Как будет восстанавливаться казахстанская экономика

Опубликован ежеквартальный макроэкономический обзор

Коллаж: Вадим Квятковский

Компания PwC Kazakhstan запустила новый проект – Ежеквартальный макроэкономический обзор. Основа этого исследования – экспертные прогнозы по основным для Казахстана макроэкономическим показателям. По мнению представителей PwC Kazakhstan, результаты опроса могут служить основой для принятия решений в среднесрочной перспективе.

Базовый сценарий восстановления экономики 

83% респондентов предполагают, что восстановление казахстанской экономики будет происходить по U-образной траектории, а процесс выхода из кризиса может принять затяжной характер. Основное обоснование такого прогноза – пандемия и вызванный ею экономический кризис – оказало серьезное влияние на деловую активность, и бизнесу, особенно МСБ, понадобится длительное время для восстановления и адаптации к новым условиям и поиска новых возможностей. Также многие опрошенные эксперты сходятся во мнении, что до момента изобретения вакцины и появления лекарственных средств в мире будет сохраняться тенденция социального дистанцирования и внедрения выборочных карантинных мер. Последние будут регулярно ужесточаться в момент ухудшения ситуации и роста заболеваемости, а это, в свою очередь, будет оказывать воздействие на сроки восстановления экономики.

 

Процент респондентов ожидающих развитие сценария U,V,L,W-1.jpg

Нефть в широком коридоре

Превалирующее большинство респондентов в своих прогнозах продемонстрировали широкие диапазоны между ожидаемыми минимальными и максимальными прогнозными значениями по нефти марки Brent в горизонте одного года (средняя дельта равна $17,9), на три года (средняя дельта равна $17,5) и пять лет (средняя дельта равна $19,4). Комментируя этот тренд, некоторые из опрошенных экспертов ссылались на пандемию COVID-19 как источник высокой неопределенности, особенно в перспективе ближайших двух лет, то есть до предполагаемого создания и выпуска в массы вакцины от вируса. 

Участники опроса отметили влияние пандемии на мировую экономику в виде снижения потреб­ления и спроса на товары, что неминуемо оказывает влияние на нефтяные цены. Кроме того, в прогнозах учитывались и потенциальные последующие волны заражений, которые могут прервать восстановление мировой экономики и, как следствие, восстановление спроса на энергоресурсы. Тема увеличения использования возобновляемых источников энергии также была отмечена как фактор, имеющий потенциал влияния на цены на нефть в среднесрочной перспективе. В долгосрочной перспективе, ожидают участники опроса PwC, цены на нефть будут стремиться к уровню $50–55 за баррель, который устраивает как добывающие, так и потребляющие нефть страны.

 

Прогнозная цена на нефть-1.jpg

Сколько тенге за доллар

Большинство респондентов склоняются к тенденции ослабления тенге по отношению к доллару в анализируемых периодах. Участники опроса выделили несколько основных причин, среди которых сокращение объемов добычи нефти в Казахстане, неопределенность по показателям инфляции и прекращение мер по поддержке национальной валюты со стороны государства. Максимальное ослабление тенге относительно доллара США за пять лет (на конец года) ожидается в районе 29,4%, в то время как минимальное ослабление тенге за аналогичный период прогнозируется в диапазоне 4,4%. Внутренний разброс в максимальных прогнозных значениях составил от 400 до 700 тенге за доллар (станд. отклонение равно 64), что значительно выше внутреннего разброса в максимальных прогнозных значениях, который расположился в рамках от 390 до 410,5 тенге за доллар (станд. отклонение равно 32,8). 

 

Прогнозная курс USD-KZT-1.jpg

Инфляционный процесс

Результаты опроса показали, что в горизонте одного года более 60% респондентов ожидают повышения уровня инфляции. Этот прогноз базируется на воздействии принятых в Казахстане и странах – торговых партнерах карантинных мер, результатом которых стали удорожание импорта и замедление деловой активности компаний, занимающихся поставкой и продажей товаров из стран ближнего и дальнего зарубежья. Вклад в динамику инфляционных процессов продолжает вносить и рост цен на продовольственные товары, которые в мае подорожали на 10,7% в годовом выражении, по данным Национального банка Республики Казахстан (НБРК). В долгосрочных прогнозах экспертов относительно уровня инфляции наблюдается большая степень уверенности в ее снижении. В горизонте трех лет 90% экспертов прогнозируют снижение инфляции в среднем на 1,7%. В горизонте пяти лет более 70% экспертов ожидают продолжения постепенного снижения инфляции. Причины повышения оценок инфляции в горизонте одного года с постепенным снижением в долгосрочной перспективе связаны, во-первых, с текущей денежно-кредитной политикой НБРК. 

Во-вторых, эксперты связывают краткосрочные инфляционные риски с массовыми налоговыми стимулами и накопленной за прошлые периоды скрытой инфляцией, отмечая, что в долгосрочной перспективе эти риски будут менее заметными.

 

Индекс потребительских цен-1.jpg

База для ставки

В марте 2020 года НБРК принял решение о повышении базовой ставки до 12% с целью стабилизации инфляционных ожиданий и ограничения распространения влияния внешнего шока на финансовый рынок. Но уже в апреле НБРК принял внеочередное решение о снижении базовой ставки до уровня 9,5% годовых и расширении процентного коридора до ±2 процентных пункта. Данная мера была направлена на обеспечение финансовой стабильности, ограничение рисков для экономики и ее адаптацию к условиям внешней и внутренней среды, связанным с пандемией COVID-19.

Большинство респондентов – участников опроса PwC – в перспективе одного года прогнозируют снижение ключевой ставки на 0,5 п. п. Данное мнение экспертов относительно минимального изменения базовой ставки может быть обосновано и подкреплено их ожиданиями роста инфляции в краткосрочном периоде при условии поддержания НБРК текущей политики для сдерживания роста инфляционных ожиданий. В горизонте трех лет, с учетом снижения инфляционных ожиданий, эксперты прогнозируют снижение базовой ставки до 8% с процентным коридором ±1 п. п. и сохранение ставки на этом же уровне в периоде до пяти лет.

 

Базовая ставка НБРК-1.jpg

В первом Ежеквартальном макроэкономическом обзоре PwC Kazakhstan приняли участие 23 респондента: ведущие экономисты, брокеры, трейдеры, представители банков развития и коммерческих банков. Опросник для составления обзора был заполнен всеми участниками в конце июня 2020 года. Многие ответы были предоставлены на условиях конфиденциальности.

В ходе анализа ответов респондентов по многим вопросам были выявлены достаточно значительные расхождения во мнениях, что ожидаемо в исследованиях, где эксперты представляют различные сферы (экономисты, трейдеры, ученые, банкиры) и, соответственно, имеют доступ к разным источникам информации. Консолидация мнений, охватывающих большую часть профессиональных участников финансового рынка, а также научных экспертов и ведущих экономистов Казахстана дает возможность спрогнозировать несколько сценариев развития экономики Казахстана. Для этих целей PwC Kazakhstan попросил респондентов дать их мнения в диапазоне минимум и максимум для вопросов, где это было уместно (цены на нефть, курсы валют, инфляция), и использовал несколько подходов к анализу полученных результатов. Помимо стандартного усреднения всех ответов исследователи PwC Kazakhstan также взяли верхние 30% в ответах-максимум и нижние 30% в ответах-минимум, чтобы выявить наиболее оптимистичный и наиболее пессимистичный сценарии развития событий.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

В Казахстане намерены сократить теневую экономику до 20%

Разбираем предложения минфина и бизнес-омбудсмена

Коллаж: Вадим Квятковский

Минфин отчитался о снижении доли теневой экономики в стране до уровня 23,62% от ВВП по итогам 2019 года. Новая задача – сократить теневую экономику до 20% к 2025 году за счет цифровизации фискальных процессов и увеличения объемов безналичных расчетов. По мнению экспертов, одной цифровизацией с тенью не справиться.

Размер теневой экономики в Казахстане медленно, но стабильно сокращался в течение нескольких лет, но по итогам 2018 года подскочил до 30% – тогда первый вице-министр финансов Казахстана Берик Шолпанкулов заявил, что виной всему служит использование новой методики расчета. Размер теневой экономики в 2019 году рассчитывали по той же методике, и оказалось, что серый сегмент снова начал сокращаться, причем рекордными темпами. Об этом сообщил все тот же Шолпанкулов в конце июня на заседании правительства. Позитивный результат он объяснил действенностью плана на 2019–2021 годы по противодействию теневой экономике.

«Основными направлениями этого плана являются цифровизация налогового и таможенного администрирования, развитие безналичного расчета, противодействие легализации доходов, полученных преступным путем, а также совершенствование законодательства, – сказал Шолпанкулов. – На сегодня нам уже удалось достигнуть снижения теневой экономики до 23,62% к ВВП прошлого года».

Теперь казахстанское правительство ставит перед собой новый ориентир в области противодействия теневой экономике. В принятом кабмином Стратегическом плане развития Республики Казахстан до 2025 года предусмотрен индикатор по снижению доли теневой экономики до 20% к ВВП через пять лет. 

Торговля – главный источник тени

По итогам 2019 года в бюджет дополнительно поступило 1,5 трлн тенге, из которых 916 млрд тенге благодаря цифровизации налогового и таможенного администрирования. 

По данным Минфина, на 1 мая 2020 года общее количество пользователей контрольно-кассовых машин (ККМ) по стране составляет 728 тыс. единиц, из них перешли в режим онлайн-ККМ 710 тыс., или 97,45%. Другими словами, возможность «продаж из-под полы» без уплаты налогов в Казахстане резко сократилась. В то же время потенциал данного инструмента себя уже практически исчерпал – переход на онлайн-ККМ оставшихся торговых точек значительного эффекта не даст. 

Практически исчерпала свой потенциал и введенная в прошлом году информационная сис­тема «Электронные счета-фактуры», куда с 1 января 2019 года должны были быть вовлечены все плательщики НДС в стране. На данный момент в системе зарегистрировано более 440 тыс. пользователей, от которых в прошлом году в бюджет дополнительно поступило 290,2 млрд тенге.  В текущем году в Минфине ожидают от этой системы вдвое меньшую сумму дополнительных поступлений (около 140 млрд тенге).

Маркировка под вопросом

Еще одним цифровым инструментом борьбы с тенью должна стать система электронной маркировки товаров, которая неплохо зарекомендовала себя при работе с меховыми изделиями – в 2019 году налоговые поступления от их продажи в Казахстане удвоились. Следующей на очереди была электронная маркировка сигарет, а далее по списку – товары народного потребления и пищевой промышленности, включая молоко.

Но сначала реализаторы табачной продукции в Казахстане попросили Минфин сдвинуть старт маркировочной кампании в стране на три месяца из-за технической неготовности (система должна была заработать с 1 июля, но из-за режима ЧС пусконаладочные работы затянулись), а потом президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев выразил сомнение в целесообразности спешки с внедрением этой системы.

«Сегодня бизнес наших стран находится в очень сложной ситуации: нарушены планы развития производства, цепочки поставок, выросла кредиторская задолженность. Практически все ресурсы брошены на стабилизацию работы, сохранение рабочих мест. Поэтому исполнение отдельных, наиболее затратных решений органов Союза не является ра­зумной мерой, во всяком случае на данном этапе развития нашей организации. К таким решениям, возможно, относятся планы по введению обязательной маркировки. Но этот вопрос, конечно же, должны рассмотреть правительства», – сказал Токаев на онлайн-заседании Высшего евразийского экономического совета в конце мая.

7 июля стало известно, что деловой совет ЕАЭС попросил Евразийскую экономическую комиссию признать неприемлемым введение маркировки молочной продукции в рамках Союза, в том числе в государствах – членах ЕАЭС. При этом ЕЭК просят наложить вето оперативно, на ближайшем ее заседании. Деловой совет также считает необходимым исключить возможность одностороннего введения маркировки отдельными странами Союза.

Таким образом, часть цифровых инструментов борьбы с тенью свое основное действие уже оказала, часть сейчас находится в подвешенном состоянии. Для стимулирования безналичных расчетов также был принят ряд мер, в частности безналичные платежи не включаются в расчет порога для регистрации в качестве плательщика НДС. Кроме того, была снижена ставка с 2% до 1% для безналичных оборотов в торговле для предпринимателей, применяющих специальный налоговый режим по патенту. В результате в 2019 году объем безналичных платежей увеличился в 2,4 раза.

Как борьба с конвертами становится борьбой с бизнесом

Выход из тени возможен не только за счет ужесточения контроля и мониторинга предпринимательства, но и за счет снижения налоговой нагрузки на него, убежден бизнес- омбудсмен Казахстана Рустам Журсунов. Он обращает внимание, что масштабы выплат в конвертах в стране сопоставимы с объемами контрабанды и дают значительную долю уклонения от налогов.

«Так называемая неформальная занятость является, по сути, одной из составляющих теневой экономики, – считает Журсунов. – У нас, по данным Комитета статистики, общий фонд оплаты труда превышает 18 трлн тенге, но обязательные пенсионные взносы делаются только с 8 трлн тенге. Разница в 10 трлн тенге, или 57%, достаточно существенна, чтобы сделать вывод о большой проблеме зарплат в конвертах в стране», – убежден он.

По данным бизнес-омбудсмена, регулярные пенсионные взносы 12 раз в год делают примерно 2,5 млн казахстанцев из 8,7 млн занятых в республике. Основной причиной таких игр работодателей с ЕНПФ Журсунов считает высокую нагрузку на фонд оплаты труда. Сейчас работодатель обязан ежемесячно уплачивать за своих работников пять платежей в размере 31% от заработной платы: индивидуальный подоходный налог (10%), пенсионный взнос (10%), социальный налог (6%), взносы в Государственный фонд социального страхования (3,5%) и в Фонд социального медицинского страхования (1,5%). Часть из них оплачивается за счет работника (например, пенсионные отчисления и ИПН), но при этом при трудоустройстве работники зачастую оговаривают сумму, которую хотели бы получать на руки, так что финансовая нагрузка по обеспечению этой суммы все равно ложится на работодателя. 

Выход эксперт видит в объединении всей нагрузки на фонд оплаты труда в единый платеж и снижение его до 20% по примеру Грузии.

«Эта мера простимулирует предпринимателей и простых граждан выйти из тени, а также реинвестировать средства в создание новых рабочих мест и повышение заработных плат для работников», – говорит Журсунов.

Отдельно он отмечает, что сейчас в Миннацэк обсуждают вопрос повышения налоговой нагрузки на бизнес – речь идет прежде всего об увеличении ставки НДС и КПН, снижении порога по НДС.

Бизнес-омбудсмен предупреждает: «Негативным эффектом таких инициатив станет уход бизнеса в тень, а он уже наблюдался в период чрезвычайного положения, когда многие, особенно небольшие предприятия, формально сократили свой штат, но в то же время доплачивали своим работникам в конвертах».  

Еще одно предложение бизнес-омбудсмена – ужесточить контроль в тех секторах экономики, где государство присутствует в избыточном количестве.

«Основные отрасли, где формируется тень в Казахстане, – это торговля, строительство, сельское хозяйство и транспорт, – говорит Журсунов. –  Мы понимаем, что в какой-то степени это связано с коррупцией в госзакупках, контрабандой и контрафактом из-за нарушений на таможне, непрозрачной деятельностью квазигоссектора в части закупок. По нашим оценкам, только из-за неэффективной работы таможни бюджет Казахстана недополучает более 300 млрд тенге. Еще 300 млрд тенге можно сэкономить на госзакупках».

В прошлом году НПП «Атамекен» подсчитала, что снижение нагрузки на фонд оплаты труда до 20% повлечет за собой сокращение доходов бюджета примерно на 577 млрд тенге. Тогда говорилось об их восстановлении за счет расширения налогооблагаемой базы и выхода большей части зарплат из тени. Но если верны расчеты Журсунова, то государство может компенсировать потери от снижения нагрузки на ФОТ за счет ужесточения контроля в отношении таможни и госзакупок, суммарный ущерб от которых в размере 600 млрд тенге даже превышает заявленный НПП размер потерь.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg