2370 просмотров

Регуляторам стран Центральной Азии необходимо предпринять смелые шаги для поддержки экономики

Такого мнения придерживаются эксперты Азиатского банка развития

Фото: Pixabay.com

Вспышка COVID-19 приведет мировую экономику к серьезной рецессии в 2020 году. С начала марта пандемия быстро распространилась по Центральной и Западной Азии, которая включает в себя Афганистан, Армению, Азербайджан, Грузию, Казахстан, Кыргызскую Республику, Пакистан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан.

В настоящее время региону приходится справляться с нарушениями в глобальных и региональных связях, затрагивающими цепочки поставок, туризм, денежные переводы и финансовые потоки. В то же время ожидается сокращение внутреннего производства из-за сдерживающих мер. Помимо этого, экспортерам углеводородов приходится иметь дело с резким снижением цен на нефть. Ожидается, что для многих стран региона экономический спад будет хуже, чем во время глобального финансового кризиса 2008–2009 годов и падения цен на нефть в 2014–2015 годах.

Основываясь на опыте 2014–2015 года, эксперты АБР считают, что ограниченные денежные и фискальные буферы замедлят восстановление экономик по сравнению с предыдущими кризисами.

Как и в случае прошлых кризисов, рост ВВП в Центральной и Западной Азии может не восстановиться до докризисных показателей. Например, после падения рынков во время глобального экономического кризиса и снижения цен на нефть средний рост экономик в 2010–2013 и 2016–2019 годах оставался ниже докризисных показателей. На этом основании Азиатский банк развития прогнозирует существенное замедление роста валового внутреннего продукта в регионе в этом году и восстановление в следующем. Более поздние прогнозы других международных финансовых институтов дают еще более мрачный взгляд на ожидаемый экономический спад. 

рост ввп.jpg

Как и в прошлые кризисы, центральные банки сталкиваются с проблемой обеспечения ликвидности для поддержки спроса при стабилизации экономики. Во время мирового финансового кризиса регуляторы Центральной и Западной Азии снизили процентные ставки, обеспечив ликвидность банковскому сектору. 

Во время падения цен на нефть большинство ЦБ, напротив, ужесточило денежно-кредитную политику, чтобы обуздать инфляцию. Кризис COVID-19 создает инфляционное давление из-за сбоев в цепочке поставок, хотя низкий спрос, как ожидается, несколько противостоит этому давлению. 

В марте 2020 года, когда началась вспышка COVID-19 в Центральной и Западной Азии, инфляция немного ускорилась в Казахстане, Кыргызской Республике и Таджикистане, в то время как в Армении, Грузии и Узбекистане она оставалась стабильной, а в Пакистане замедлилась. В некоторых странах органы денежно-кредитного регулирования снижают ставки для поддержки экономической деятельности (например, в Армении и Пакистане), однако в Казахстане, Кыргызстане и Таджикистане резкое обесценивание валюты оказывает давление на инфляцию. 

Кроме того, во время двух предыдущих кризисов правительства в основном использовали контрциклическую фискальную политику для сдерживания спада, что привело к увеличению бюджетного дефицита и государственного долга. Это, в свою очередь, сократило бюджетные буферы и потребовало консолидации бюджета в годы восстановления. Аналогичным образом более низкие налоговые поступления, пакеты поддержки и расходы на здравоохранение в 2020 году, как ожидается, сильно повлияют на государственные бюджеты, в конечном итоге увеличивая существующий долг.

С учетом сложившейся неопределенной обстановки, мы попытались сравнить ранние признаки текущего кризиса с тем, что произошло при двух предыдущих кризисах.

Цитируя бывшего президента Европейского центрального банка во время борьбы за сохранение евро, настало время для правительств и центральных банков сделать «все возможное».

В АБР отмечают, что для поддержания экономики на плаву и сдерживания пандемии требуются смелые действия. Центральные банки должны обеспечить большую ликвидность для поддержки доступа к кредитам. Своевременное бюджетно-финансовое стимулирование имеет решающее значение для обеспечения оплаты труда врачей и предоставления средств индивидуальной защиты, а также для поддержки бизнеса, сохранения рабочих мест и расширения социальной защиты.

Отрадно, что большинство стран региона уже объявили пакеты фискальных мер в диапазоне от 0,1% ВВП (Кыргызская Республика) до 9% ВВП (Казахстан). Но откуда придут эти деньги? Правительствам необходимо будет переориентировать государственные расходы, использовать имеющиеся фискальные буферы, изыскивать гранты или долговое финансирование и находить новые способы вовлечения частного сектора в усилия по оказанию помощи и восстановлению. Восстановление может также дать возможность сбалансировать роль государства и частного сектора в регионе. Частному сектору необходимо обеспечить свободу и дать возможность расти и в полной мере способствовать оживлению экономики и созданию рабочих мест.

После того как шторм пройдет, правительствам, конечно, нужно будет восстановить фискальное пространство и снизить долговую уязвимость. Им также необходимо будет подтвердить приверженность реформам, чтобы обеспечить сильное и устойчивое восстановление при участии частного сектора. Кризис COVID-19 продемонстрировал исключительную важность эффективности государственного управления и всеохватности систем социальной защиты для обеспечения устойчивости к стихийным бедствиям.

Лилия Алексанян, экономист,
Вернер Липах, генеральный директор департамента Центральной и Западной Азии Азиатского банка развития

banner_wsj.gif

120 просмотров

На Уолл-стрит нет консенсуса

Прогнозы аналитиков по поводу будущего рынка и экономики варьируются от обещаний финансового Армагеддона до быстрого восстановления

Фото: Brendan Mcdermid/Reuters

Судя по коллективным прогнозам профессионалов с Уолл-стрит, кажется, они обескуражены тем, куда движутся рынок и экономика. Оценки экономического роста в III  квартале и уровня фондовых индексов конца года сильно отличаются даже от тех прогнозов, которые были сделаны всего несколько недель назад.

«Причина того, почему оценки так сильно разнятся, заключается в том, что никто на самом деле не знает, каким будет второе полугодие, – ни управляющие ФРС, ни главы компаний, ни тем более аналитики с Уолл-стрит», – говорит Адам Джонсон, автор финансового дайджеста Bullsyes Brief.

До пандемии коронавируса, в период, который в целом считался нормальным, прогнозы экономистов о том, как быстро будет развиваться экономика, во многом совпадали, как и прогнозы по фондовому рынку.

Однако с момента введения правительством США карантина разброс между позитивными и негативными прогнозами как в отношении экономики, так и в отношении фондового рынка серьезно вырос.

Затишье перед штормом

Конкретные данные просто поразительные. В январе усредненный прогноз для роста в III квартале в годовом исчислении составлял 1,9% с максимальной оценкой в 3,1% и минимальной – минус 1%. Эти цифры были рассчитаны на суждениях 72 экономистов, которых ежемесячно опрашивало издание The Wall Street Journal.

Стандартное отклонение экономических прогнозов было совсем небольшим, на уровне 0,7 пункта (Стандартное отклонение – это математическое средство измерения разброса между различными оценками в сравнении с усредненным показателем. Низкий уровень указывает на небольшой разброс, и наоборот).

Согласно анализу данных агентства Bloomberg, оценки того, где индекс S&P 500 может оказаться в конце года, или в некоторых случаях, где он будет через 12 месяцев или в I полугодии 2021 года, были относительно близки друг к другу, со средней величиной в 3354 пункта. Самый бычий  прогноз находился на уровне 3600 пунктов, а минимальный – на уровне 3000. То есть стандартное отклонение было достаточно умеренным, на уровне 134 пунктов, что сопоставимо с примерно 4% усредненного прогноза.

«Когда все спокойно, идейный консенсус демонстрирует относительную устойчивость», – говорит Джим Полсен, главный инвестиционный стратег в аналитической фирме Leuthold Group из Миннеаполиса.

Эффект COVID-19

Однако когда правительства различных стран мира начали бороться с распространением вируса, экономические прогнозы изменились в течение всего нескольких недель.

WSJ-5-02.jpg

В результате серьезных сбоев в экономике оценки экономистов начали различаться просто кардинально, часть из них были оптимистическими, другие – ужасными.

К апрелю наиболее медвежьи экономические прогнозы о 14%-м падении ВВП (в годовом исчислении) за три месяца до сентября противостояли самым бычьим прогнозам о 55%-м росте. Усредненный прогноз роста был на уровне 6%. Стандартное отклонение выросло 18-кратно, с 0,7 процентных пункта в январе до 12,8.

Иными словами, в апреле было гораздо проще найти экономиста, предсказывающего восстановление экономики в III квартале, чем найти кого-то, кто бы предсказывал невероятный спад производительности.

Прогнозы по фондовому рынку также изменились, как и диапазон, в котором аналитики рассматривали движение рынка. Некоторые аналитики даже приостановили свои прогнозы из-за коронавируса. В апреле средний для аналитиков целевой показатель индекса S&P 500 находился на уровне 2982 пункта. Однако стандартное отклонение увеличилось до 312 пунктов. Наибольший бычий прогноз был на уровне 3500 пункта и самый медвежий – на уровне 2500.

Страхи берут верх

«Некоторые полагают, что мир катится в пропасть, что проблема невероятно разрушительная и ее невозможно будет решить, и, как следствие этого, они понижают свои прогнозные ожидания. Другие же, наоборот, считают, что действия официальных властей позволят выйти из этой ситуации, утверждая, что краткосрочное негативное влияние будет меньше, чем это ожидалось, и оно будет быстро нивелировано», – говорит Полсен.

Эксперт считает, что ключевая проблема заключается в том, что во время кризисов сделать точный прогноз очень сложно.

«Думаю, прогнозы сейчас все больше делаются на лету и в большей степени основаны на эмоциях и настроениях, поэтому они не имеют высокой ценности», – считает он.

Очевидно, что во время серьезного кризиса страх поражает всех, включая специалистов по рынку. Но зачастую это также хорошее время для инвестирования, поскольку стоимость активов падает даже больше, чем нужно, говорят эксперты.

«Я согласен с Уорреном Баффетом, который никогда не ставит против изобретательности американцев, и я по-прежнему верю в компании-чемпионы», – говорит Джонсон. «Мы преодолеем все это и продолжим достигать новых высот», – отмечает он.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg