 2020 году – лишь 62%. Основная причина – в 2020-м в Казахстане не было запущено ни одного мегапроекта. При этом вес средних проектов вырос. Если в исследовании 2018 года медианная стоимость проекта БИП из топ-100 составляла 546 млн, то в 2020-м – 1398 млн. 

Поскольку большая часть из этих проектов несырьевые и получающие государственную поддержку, необходимо искать причины такой динамики в том числе в изменении формата господдержки. В последние несколько лет, и особенно в 2020-м, список получателей поддержки расширился как в отраслевом плане (активнее получать ее стали, например, проекты в сфере туризма), так и количественно – за счет применения такого инструмента, как гарантирование и вовлечение в госпрограммы микрофинансовых организаций (новации программы «ДКБ-2025»).
 
Система и инструменты привлечения инвестиций в регионах в последние два года изменились мало. Организационно центральное место в системе занимает акимат, при котором действуют инвестиционный штаб, а также структуры рутинного взаимодействия с инвесторами (центры обслуживания инвесторов, «правительство для бизнеса» и т. п.). Инвесторам предлагаются программы субсидирования ставки кредита и гарантирования, площадки в промышленных зонах, натурные гранты. Важную роль в привлечении инвестиций играют свободные экономические зоны: акимат Павлодарской области сообщает, что из восьми введенных в 2020-м проектов пять находятся на территории СЭЗ «Павлодар». Власти Алматы ориентируют инвесторов в южную столицу РК на СЭЗ «ПИТ «Алатау» (о готовности строить заводы заявили такие компании, как ТОО «Viva Pharm», ТОО «Dolce-Pharm», ТОО «Boston Biоpharma»). 

Преобразованиям подвергли программы поддержки бизнеса. В 2020-м по большинству госпрограмм, предполагающих субсидирование кредитов, была установлена ставка 6%. На уровне регионов отрегулировали список потенциальных получателей поддержки и ее размеры. 

Например, в Алматы власти пытаются сориентировать госпрограммы поддержки бизнеса на перспективные с точки зрения развития экономики города отрасли. По основным программам поддержки ставки по кредитам доведены до упомянутых 6%, а лимиты увеличены с 300 до 500 млн тенге.

«Включены новые отрасли в сфере строительства, развития промышленных парков, обеспечения продовольственной безопасности путем развития торговых проектов «Магазины у дома», развития нестационарных объектов торговли, строительства и развития социальных объектов, в IT-секторе, что в целом предусматривает поддержку креативной индустрии», – сообщают в акимате. 

В акиматах отмечают, что карантинные ограничения стали единственной заметной проблемой, сдерживающей рост объема инвестиций и количества реализованных проектов. На это накладываются системные проблемы. Проблемой регионов остается непроработанность механизма возмещения затрат инвестора на подведение инфраструктуры. Местные власти хотят видеть спущенный из центра четко регламентирующий процесс документ.

04.jpg
 
Еще одна проблема – административное давление и коррупция на региональном уровне, причем для защиты инвестора большие усилия прилагаются на уровне самих регионов. В акима­те Восточно-Казахстанской области сообщают о реализации проекта Protecting Business and Investments, что по сути является антикоррупционным сопро­вождением инвестиций. «Цель проекта – создание благоприятного инвестиционного климата и повышение доверия бизнеса и инвесторов к институтам государственной власти», – отмечают в ВКО. 

Немного ускоряясь

Развитие ситуации в нынешнем году и ожидания местных властей свидетельствуют о том, что наиболее вероятный сценарий в 2021-м – сохранение темпов капвложений в целом по экономике на уровне чуть выше 2020 года. 

05.jpg

По итогам января – мая 2021 года инвестиции в основной капитал в целом по экономике продолжают падать – на 5,6% в годовом выражении. Главная причина – нефтяники так и не смогли нарастить капитальные вложения (–40,8%). И если в 2015–2016 годах коррекцию темпов капвложений в нефтяной сектор можно было связать с волатильностью мировых цен на нефть, то в 2021-м ситуация изменилась. Цены полностью восстановились до докризисного уровня к началу этого года, также были смягчены ограничения в рамках сделки OPEC+. 

Однако ключевые добывающие проекты с прошлого года не могут преодолеть последствия карантинных ограничений: в условиях периодических локдаунов крайне сложно обеспечить своевременные поставки оборудования и доступ персонала на объекты. Восстановление инвестиций в основной капитал нефтяников начнется в III квартале этого года, а полное восстановление произойдет не раньше IV квартала.

Ненефтяные отрасли переживают подъем инвестактивности. В обрабатывающей промышленности инвестиции в основной капитал динамично растут (+81,6%), причем рост достаточно равномерно распределяется по отдельным отраслям. Крупные отрасли обработки показывают более умеренную динамику: металлурги нарастили вложения на 38,2%, нефтепереработчики – на 47,9%, производители продуктов питания – на 24,1%. Более активный рост наблюдается в отраслях, которым пандемия придала дополнительный импульс. В фармацевтике инвестиции выросли на 52,1%, в производстве текстиля и одежды (маски) – на 65,8 и 57,1% соответственно. Другая группа отраслей с быстрым ростом, чье производство прямо или косвенно поддерживается государственными программами, – автопром (+58,8%) и производство прочей неметаллической продукции (стройматериалы; +115,3%). 

06.jpg

Высокая динамика капвложений наблюдается в сельском хозяйстве (+46,8%), связи (+53,3%), строительстве (+130,3%). Импульс предприятиям в этих секторах придает волнообразный рост спроса и цен как на мировом, так и на национальном рынке. 

В акиматах регионов инвестиционные перспективы видят в радужном свете. Например, в Акмолинской области в 2021 году планируют ввести меньше проектов – 112 (в 2020-м – 121), но их стоимость больше – 221 млрд против 158 млрд тенге в 2020 году. В Актюбинской области количество проектов в этом году увеличится с 23 до 30, однако их стоимость будет ниже – 90 млрд тенге (138 млрд в 2020-м).
 
Рост инвестиций ограничен потенциалом государственных программ поддержки, которые постепенно начинают сворачивать. Например, лимит по ЭПВ на начало июня выбран почти на 2/3 объема (640 млрд из 1 трлн). С июля в отношении пострадавших от пандемии субъектов МСБ перестанет действовать субсидия по ставке кредитования, позволяющая фирмам обслуживать обязательства по отрицательной реальной ставке (6,0% при годовой инфляции 7,2%). 

Это заставит предприятия, особенно в сфере услуг, отвлекать больше средств на обслуживание текущих займов и пересматривать программы развития. При этом для малых и средних проектов в обрабатывающей промышленности и сельском хозяйстве, которые остаются в фокусе госпрограмм (например, «ДКБ-2025», льготный лизинг и другие), условия будут благоприятными.

07.jpg

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер