Пандемия коронавируса повлияла на страновые рейтинги

Это сигнал для инвесторов присмотреться, куда стоит или не стоит вкладывать

Фото: Shutterstock

Ведущие рейтинговые агентства мира составляют новые кредитные рейтинги стран, оценивая их способность к выплате долга. В частности, агентство Fitch Rating понизило рейтинги сразу нескольких государств на фоне продолжающейся там борьбы с коронавирусом. 

Изменения странового рейтинга – сигнал для инвесторов присмотреться, куда стоит или не стоит вкладывать. Для государств смена позиций в рейтинге означает изменение стоимости денег. На локальных компаниях снижение странового рейтинга тоже отразится. Рейтинги компаний могут упереться в так называемый страновой потолок, когда отдельную компанию не прорейтингуют выше, чем страну, где базируется бизнес. Для бизнеса это также может означать удорожание денег и сокращение потока инвестиций.

До июня 2020 года наивысшие кредитные рейтинги по версиям агентств Fitch, Standard & Poor’s, Moody’s и DBRS имели 12 стран мира: Австралия, Германия, Дания, Канада, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Сингапур, США, Швейцария, Швеция и Финляндия.

Screenshot_1_5.png

«Курсив» сравнил суверенные кредитные рейтинги прошлых лет с рейтингами «ковидного времени». 

Канадские страдания 

Представители деловых кругов Канады в шоке. В начале прошлой недели агентство Fitch Rating понизило долгосрочный кредитный рейтинг страны с ААА (прогноз стабильный) до АА+ (прогноз стабильный). Тем самым по версии Fitch Rating Канада лишилась места среди стран из высшего инвестиционного класса, куда была включена в августе 2004 года и оставалась в элитном клубе стран с наиболее привлекательными экономиками на протяжении почти 16 лет. Cуверенный рейтинг Канады не подвергался сомнению ни во время финансово-экономического кризиса 2008–2009 годов, ни в период с 2012 по 2014 год, когда высших оценок кредитного рейтинга лишились Австрия, Великобритания и Франция. По версии агентства Fitch Rating после 24 июня в условном клубе «избранных» состоят лишь 11 стран. При этом не исключается, что вслед за Канадой идеального рейтинга лишится и Австралия, которой 20 мая 2020 года к трем «А» Fitch Rating добавил негативный прогноз по обеспечению долговых обязательств. 

Причина понижения суверенного кредитного рейтинга Канады непосредственно связана с пандемией коронавируса. В своих пояснениях Fitch Rating замечает, что в этом году ожидаются существенные расходы государства на противодействие резкому падению производства и поддержку пострадавшей от локдауна экономики страны. Считается, что это приведет к созданию дефицита финансовых средств у государственного сектора.  

Решение Fitch Rating разделило канадское общество на два противоборствующих лагеря. Одни придерживаются точки зрения руководителя компании Rosenberg Research & Associates Inc. Дэвида Розенберга, который считает, что июньское падение Канады – не является пределом и до конца года не исключено понижение до уровня АА, а то и АА-. Дело в том, отмечает Розенберг, что национальный баланс Канады вместе с соотношением вложений капитала в облигации Канады с вложениями в обыкновенные акции канадских компаний в настоящий момент напоминает ситуацию в Китае, Италии и Греции, суверенные рейтинги которых намного ниже.

В другом лагере доминирует мнение главного экономиста корпорации CIBC World Markets Эвери Шенфельда, который уверен: ничего страшного не произошло.

«Fitch понизил оценку риска дефолта с практически идеального показателя до уровня, при котором долг Канады по-прежнему оценивается как совершенно безопасный. Это не должно привести к существенному увеличению расходов правительства на займы, поскольку в целом долговая позиция Канады по-прежнему находится в существенно лучшей форме в сравнении с большинством стран G20», – цитируют Шенфельда канадские деловые издания. 

От Канады до Аргентины

Следует признать, что кредитный рейтинг Канады действительно выглядит намного привлекательнее показателей стран «Большой двадцатки». За исключением США, Германии и Австралии остальным странам до уровня Канады еще расти и расти. Например, Аргентине, которая на протяжении уже 20 лет не может выйти из затяжного экономического кризиса. 26 мая 2020 года Fitch Rating понизило долгосрочный суверенный рейтинг Аргентины с С (неизбежный дефолт) до RD (ограниченный дефолт).

В мае оценку D (должник по умолчанию) поставило Аргентине и агентство Standard & Poor’s.

Не сравним с канадскими показателями и суверенный рейтинг второй экономики мира – Китая. Агентство Fitch не меняет Китайской Народной Республике оценку А+ (прогноз стабильный) с 2007 года – последний раз эта оценка была подтверждена

19 ноября 2019 года. Три других ведущих рейтинговых агентства – Standard & Poor’s, Moody’s и DBRS – оценивают платежеспособность Китая аналогично. DBRS поставило Поднебесной 21 марта 2019 года оценку A (high), правда, с негативным прогнозом выполнения долговых обязательств.  

В феврале Fitch подтвердило кредитный рейтинг Российской Федерации, сохранив его на уровне BBB (прогноз стабильный). Из стран бывшего Советского Союза наиболее высокий кредитный рейтинг имеют страны Балтии. У Литвы по версии DBRS за 22 мая 2020 года оценка A с прогнозом «стабильный», у Латвии – A (low), у Эстонии – АА- «позитив» от S&P за 28 февраля 2020 году.

В регионе Центральной Азии свежий, «коронавирусный», суверенный кредитный рейтинг ведущие рейтинговые агентства определили только Узбекистану. Его оценка по версии S&P оть5 июня 2020 года – ВВ- (прог­ноз негативный). Что касается Казахстана, то его рейтинг ВВВ (прогноз стабильный) Fitch подтвердило в феврале 2020 года. 

Прогноз неутешительный

В день понижения суверенного рейтинга Канады появился и отчет Международного валютного фонда. Заметное место в отчете МВФ отводится краткосрочному прогнозу о развитии мировой экономики. Так как COVID-19, несмотря на предпринятые меры, продолжает распространяться и речь идет уже о второй волне пандемии, в 2020 году ожидается падение мирового ВВП на 4,9%. Это больше, чем в 2009 году, когда глобальная экономика сократилась лишь на 0,08%. МВФ предполагает, что по итогам 2020 года ВВП стран Центральной Азии потеряет 4,7%. При таких обстоятельствах можно ожидать и снижения суверенных кредитных рейтингов центральноазиатских стран – рейтинги наверняка пересмотрят уже в ближайшее время.

Вместе с тем проценты «цент­ральноазиатского снижения» выглядят утешительнее в сравнении с цифрами возможного падения ВВП таких стран, как Греция (-10%), Хорватия (-9%) или Украина (-7,7%). Ожидается, что ситуация в странах Центральной Азии будет выглядеть позитивнее и в сравнении с Россией, где, по прогнозам МВФ, вероятное падение ВВП составит 6,6 %.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Казахстанские правительственные чиновники ожидают экономический рост к концу года

На фоне негативных прогнозов регулятора и международных институтов

Фото: Depositphotos/irstone

В первом полугодии 2020 года ВВП страны ушел в отрицательную зону – величина падения составила 1,8%.
 
Ухудшение показателей произошло во II квартале, так как, по информации МНЭ, по итогам первых трех месяцев рост ВВП составлял 2,7%. Являются ли результаты второго квартала дном, станет ясно из осенней статистики. 

Прогнозы оптимистов и пессимистов

На расширенном заседании правительства Казахстана, которое прошло в закрытом режиме, премьер-министр Аскар Мамин заявил, что «на фоне глобальных негативных трендов в первом полугодии ВВП Казахстана снизился на 1,8%». Это означает, что во II квартале 2020 года, в период действия карантина, экономика серьезно просела, так как по итогам I квартала Министерство национальной экономики фиксировало рост ВВП на 2,7% относительно аналогичного периода прошлого года.

При этом, как следует из опубликованной на официальном сайте МНЭ РК информации, в первом полугодии наблюдался устойчивый рост в реальном секторе экономики. Производство товаров выросло на 4,1%. Основными его драйверами стали строительство (+11,2%) и обрабатывающая промышленность (+4,8%), рост которой обеспечен за счет автомобилестроения (46%), фармацевтики (24%), производства готовых металлических изделий (20%), легкой промышленности (8%), производства резиновых и пластмассовых изделий (8%) и бумаги (15%). Положительная динамика также отмечена в горнодобывающей промышленности (2,2%). Ввод жилья по стране вырос на 7,3%.
 
Похоже, что в целом правительство продолжает достаточно позитивно оценивать ситуацию в экономике. Буквально накануне расширенного заседания правительства вице-министр национальной экономики Мади Такиев заявил, комментируя годовой прогноз по ВВП, что «на сегодняшний день эта цифра составляет -0,9%. По итогам полугодия мы еще будем делать перерасчеты. Есть основания полагать, что к концу года мы можем выйти на небольшой положительный рост».

Такое утверждение не сходится не только с международными оценками роста ВВП Казахстана, но и с прогнозом Национального банка. Последний в своем «Обзоре инфляции. Июнь-2020» констатировал: «Согласно прог­нозам Национального банка, в 2020 году ВВП Казахстана сократится на 1,8%. Предполагается отрицательный вклад со стороны внутреннего спроса и чистого экспорта». 

Напомним, МВФ в своем июньском отчете ухудшил прогноз по росту экономики Казахстана в 2020 году с -2,5% до -2,7%. В сторону ухудшения пересмотрел свой прогноз по росту ВВП РК в 2020 году и Азиатский банк развития – с +1,8% в апреле до -1,2% в июне. Всемирный банк считает, что ВВП Казахстана ожидает в этом году еще большее падение (-3%). 

Оптимизм Мади Такиева основан на том, что «многие меры поддержки предпринимательства в Казахстане были приняты со значительным временным лагом»: например, налоговые льготы действуют до 1 октября текущего года. И поскольку на фоне высокой динамики производственного сектора в последующие месяцы в случае благоприятной эпидемиологической ситуации сектор услуг в стране будет набирать темпы, наверстывая упущенное в первом полугодии, в МНЭ предполагают возможность «небольшого положительного роста». То есть фактически речь шла о том, что в секторе производства и так все более-менее нормально, и если сектор услуг покажет быстрые темпы восстановления, то это позволит вывести ВВП в положительную зону. Следует отметить, что эти заявления прозвучали до принятия решения о введении в июле ограничительных карантинных мероприятий, которые вновь ударили по сектору услуг. Но и кроме этого, как показывают итоги полугодия, есть ряд факторов, которые заставляют с осторожностью относиться к оптимизму МНЭ. 

Что с драйверами?

В предыдущие несколько лет ключевыми драйверами экономического роста в стране были крупные проекты (например, газопровод «Сарыарка»), госинвестиции и потребительский спрос. 

Но тот же Нацбанк прямо констатирует, что «потребительский спрос, который в течение последних двух лет являлся одним из драйверов роста, в 2020 году будет вносить отрицательный вклад в динамику ВВП. Спад потребительского спроса будет обусловлен снижением реальных денежных доходов населения на фоне сокращения деловой активности в реальном секторе».  

«Наибольшее сокращение внутреннего потребления ожидается во II и III кварталах 2020 года. Ограничивающим фактором наряду с доходами станет более слабый курс тенге по сравнению с прошлыми периодами и ускорение инфляции», –  полагают аналитики Нацбанка.

Объем инвестиций в основной капитал, по данным Комстата, в январе – июне 2020 года cоставил 5215,6 млрд тенге, что на 2,9% меньше, чем в январе – июне 2019 года. Здесь кривая падения выглядит следующим образом: в I квартале рост 5,1%, но уже по итогам января – апреля 2020 года инвестиции в основной капитал замедлились до 0,9% в годовом выражении, в мае рост составил 0,1%. 

По оценке Нацбанка, основной вклад в это замедление внесло снижение инвестиций в горнодобывающую промышленность на 2,3% (доля этого сектора в общем объеме инвестиций в I квартале 2020 года составляла 57%). 

Снижение инвестиций было отмечено также в строительстве (на 51,4%), торговле (на 33%), на транспорте (на 25,4%), в профессиональной, научной и технической деятельности (на 62,1%) и обрабатывающей промышленности (на 8,6%). 

Еще одним важным фактором, который оказывает ключевое влияние на развитие экономики Казахстана, являются крупные проекты. И здесь не слишком радужные перспективы.  «Вместе с тем все еще сохраняется высокая неопределенность, связанная с реализацией крупных проектов в промышленности, что повышает риски более сильного спада накопления основного капитала, в случае если проекты будут отложены или заморожены», – считают в Нацбанке.

Минус сырье

Положительные итоги первого полугодия в отраслях, которые являются базовыми для экономики страны, – это тоже в основном следствие работы в I квартале. 

Напомним, начало года ознаменовалось резким падением цен на основные продукты казахстанского экспорта. Тем не менее внешнеторговый оборот в январе – марте 2020 года вырос на 2,7% в годовом выражении за счет увеличения объемов экспорта на 4,2% и сохранения объемов импорта практически неизменными (снижение на 0,06%). Рост объемов экспорта в стоимостном выражении на 4,2% был обеспечен исключительно увеличением экспорта минеральных ресурсов (рост на 14,3%). Все остальные товарные позиции показали спад.

Так, экспорт нефти в физических объемах вырос на 14% за счет увеличения объемов экспорта в Италию (рост на 14,5%) и Нидерланды (на 66,9%). Сокращение экспорта нефти во Францию, Швейцарию и Корею нивелировалось его ростом в Китай (в 2,1 раза), Литву (в 2,1 раза), Польшу (в 4,3 раза), Индию (в 3,8 раза), Турцию (на 82,3%). 

Наблюдалось увеличение экспорта руд, за исключением хромовых и марганцевых, направляемых в Россию. 

Экспорт цветных металлов в стоимостном выражении снизился на 33%, чему способствовало снижение как физических поставок, так и ценовой динамики. Сокращение экспорта черных металлов (ферросплавов) обусловлено существенным ухудшением ценовой динамики. При этом физические поставки черных металлов в I квартале 2020 года выросли на 28,1% в результате увеличения экспортных поставок в Россию (в 4,3 раза), Индию (в 4,5 раза), Китай (на 23%). 

В результате итоговые показатели за полугодие составили по углю – 101,9% относительно аналогичного периода прошлого года, железной руде – 107,9%, по нефти – 101,3%, и это с учетом вступивших в силу ограничений в рамках ОПЕК+. Следует отметить, что Казахстан фактически начал полностью выполнять условия соглашения ОПЕК+ только в июне, пообещав, что нагонит недостающее впоследствии. И эти обещания придется выполнять: Bloomberg сообщает, что ОПЕК+  будет добиваться дополнительных сокращений производства от тех членов, которые не выполнили квоты. По словам делегатов, технический комитет обозначил планы для таких стран, как Ирак, Нигерия и Казахстан, по внесению дополнительных 842 тыс. баррелей в сутки компенсационных сокращений в августе и сентябре. Если это произойдет, то стоит ожидать существенного сокращения реального экспорта на фоне снижения добычи нефти и газового конденсата, и тогда итоги III квартала могут оказаться хуже, чем -1,8% во втором.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg