Первые старты с КРК «Байтерек» состоятся в 2023 году

На комплексе будут использовать ракету нового поколения «Союз-5»

Фото: David Mark/Pixabay

Первые старты с космического ракетного комплекса «Байтерек», расположенного на космодроме «Байконур», будут произведены в 2023 году. Об этом 30 июля сообщил представитель «Роскосмоса» Анатолий Красников.

Космический ракетный комплекс «Байтерек» — совместный проект Казахстана и России по созданию организационно-технической структуры для выведения космических аппаратов с космодрома «Байконур» экологически чистыми ракетами-носителями взамен использующей токсичные компоненты топлива ракеты «Протон».

Изначально в 2004 году, когда страны договорились об этом проекте, предполагалось, что в нем будет использоваться ракетоноситель «Ангара». Однако позже стоимость проекта увеличилась в несколько раз, что вызвало задержку в его реализации – и Россия приняла решение о пусках «Ангары» с космодрома «Восточный». В результате проект был переориентирован на использование ракетоносителя «Зенит» украинского производства. Это делало проект уже не двух-, а трехсторонним, однако в 2014 году, после присоединения Россией Крыма, украинская сторона отказалась участвовать в нем.

Россия и Казахстан договорились реализовывать его на базе нового российского ракетоносителя, и с 2017 года проект «Байтерек» переориентирован на ракету-носитель «Союз-5». В 2018 году был подписан протокол о внесении изменений в соглашение правительств Казахстана и России, который определяет обязанности сторон по проекту, а также вывод из аренды и передачу казахстанской стороне объектов наземной космической инфраструктуры комплекса «Зенит-М» для модернизации.

Согласно этому документу, Казахстан отвечает за создание наземной инфраструктуры путем модернизации КРК «Зенит-М» на базе площадки космодрома №45, включающей в себя две пусковые установки: используемую в рамках международного проекта «Наземный старт» и разрушенную аварией 1990 года. Россия, в свою очередь, разрабатывает ракеты-носители «Союз-5» и «Союз-6», которые планирует запускать с этой площадки. Ракету среднего класса «Союз-5» («Иртыш») разрабатывает ракетно-космическая корпорация (РКК) «Энергия», которая 30 июля 2020 года заключила соглашение с совместным предприятием «Байтерек» на оказание услуг по созданию космического ракетного комплекса на базе ракеты космического назначения среднего класса нового поколения для запуска беспилотных космических аппаратов.

«Мы сегодня подписали очень важный, серьезный документ, который будет основополагающим в реализации проекта «Байтерек». Подписанием этого соглашения мы переводим реализацию проекта в практическую плоскость. По сути, это соглашение открывает череду событий, в ходе которых начнутся работы уже в железе и бетоне. Мы планируем, что в 2023 году наша ракета «Союз-5» совершит свой первый полет в космос с ракетно-космического комплекса «Байтерек», с казахстанской земли», - сказал Красников в ходе пресс-конференции.

Сроки первого запуска в рамках обсуждения проекта менялись неоднократно: в 2015 году предполагалось, что реализация проекта займет 10 лет и первый старт состоится в 2025 году. Однако в 2017 году, после определенности с ракетоносителем, российская сторона предложила сдвинуть начало проекта на 2022 год, с чем согласился и Казахстан. Но в декабре 2019 года Аскар Жумагалиев, будучи тогда министром цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности Казахстана, признал, что первый старт с «Байтерека» удастся произвести не ранее декабря 2023 года, а в марте этого года он же заявил, что первый старт состоится «за пределами 2023 года».

Тем не менее, Красников 30 июля еще раз подчеркнул, что первый пуск с «Байтерека» запланирован на 2023 год, а реализация этого проекта находится на контроле у глав двух государств, Касым-Жомарта Токаева и Владимира Путина.

«Сейчас сложились все условия для того, чтобы проект начал активно реализовываться. Мы планируем, что в 2023 году у нас состоится первый пуск, запланирована испытательная программа. В дальнейшем планируем, что появятся заказчики в лице органов России, Казахстана или каких-то коммерческих заказчиков. Безусловно, активность работы комплекса будет нарастать, будут и коммерческие нагрузки, и решения в интересах федеральной космической программы Российской Федерации, и в интересах национальной космической программы Республики Казахстан, которая тоже достаточно обширна», - заключил Красников.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Казахстанские правительственные чиновники ожидают экономический рост к концу года

На фоне негативных прогнозов регулятора и международных институтов

Фото: Depositphotos/irstone

В первом полугодии 2020 года ВВП страны ушел в отрицательную зону – величина падения составила 1,8%.
 
Ухудшение показателей произошло во II квартале, так как, по информации МНЭ, по итогам первых трех месяцев рост ВВП составлял 2,7%. Являются ли результаты второго квартала дном, станет ясно из осенней статистики. 

Прогнозы оптимистов и пессимистов

На расширенном заседании правительства Казахстана, которое прошло в закрытом режиме, премьер-министр Аскар Мамин заявил, что «на фоне глобальных негативных трендов в первом полугодии ВВП Казахстана снизился на 1,8%». Это означает, что во II квартале 2020 года, в период действия карантина, экономика серьезно просела, так как по итогам I квартала Министерство национальной экономики фиксировало рост ВВП на 2,7% относительно аналогичного периода прошлого года.

При этом, как следует из опубликованной на официальном сайте МНЭ РК информации, в первом полугодии наблюдался устойчивый рост в реальном секторе экономики. Производство товаров выросло на 4,1%. Основными его драйверами стали строительство (+11,2%) и обрабатывающая промышленность (+4,8%), рост которой обеспечен за счет автомобилестроения (46%), фармацевтики (24%), производства готовых металлических изделий (20%), легкой промышленности (8%), производства резиновых и пластмассовых изделий (8%) и бумаги (15%). Положительная динамика также отмечена в горнодобывающей промышленности (2,2%). Ввод жилья по стране вырос на 7,3%.
 
Похоже, что в целом правительство продолжает достаточно позитивно оценивать ситуацию в экономике. Буквально накануне расширенного заседания правительства вице-министр национальной экономики Мади Такиев заявил, комментируя годовой прогноз по ВВП, что «на сегодняшний день эта цифра составляет -0,9%. По итогам полугодия мы еще будем делать перерасчеты. Есть основания полагать, что к концу года мы можем выйти на небольшой положительный рост».

Такое утверждение не сходится не только с международными оценками роста ВВП Казахстана, но и с прогнозом Национального банка. Последний в своем «Обзоре инфляции. Июнь-2020» констатировал: «Согласно прог­нозам Национального банка, в 2020 году ВВП Казахстана сократится на 1,8%. Предполагается отрицательный вклад со стороны внутреннего спроса и чистого экспорта». 

Напомним, МВФ в своем июньском отчете ухудшил прогноз по росту экономики Казахстана в 2020 году с -2,5% до -2,7%. В сторону ухудшения пересмотрел свой прогноз по росту ВВП РК в 2020 году и Азиатский банк развития – с +1,8% в апреле до -1,2% в июне. Всемирный банк считает, что ВВП Казахстана ожидает в этом году еще большее падение (-3%). 

Оптимизм Мади Такиева основан на том, что «многие меры поддержки предпринимательства в Казахстане были приняты со значительным временным лагом»: например, налоговые льготы действуют до 1 октября текущего года. И поскольку на фоне высокой динамики производственного сектора в последующие месяцы в случае благоприятной эпидемиологической ситуации сектор услуг в стране будет набирать темпы, наверстывая упущенное в первом полугодии, в МНЭ предполагают возможность «небольшого положительного роста». То есть фактически речь шла о том, что в секторе производства и так все более-менее нормально, и если сектор услуг покажет быстрые темпы восстановления, то это позволит вывести ВВП в положительную зону. Следует отметить, что эти заявления прозвучали до принятия решения о введении в июле ограничительных карантинных мероприятий, которые вновь ударили по сектору услуг. Но и кроме этого, как показывают итоги полугодия, есть ряд факторов, которые заставляют с осторожностью относиться к оптимизму МНЭ. 

Что с драйверами?

В предыдущие несколько лет ключевыми драйверами экономического роста в стране были крупные проекты (например, газопровод «Сарыарка»), госинвестиции и потребительский спрос. 

Но тот же Нацбанк прямо констатирует, что «потребительский спрос, который в течение последних двух лет являлся одним из драйверов роста, в 2020 году будет вносить отрицательный вклад в динамику ВВП. Спад потребительского спроса будет обусловлен снижением реальных денежных доходов населения на фоне сокращения деловой активности в реальном секторе».  

«Наибольшее сокращение внутреннего потребления ожидается во II и III кварталах 2020 года. Ограничивающим фактором наряду с доходами станет более слабый курс тенге по сравнению с прошлыми периодами и ускорение инфляции», –  полагают аналитики Нацбанка.

Объем инвестиций в основной капитал, по данным Комстата, в январе – июне 2020 года cоставил 5215,6 млрд тенге, что на 2,9% меньше, чем в январе – июне 2019 года. Здесь кривая падения выглядит следующим образом: в I квартале рост 5,1%, но уже по итогам января – апреля 2020 года инвестиции в основной капитал замедлились до 0,9% в годовом выражении, в мае рост составил 0,1%. 

По оценке Нацбанка, основной вклад в это замедление внесло снижение инвестиций в горнодобывающую промышленность на 2,3% (доля этого сектора в общем объеме инвестиций в I квартале 2020 года составляла 57%). 

Снижение инвестиций было отмечено также в строительстве (на 51,4%), торговле (на 33%), на транспорте (на 25,4%), в профессиональной, научной и технической деятельности (на 62,1%) и обрабатывающей промышленности (на 8,6%). 

Еще одним важным фактором, который оказывает ключевое влияние на развитие экономики Казахстана, являются крупные проекты. И здесь не слишком радужные перспективы.  «Вместе с тем все еще сохраняется высокая неопределенность, связанная с реализацией крупных проектов в промышленности, что повышает риски более сильного спада накопления основного капитала, в случае если проекты будут отложены или заморожены», – считают в Нацбанке.

Минус сырье

Положительные итоги первого полугодия в отраслях, которые являются базовыми для экономики страны, – это тоже в основном следствие работы в I квартале. 

Напомним, начало года ознаменовалось резким падением цен на основные продукты казахстанского экспорта. Тем не менее внешнеторговый оборот в январе – марте 2020 года вырос на 2,7% в годовом выражении за счет увеличения объемов экспорта на 4,2% и сохранения объемов импорта практически неизменными (снижение на 0,06%). Рост объемов экспорта в стоимостном выражении на 4,2% был обеспечен исключительно увеличением экспорта минеральных ресурсов (рост на 14,3%). Все остальные товарные позиции показали спад.

Так, экспорт нефти в физических объемах вырос на 14% за счет увеличения объемов экспорта в Италию (рост на 14,5%) и Нидерланды (на 66,9%). Сокращение экспорта нефти во Францию, Швейцарию и Корею нивелировалось его ростом в Китай (в 2,1 раза), Литву (в 2,1 раза), Польшу (в 4,3 раза), Индию (в 3,8 раза), Турцию (на 82,3%). 

Наблюдалось увеличение экспорта руд, за исключением хромовых и марганцевых, направляемых в Россию. 

Экспорт цветных металлов в стоимостном выражении снизился на 33%, чему способствовало снижение как физических поставок, так и ценовой динамики. Сокращение экспорта черных металлов (ферросплавов) обусловлено существенным ухудшением ценовой динамики. При этом физические поставки черных металлов в I квартале 2020 года выросли на 28,1% в результате увеличения экспортных поставок в Россию (в 4,3 раза), Индию (в 4,5 раза), Китай (на 23%). 

В результате итоговые показатели за полугодие составили по углю – 101,9% относительно аналогичного периода прошлого года, железной руде – 107,9%, по нефти – 101,3%, и это с учетом вступивших в силу ограничений в рамках ОПЕК+. Следует отметить, что Казахстан фактически начал полностью выполнять условия соглашения ОПЕК+ только в июне, пообещав, что нагонит недостающее впоследствии. И эти обещания придется выполнять: Bloomberg сообщает, что ОПЕК+  будет добиваться дополнительных сокращений производства от тех членов, которые не выполнили квоты. По словам делегатов, технический комитет обозначил планы для таких стран, как Ирак, Нигерия и Казахстан, по внесению дополнительных 842 тыс. баррелей в сутки компенсационных сокращений в августе и сентябре. Если это произойдет, то стоит ожидать существенного сокращения реального экспорта на фоне снижения добычи нефти и газового конденсата, и тогда итоги III квартала могут оказаться хуже, чем -1,8% во втором.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

qazexpocongresskz.jpg