1159 просмотров

Казахстан просят отказаться от запретов на экспорт товаров АПК

Эксперт Всемирного банка полагает, что квоты бьют по самим производителям

Фото: Klaus Beyer / Pixabay

Ведущий экономист по вопросам сельского хозяйства Всемирного банка Сергий Зоря предлагает казахстанским властям избегать практики ограничений экспорта сельскохозяйственной продукции для обеспечения продовольственной безопасности.

В конце марта этого года, после закрытия границ в рамках борьбы с коронавирусом, Министерство сельского хозяйства Казахстана ввело ограничения на экспорт пшеницы, чтобы обеспечивать во время режима ЧП внутренние потребности страны в зерне. Ограничения коснулись, в числе прочего, и кормового зерна для скота. В начале апреля же, после повторного уточнения и анализа запасов продовольствия в регионах республики, в ведомстве был подготовлен новый приказ министра сельского хозяйства, который четко регламентировал вывоз определенных товаров.

В результате под запретом, помимо экспорта пшеницы, оказалась продажа за границу гречки, сахара белого, картофеля, лука, чеснока, семян и масла подсолнечника. Однако с 1 июня приказом министерства сельского хозяйства эти ограничения были сняты, и во вторник, 2 июня, Зоря в ходе онлайн-брифинга заявил, что во Всемирном банке позитивно отнеслись к снятию ограничений на экспорт продукции агропромышленного комплекса со стороны Казахстана.

«Мы считаем, что Казахстан является страной, достигшей того уровня развития, когда ограничение экспорта является не единственным инструментом достижения продовольственной безопасности. Поэтому в будущем Казахстану стоит переходить на другие, альтернативные методы обеспечение продбезопасности и снижения цен на сельхозпродукцию», - сказал представитель ВБ.

В числе альтернативных инструментов он назвал более эффективное управление резервами сельхозпродукции, увеличение бюджета регионов на их закуп, а также более эффективное использование социальной защиты для поддержки уязвимых слоев населения для того, чтобы последние могли приобретать сельхозпродукцию по рыночным ценам. Искусственное же ограничение внутренних цен, равно как и ограничение вывоза сельхозпродукции из страны, бьет по производителям и не способствует обеспечению продбезопасности, считает он.

«Для Казахстана важен переход на новую модель развития, которая поддерживала бы диверсификацию экономики и экспорта. И здесь главный вопрос развития экспортной конкурентоспособности заключается в том, чтобы фермеры были уверены, что они всегда смогут продать свою продукцию за рубеж. Мы видим, что фермеры - и так не самые богатые в Казахстане люди, но именно им приходится принимать на себя какой-то шок, связанный с экспортными ограничениями, так как цены на сельхозпродукцию намного ниже, чем они могли бы быть», - подчеркнул спикер.

Одновременно ограничения по экспорту пшеницы в Казахстане ударили и по соседним странам региона, добавил Зоря. Правда, признал он, эта проблема возникла еще до пандемии: в 2019 году Казахстан намолотил 17,4 млн тонн зерна, что на 2,9 млн тонн или на 15% ниже показателей 2018 года, производство же собственно пшеницы в стране за последние пять лет упало на 20%, что привело к уменьшению экспорта и увеличению цен еще до ограничительных мер из-за коронавируса.

«Но в любом случае мы считаем, что снятие ограничений - это позитивный шаг, и мы надеемся, что в будущем все страны Центральной Азии будут вводить такие ограничения только в исключительных случаях», - заключил ведущий экономист по вопросам сельского хозяйства Всемирного банка.

banner_wsj.gif

45 просмотров

Какие активы способны стать защитой от инфляции

Как показывают данные, акции и облигации проявляют себя не так уж и хорошо

Фото: Johannes Eisele/Agence France-Presse/Getty Images

В последние несколько месяцев Конгресс и ФРС активно сотрудничали с целью вливания в экономику США более $2 миллиардов через закон о борьбе с коронавирусом (Cares Act) и предоставление ликвидности со стороны ФРС.

У некоторых инвесторов это вызвало обеспокоенность по поводу роста инфляции и заставило задаться вопросом, какие именно инвестиции способны обеспечить лучшую защиту от роста цен.

Наиболее эффективный способ узнать ответ на этот вопрос – взглянуть на корреляцию между доходностью актива и уровнем инфляции. Все просто: чем ближе доходность актива следует за курсом инфляции, тем лучше актив играет роль «тихой гавани». Если конкретизировать эту мысль, то чем ближе коэффициент корреляции актива к 1, тем более высокий уровень защиты он предлагает. На другом конце спектра коэффициент от 0 до –1 означает, что доходность актива стремится в обратном от инфляции направлении.

 

куда повернуть.jpg

Физические активы оправдывают себя 

Изучение доходности различных активов за последние 50 лет, как и их корреляции с уровнем инфляции за тот же период времени, показывает, что активы, где корреляция с инфляцией является наибольшей, – это металлы, недвижимость и сырье, то есть так называемые физические, или осязаемые, активы. Наибольший коэффициент корреляции у золота и нефти с показателем 0,35. Следом идут серебро и недвижимость, показатель – 0,25.

Впрочем, несмотря на то что долгое время эти активы считались надежной защитой от инфляции, стоит отметить, что лучшее, что они могут предложить, – это коэффициент 0,35. Это означает, что только 35% изменений в уровне инфляции могут быть покрыты или застрахованы за счет золота и нефти в течение многих лет. От остальной части долгосрочных инфляционных изменений эти активы не защитят.
В самом конце спектра инструментов хеджирования находятся акции и облигации.

За последние 50 лет доходность индекса S&P 500 и среднесрочных облигаций имела показатель корреляции –0,12 и –0,14 соответственно. Это означает, что, когда уровень инфляции постепенно растет, доходность ценных бумаг и облигаций снижается. И если вы ожидаете, что рынок акций или рынок облигаций защитит вас от инфляции, то вам может не повезти.

Доказанные результаты

Так как же именно это работает в периоды наибольшей инфляции? Если взглянуть на среднюю доходность различных типов активов в течение десяти наихудших с точки зрения инфляции лет за вторую половину прошлого века (1970, ’73, ’74, ’75, ’77, ’78, ’79, ’80, ’81, ’90), то видно, что средний показатель годовой инфляции составлял 10%. Нефть при этом обеспечивала среднюю годовую доходность на уровне 28,4%, золото – 20,9%, серебро – 17,5%, недвижимость – 7,7%.

Средняя доходность индекса S&P 500 за эти десять лет составила всего 3,4%. Аналогичный показатель для облигаций – 3,2%.

Пока неизвестно, какой инфляция будет в дальнейшем, однако на фоне различных налоговых стимулов, а также программы ФРС по выкупу облигаций (и конца сроку действия этой программы не видно) инвесторы могут захотеть защитить себя, используя ценные бумаги, которые предлагают больше, чем облигации Казначейства США с защитой от инфляции (TIPS) с почти нулевой доходностью. Для тех, кто решит это сделать, урок последних 50 лет очевиден: такие осязаемые активы, как нефть, недвижимость и металлы, могут оказаться гораздо выгоднее, чем ценные бумаги вроде акций и облигаций.

Дерек Хорстмейер – доцент бизнес-школы при Университете Джорджа Мейсона в Фэрфаксе, Вирджиния.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg