Перейти к основному содержанию
5313 просмотров

Как экономике Казахстана взять правильный курс после пандемии

Знает партнер Scot Holland | CBRE в Казахстане и Центральной Азии

Фото: Shutterstock

Последние 10 лет мир привыкал к посткризисным реалиям: избыток ликвидности; крайне низкие процентные ставки, вышедшие из инвестиционного тренда развивающиеся рынки. нескончаемая борьба с NPL (неработающими кредитами), засорившими всю банковскую систему, относительно высокие и стабильные цены на нефть, которые позволяли нефтяным странам сводить государственные бюджеты с профицитом или с совсем небольшим дефицитом.  

В этот период цены на недвижимость ушли выше предкризисных (кризис 2008 года – «Курсив») лишь в нескольких городах мира - Лондон, Гонконг, Нью-Йорк и т.п. В развивающихся странах, где валюта прошла несколько стадий девальваций, цены остались довольно низкими. Но даже их привлекательность практически не повлияла на возвращение инвесторов на развивающиеся рынки. После всех списаний и потерь, которые инвесторы понесли в 2009 году, emerging markets стали немодными. Исключение составили только южноазиатские рынки. Но и это теперь уже история.  

Испытание стихией 

После прилёта чёрного лебедя с именем Пандемия практически все страны мира, в том числе большинство развитых стран, пошли по пути Китая - применили локдауны (строгую изоляцию) и жесткие меры. Исключение составили лишь несколько стран: Бразилия и Белоруссия полностью отрицают коронавирус, Швеция применяет максимально мягкий сценарий, при котором все работает.  

Кто прав и как подействует лекарство от вируса в виде локдаунов и карантинов на экономику? Замедление будет, с этим согласны все. Но у всех стран оно выразится по-разному.  

Жесткий сценарий сильно бьет по экономике и населению - как финансово, так и психологически. В странах типа Индии многие семьи живут на то, что зарабатывают в течение одного дня. Поэтому, запирая и не давая работать, людей фактически лишают пропитания и средств к существованию. Здесь участие государства просто необходимо. В европейских странах локдаун и самоизоляция будут для населения болезненны финансово, но не критичны. Это, скорее, психологические последствия. 

Второй чёрный лебедь прилетел для нефтяных стран - это крушение цен на нефть. Триггером стал разрыв сделки ОПЕК и ценовая война основных мировых производителей. Но это только триггер, который никак не отменяет фундаментальное снижение спроса из-за пандемии. Нефть некуда складировать, так как потребление сильно просело. Основной мировой потребитель нефти – транспорт - запаркован. Самолеты не летают, люди сидят дома, машин на улицах меньше, заправляются реже. И это все в глобальном масштабе. 

Большинство стран называют данный кризис худшим со времён Второй Мировой Войны. 

Штормило и раньше 

Если провести параллель с пандемией «испанки», сто лет назад выкосившей миллионы и перестроившей политическую карту Европы, можно заметить интересную деталь. В странах, где карантины ввели первыми, и люди сознательно соблюдали условия карантина, экономика восстановилась быстрее. Эти страны -  в первую очередь Северная и Западная Европа - развивались с опережающими темпами после той страшной пандемии.  

Тот же принцип работает и сейчас. Китай применил быстрый и жесткий подход, и спустя 2-3 месяца страна начала восстанавливаться. ЕС и США среагировали с запозданием. И мы видим, что с ними происходит. США бьет все рекорды по регистрации безработных, компании массово проводят сокращения. Все чаще стали звучать фразы про повторение Великой Депрессии 30-х годов прошлого века. Возможно, мы пока не видим эффекта 2 трлн долларов, которые экстренно вливают в экономику США, но на данный момент все выглядит мрачно.  

Починить оснастку и поставить новые паруса 

Мне кажется, восстановление будет не раньше следующего года. Экономика сегодняшнего дня настолько переплетена и глобальна, что восстановление одного без восстановления других выглядит крайне сомнительно. Китай начинает приходить в себя. США и ЕС нет. В авиакомпаниях, туризме, общепите, ретейле прошли массовые сокращения. Сколько займёт времени вернуть всех назад и запустить экономику? Даже после отмены локдаунов и карантинов по всему миру страх пандемии ещё долго не отпустит людей. Этот страх будет сильно давить на многие секторы экономики. Остановить процесс всегда проще, чем запустить. Поэтому многое будет зависеть от эффективности правительств по восстановлению наиболее пострадавших отраслей.  

Для Казахстана это такой идеальный шторм. Одновременно несколько крайне неприятных событий сошлись в одной точке. Нет сомнений, что и наша экономика будет восстанавливаться. Но когда? Ответа пока не знает никто. Все будет зависеть от оживления мировой экономики и, в первую очередь США, Китая, ЕС и РФ. Мы не сможем восстановиться в отрыве от этих стран. Как и эти страны не смогут восстановиться в отрыве друг от друга.  

Можно предположить, что оживление будет вялым и относительно медленным. Отрасли, завязанные на внутреннее потребление, будут восстанавливаться дольше всех. Многие компании уйдут с рынка, на их место придут другие или их доля перейдёт к конкурентам, у которых оказались более длинные запасы кэша и меньшая закредитованность. Рынок недвижимости в Казахстане в последние 10 лет был не самым живым, а сейчас он сожмётся ещё сильнее. Большинство игроков будут уповать на госзаказы и господдержку больше, чем когда-либо. И все это наложится на низкую покупательную способность. 

Лечь на правильный курс 

Какими мы выйдем из этого кризиса? Сможем ли найти себя? И без того очень государственная экономика Казахстана, по-видимому, станет ещё более государственно зависимой. Для свободной, рыночной экономики это нехорошо. Но, с другой стороны, сейчас практически все страны идут по этому сценарию. 

Многое будет зависеть от действий правительства в следующие шесть месяцев. Правительству нужно создать максимально комфортные условия для сохранения бизнес-среды, восстановления выжившего бизнеса и обеспечения будущего роста совершенно нового бизнеса, который, без сомнения, появится. Бизнес тоже получит хороший урок и наберется опыта в текущей ситуации. 

Самая сложная задача для правительства – сделать так, чтобы, увеличивая государственную помощь во время пандемии и критически низких цен на нефть, продолжить уменьшать участие государства в бизнес-среде. 

banner_wsj.gif

293 просмотра

Как система здравоохранения финансируется в условиях кризиса

Режим ЧС и карантин привели к снижению потребления медицинских услуг

Фото: Shutterstock

На внеочередном заседании общественного совета при Фонде социального медстрахования глава фонда Айбатыр Жумагулов рассказал о том, какая дополнительная нагрузка легла на ОСМС во время эпидемии коронавирусной инфекции и как в этих условиях расходуются средства Фонда медицинского страхования. 

Заседание общественного совета при Фонде медицинского страхования (ФМС) прошло, как и многие мероприятия сейчас, онлайн. В плановом режиме здесь стали бы обсуждать стратегию ФМС на 2020–2025 годы, например, среди целей стратегии появилась весьма актуальная – «защита прав пациента». Но в текущей действительности более важными оказались вопросы, сохранится ли финансирование здравоохранения в полном объеме и кому услуги ОСМС будут доступны. 

фсмс-03.jpg

Сколько стоят льготы 

Льготный период по ОСМС для всех граждан продлен до 1 июля 2020 года. Это значит, что вне зависимости от статуса застрахованности медуслуги в рамках пакета обязательного медицинского страхования будут доступны всем без исключения. Кроме того, определен перечень субъектов малого и среднего бизнеса, которые освобождены от оплаты за ОСМС до 1 октября 2020 года, а некоторые субъекты крупного бизнеса – до 1 июля 2020 года. Субъекты бизнеса, которые не вошли в этот перечень, получили отсрочку уплаты взносов и отчислений за ОСМС до 1 июня 2020 года. Сотрудники тех предприятий МСБ, кто освобожден от оплаты за ОСМС до 1 октября, считаются застрахованными.

«Механизм учета этих граждан сейчас отрабатывается. Министерство национальной экономики определяет сектора и организации, которые попадают под льготы; Комитет госдоходов будет вести их учет, все данные будут приходить к нам, и все сотрудники, которые на сегодняшний день являются сотрудниками предприятий МСБ, считаются застрахованными и в полной мере будут получать помощь», – пояснил Айбатыр Жумагулов. 

Налоговые льготы вводятся, чтобы уменьшить нагрузку на бизнес в тот период, когда он возобновляет полноценную деятельность, но в то же время эти меры автоматически означают значительное снижение поступлений в ФМС.  

В Фонде социального медицинского страхования подсчитали, что поступление взносов в 2020 году сократится более чем на 85 млрд тенге, и уже откорректировали прогноз по итогам года – теперь в ФМС рассчитывают не на 560 млрд тенге годовых поступлений, а на 474 млрд.

«Эти меры несут определенную нагрузку на деятельность фонда, несмотря на это фонд осуществляет антикризисные меры для стабильного финансирования медорганизаций и получения гражданами медуслуг», – подчеркнул глава фонда во время общественного совета. 

Как финансируются медучреждения 

В ФМС отметили, что режим ЧС и карантин привели к снижению потребления медицинских услуг гражданами Казахстана. За первый квартал сокращение составило 30–40%, в апреле – до 50%, прогнозное значение для мая – снижение на 30–40%. Казахстанцы меньше обращались за плановой медпомощью – это стационарная и стационарозамещающая медпомощь, в том числе высокотехнологичные медицинские услуги, консультативно-диагностическая помощь, медицинская реабилитация и восстановление. Во втором полугодии, рассчитывает ФМС, объемы потребления медуслуг вернутся на запланированные уровни. 

«На сегодняшний день фонд заключил договоры на 1,5 трлн тенге, из которых 474 млрд тенге уже оплачено медицинским организациям. Если учесть, что прошла оплата за первые четыре месяца года, то закономерно, что треть средств доведена до медицинских организаций. И это говорит о том, что темп оплаты идет в рамках планов», – сообщил Жумагулов.

В то же время он подчеркнул, что текущая ситуация требует иного подхода к механизмам финансирования и гибкого реагирования на те или иные изменения. Поэтому фонд провел анализ финансовой устойчивости медорганизаций, и на основе этого анализа всех поставщиков медицинских услуг условно разделили на четыре группы. В первую попали те медорганизации, которые работают на принципах подушевого финансирования и не зависят от объема выполненных услуг. Например, поликлиники финансируются в зависимости от количества прикрепленного к ней населения. Финансирование, основанное на численности, получают 80% поставщиков медуслуг – их положение из-за сокращения потребления таких услуг в Казахстане не изменилось. Вторая – это медицинские организации, задействованные в проведении противоэпидемических мероприятий по COVID-19, и, соответственно, имеющие минимальные риски недостаточного финансирования.

«Тут снижены плановые объемы, но с этими организациями заключены отдельные договоры в рамках борьбы с коронавирусной инфекцией, и мы их финансируем в рамках этих договоров», – отметил глава фонда, добавив, что финансовое положение этих организаций фонд тоже анализирует, но существенных проблем не видит. 

«И третья группа, которая имеет наибольший риск недофинансирования, – это медорганизации, которые из-за карантина ощущают снижение объемов оказываемых услуг, в том числе плановой госпитализации. Здесь мы выработали несколько мероприятий: провели дополнительное авансирование, изменили график удержания аванса, а также перераспределяем объемы финансирования, которые не будут исполнены во втором квартале, на второе полугодие 2020 года. Таким образом, медицинские организации смогут выполнить свои годовые объемы. Плюс увеличим тарифы для оплаты оказанных медуслуг во втором полугодии для компенсации расходов, связанных с девальвацией», – сказал Айбатыр Жумагулов. 

К четвертой группе относятся соисполнители консультативно-диагностических услуг – это небольшие медорганизации, они тоже получат поддержку, аналогичную третьей группе.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png