Перейти к основному содержанию
2344 просмотра

Регуляторам стран Центральной Азии необходимо предпринять смелые шаги для поддержки экономики

Такого мнения придерживаются эксперты Азиатского банка развития

Фото: Pixabay.com

Вспышка COVID-19 приведет мировую экономику к серьезной рецессии в 2020 году. С начала марта пандемия быстро распространилась по Центральной и Западной Азии, которая включает в себя Афганистан, Армению, Азербайджан, Грузию, Казахстан, Кыргызскую Республику, Пакистан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан.

В настоящее время региону приходится справляться с нарушениями в глобальных и региональных связях, затрагивающими цепочки поставок, туризм, денежные переводы и финансовые потоки. В то же время ожидается сокращение внутреннего производства из-за сдерживающих мер. Помимо этого, экспортерам углеводородов приходится иметь дело с резким снижением цен на нефть. Ожидается, что для многих стран региона экономический спад будет хуже, чем во время глобального финансового кризиса 2008–2009 годов и падения цен на нефть в 2014–2015 годах.

Основываясь на опыте 2014–2015 года, эксперты АБР считают, что ограниченные денежные и фискальные буферы замедлят восстановление экономик по сравнению с предыдущими кризисами.

Как и в случае прошлых кризисов, рост ВВП в Центральной и Западной Азии может не восстановиться до докризисных показателей. Например, после падения рынков во время глобального экономического кризиса и снижения цен на нефть средний рост экономик в 2010–2013 и 2016–2019 годах оставался ниже докризисных показателей. На этом основании Азиатский банк развития прогнозирует существенное замедление роста валового внутреннего продукта в регионе в этом году и восстановление в следующем. Более поздние прогнозы других международных финансовых институтов дают еще более мрачный взгляд на ожидаемый экономический спад. 

рост ввп.jpg

Как и в прошлые кризисы, центральные банки сталкиваются с проблемой обеспечения ликвидности для поддержки спроса при стабилизации экономики. Во время мирового финансового кризиса регуляторы Центральной и Западной Азии снизили процентные ставки, обеспечив ликвидность банковскому сектору. 

Во время падения цен на нефть большинство ЦБ, напротив, ужесточило денежно-кредитную политику, чтобы обуздать инфляцию. Кризис COVID-19 создает инфляционное давление из-за сбоев в цепочке поставок, хотя низкий спрос, как ожидается, несколько противостоит этому давлению. 

В марте 2020 года, когда началась вспышка COVID-19 в Центральной и Западной Азии, инфляция немного ускорилась в Казахстане, Кыргызской Республике и Таджикистане, в то время как в Армении, Грузии и Узбекистане она оставалась стабильной, а в Пакистане замедлилась. В некоторых странах органы денежно-кредитного регулирования снижают ставки для поддержки экономической деятельности (например, в Армении и Пакистане), однако в Казахстане, Кыргызстане и Таджикистане резкое обесценивание валюты оказывает давление на инфляцию. 

Кроме того, во время двух предыдущих кризисов правительства в основном использовали контрциклическую фискальную политику для сдерживания спада, что привело к увеличению бюджетного дефицита и государственного долга. Это, в свою очередь, сократило бюджетные буферы и потребовало консолидации бюджета в годы восстановления. Аналогичным образом более низкие налоговые поступления, пакеты поддержки и расходы на здравоохранение в 2020 году, как ожидается, сильно повлияют на государственные бюджеты, в конечном итоге увеличивая существующий долг.

С учетом сложившейся неопределенной обстановки, мы попытались сравнить ранние признаки текущего кризиса с тем, что произошло при двух предыдущих кризисах.

Цитируя бывшего президента Европейского центрального банка во время борьбы за сохранение евро, настало время для правительств и центральных банков сделать «все возможное».

В АБР отмечают, что для поддержания экономики на плаву и сдерживания пандемии требуются смелые действия. Центральные банки должны обеспечить большую ликвидность для поддержки доступа к кредитам. Своевременное бюджетно-финансовое стимулирование имеет решающее значение для обеспечения оплаты труда врачей и предоставления средств индивидуальной защиты, а также для поддержки бизнеса, сохранения рабочих мест и расширения социальной защиты.

Отрадно, что большинство стран региона уже объявили пакеты фискальных мер в диапазоне от 0,1% ВВП (Кыргызская Республика) до 9% ВВП (Казахстан). Но откуда придут эти деньги? Правительствам необходимо будет переориентировать государственные расходы, использовать имеющиеся фискальные буферы, изыскивать гранты или долговое финансирование и находить новые способы вовлечения частного сектора в усилия по оказанию помощи и восстановлению. Восстановление может также дать возможность сбалансировать роль государства и частного сектора в регионе. Частному сектору необходимо обеспечить свободу и дать возможность расти и в полной мере способствовать оживлению экономики и созданию рабочих мест.

После того как шторм пройдет, правительствам, конечно, нужно будет восстановить фискальное пространство и снизить долговую уязвимость. Им также необходимо будет подтвердить приверженность реформам, чтобы обеспечить сильное и устойчивое восстановление при участии частного сектора. Кризис COVID-19 продемонстрировал исключительную важность эффективности государственного управления и всеохватности систем социальной защиты для обеспечения устойчивости к стихийным бедствиям.

Лилия Алексанян, экономист,
Вернер Липах, генеральный директор департамента Центральной и Западной Азии Азиатского банка развития

banner_wsj.gif

512 просмотров

ВВП Казахстана вернется к докризисным уровням не ранее II полугодия 2021 года

Такой прогноз дали в Ассоциации финансистов Казахстана

Фото: Офелия Жакаева

При условии быстрого выхода из мировой рецессии и отсутствия нового карантина ВВП Казахстана сможет вернуться к докризисным уровням не ранее II полугодия 2021 года, сообщает в интервью агентству «Интерфакс-Казахстан» председатель совета Ассоциации финансистов Казахстана Елена Бахмутова.

«Цены на нефть зависят от глубины и продолжительности рецессии в мировой экономике и скорости выхода из нее, а также от воздействия продолжающихся торговых войн, несмотря на пандемию. В этой связи Казахстан напрямую связан с тем, как быстро восстановится в целом мировой ВВП и торговые связи», – поясняет Бахмутова.

На ее взгляд, быстрого восстановления мировой экономики ждать не стоит.

«Однако большинство экспертов прогнозируют сбалансирование спроса на нефть уже до конца этого года и цену в $30-33 за баррель марки Brent. В 2021 году прогноз выше – до $46-50 за баррель. Опираясь на эти прогнозы, можно предположить, что к докризисным уровням ВВП Казахстана сможет вернуться не ранее второго полугодия 2021 года – это при оптимистичной оценке, в условиях быстрого выхода из мировой рецессии и отсутствия нового карантина», – отмечает Бахмутова.

В январе-апреле ВВП Казахстана снизился на 0,2%. Правительство Казахстана ранее пересмотрело прогноз роста ВВП по итогам 2020 года с 4,1% до 3,2%.

Рост ВВП Казахстана по итогам 2019 года составил 4,5%.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png