Причин для девальвации тенге нет, считают эксперты

Нацбанк может сдерживать тенге на любом уровне, заявили аналитики

Фото: Sambulov Yevgeniy / shutterstock

Объективных причин для девальвации национальной валюты Казахстана нет, считают аналитики, опрошенные агентством «Интерфакс-Казахстан».

«Для девальвации особых причин пока нет. Даже ослабление тенге к доллару с 380 до 400 тенге – это всего лишь 5%-ное колебание. В свете происходящего на рынках, где фондовые и сырьевые рынки падают на двузначные процентные величины, то у нас все спокойно. (…) Курс тенге будет двигаться соответственно внешним условиям. Но даже при этом Нацбанк будет ограничивать и смягчать это движение, так что резкой девальвации не будет точно», – считает генеральный директор ТОО «DAMU Capital Management» Мурат Кастаев.

Как отмечает Кастаев, Нацбанк может сдерживать тенге на том уровне, на каком захочет, и делать это на протяжении нескольких месяцев.

«Другой вопрос, есть ли в этом целесообразность. На текущий момент курс доллара ниже 400 тенге, что довольно адекватно изменениям внешней ситуации. По мере развития событий Нацбанк может сглаживать колебания на более низких или высоких уровнях. (…) Нацбанк сегодня показал, что готов действовать решительно, и на данный момент принятых мер и решимости достаточно», – говорит Кастаев.

По его мнению, если текущее падение тенге и шок будет краткосрочным, то дополнительных мер не понадобится. В текущих условиях аналитик ожидает ослабления тенге не больше чем до 415-420 тенге за $1. Текущий курс тенге, на его взгляд, является довольно адекватным.

При этом он отмечает, что при сохранении низких цен на нефть в среднесрочной перспективе, хотя бы в I полугодии, то неизбежен пересмотр бюджета, дополнительные трансферы из Нацфонда и другие стимулирующие меры.

Кастаев не исключает, что ОПЕК+ еще могут договориться 18 марта на заседании техкомитета.

«Текущие низкие цены на нефть невыгодны никому. (...) Нефть еще может вернуться к коридору $40-50 (за баррель. – ИФ-К) уже во II квартале. Тенге среагирует пропорционально нефти и рублю и имеет шанс вернуться к уровням начала года (380-390 тенге)», – считает аналитик.

Если же консенсуса ОПЕК+ не будет, отмечает аналитик, то может реализоваться худший сценарий: нефть продолжит свое падение, которое остановится при условии, если коронавирус пойдет на спад и мировая экономика начнет восстановление.

Управляющий директор ТОО «Сентрас Капитал» Талгат Камаров также не видит оснований для резкого девальвационного скачка курса тенге.

«Нацбанк, как маркет-мейкер, применяет валютные интервенции пока только для сглаживания курса, но не для его удержания на определенном уровне. Это дает основания полагать, что курс все еще формируется рыночным путем. Девальвация может случиться только тогда, когда курс долгое время искусственно удерживается против движения всего рынка. Поэтому оснований для ожидания резкого девальвационного скачка курса сегодня нет», – говорит Камаров.

Он отмечает, что повышение базовой ставки сразу на 2,75% может повысить привлекательность государственных облигаций и вкладов в тенге за счет более высокой доходности.

По мнению аналитика, если участникам нефтяного рынка все же не удастся прийти к взаимному соглашению, то цена на нефть может вернуться к нисходящему тренду вплоть до $30 за баррель сорта Brent.

«В этом случае нефтяной рынок потеряет львиную долю поставщиков сланцевой нефти, у которых себестоимость добычи нефти около $40 за баррель, что сбалансирует рынок в пользу традиционных поставщиков», – отмечает аналитик.

На его взгляд, курс в течение нескольких торговых дней будет на уровне 390-395 тенге за $1.

Аналитик SoftLink Дмитрий Лукашов аналогично не ожидает девальвации тенге, отмечая при этом, что валютный курс пока будет удерживаться вблизи «психологического уровня» – 400 тенге за $1.

«Девальвации я пока не ожидаю. (…) Нацбанк повысил ставку до 12%, что может означать решимость не допустить обвала валютного курса», – прокомментировал Лукашов.

Он полагает, что низкие цены на нефть продолжат оказывать негативное влияние на курс тенге. Как отмечает аналитик, ситуация стабилизировалась благодаря действиям Нацбанка. Однако он не исключает дальнейшего ослабления тенге до 400-405 тенге за $1.

«Если период низких мировых цен продлится до конца (2020. – ИФ-К) года, то я не исключаю и дальнейшего ослабления тенге до 500 за $1», – говорит аналитик.

По его мнению, есть вероятность заключения нового соглашения между ОПЕК+ и независимыми производителями, так как «нефть обвалилась слишком сильно и ряд стран не смогут поддерживать добычу при такой низкой стоимости».

Курс доллара в казахстанских обменных пунктах резко повысился в понедельник, 9 марта, после падения цен на нефть. Затем Нацбанк Казахстана на внеочередном заседании принял решение с 10 марта повысить базовую ставку до 12% с процентным коридором +/-1,5 процентных пункта. Средневзвешенный курс тенге по отношению к доллару США на торгах Казахстанской фондовой биржи (KASE) составил 393,6 тенге за $1, понизившись на 3% по сравнению с 6 марта.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Казахстанские правительственные чиновники ожидают экономический рост к концу года

На фоне негативных прогнозов регулятора и международных институтов

Фото: Depositphotos/irstone

В первом полугодии 2020 года ВВП страны ушел в отрицательную зону – величина падения составила 1,8%.
 
Ухудшение показателей произошло во II квартале, так как, по информации МНЭ, по итогам первых трех месяцев рост ВВП составлял 2,7%. Являются ли результаты второго квартала дном, станет ясно из осенней статистики. 

Прогнозы оптимистов и пессимистов

На расширенном заседании правительства Казахстана, которое прошло в закрытом режиме, премьер-министр Аскар Мамин заявил, что «на фоне глобальных негативных трендов в первом полугодии ВВП Казахстана снизился на 1,8%». Это означает, что во II квартале 2020 года, в период действия карантина, экономика серьезно просела, так как по итогам I квартала Министерство национальной экономики фиксировало рост ВВП на 2,7% относительно аналогичного периода прошлого года.

При этом, как следует из опубликованной на официальном сайте МНЭ РК информации, в первом полугодии наблюдался устойчивый рост в реальном секторе экономики. Производство товаров выросло на 4,1%. Основными его драйверами стали строительство (+11,2%) и обрабатывающая промышленность (+4,8%), рост которой обеспечен за счет автомобилестроения (46%), фармацевтики (24%), производства готовых металлических изделий (20%), легкой промышленности (8%), производства резиновых и пластмассовых изделий (8%) и бумаги (15%). Положительная динамика также отмечена в горнодобывающей промышленности (2,2%). Ввод жилья по стране вырос на 7,3%.
 
Похоже, что в целом правительство продолжает достаточно позитивно оценивать ситуацию в экономике. Буквально накануне расширенного заседания правительства вице-министр национальной экономики Мади Такиев заявил, комментируя годовой прогноз по ВВП, что «на сегодняшний день эта цифра составляет -0,9%. По итогам полугодия мы еще будем делать перерасчеты. Есть основания полагать, что к концу года мы можем выйти на небольшой положительный рост».

Такое утверждение не сходится не только с международными оценками роста ВВП Казахстана, но и с прогнозом Национального банка. Последний в своем «Обзоре инфляции. Июнь-2020» констатировал: «Согласно прог­нозам Национального банка, в 2020 году ВВП Казахстана сократится на 1,8%. Предполагается отрицательный вклад со стороны внутреннего спроса и чистого экспорта». 

Напомним, МВФ в своем июньском отчете ухудшил прогноз по росту экономики Казахстана в 2020 году с -2,5% до -2,7%. В сторону ухудшения пересмотрел свой прогноз по росту ВВП РК в 2020 году и Азиатский банк развития – с +1,8% в апреле до -1,2% в июне. Всемирный банк считает, что ВВП Казахстана ожидает в этом году еще большее падение (-3%). 

Оптимизм Мади Такиева основан на том, что «многие меры поддержки предпринимательства в Казахстане были приняты со значительным временным лагом»: например, налоговые льготы действуют до 1 октября текущего года. И поскольку на фоне высокой динамики производственного сектора в последующие месяцы в случае благоприятной эпидемиологической ситуации сектор услуг в стране будет набирать темпы, наверстывая упущенное в первом полугодии, в МНЭ предполагают возможность «небольшого положительного роста». То есть фактически речь шла о том, что в секторе производства и так все более-менее нормально, и если сектор услуг покажет быстрые темпы восстановления, то это позволит вывести ВВП в положительную зону. Следует отметить, что эти заявления прозвучали до принятия решения о введении в июле ограничительных карантинных мероприятий, которые вновь ударили по сектору услуг. Но и кроме этого, как показывают итоги полугодия, есть ряд факторов, которые заставляют с осторожностью относиться к оптимизму МНЭ. 

Что с драйверами?

В предыдущие несколько лет ключевыми драйверами экономического роста в стране были крупные проекты (например, газопровод «Сарыарка»), госинвестиции и потребительский спрос. 

Но тот же Нацбанк прямо констатирует, что «потребительский спрос, который в течение последних двух лет являлся одним из драйверов роста, в 2020 году будет вносить отрицательный вклад в динамику ВВП. Спад потребительского спроса будет обусловлен снижением реальных денежных доходов населения на фоне сокращения деловой активности в реальном секторе».  

«Наибольшее сокращение внутреннего потребления ожидается во II и III кварталах 2020 года. Ограничивающим фактором наряду с доходами станет более слабый курс тенге по сравнению с прошлыми периодами и ускорение инфляции», –  полагают аналитики Нацбанка.

Объем инвестиций в основной капитал, по данным Комстата, в январе – июне 2020 года cоставил 5215,6 млрд тенге, что на 2,9% меньше, чем в январе – июне 2019 года. Здесь кривая падения выглядит следующим образом: в I квартале рост 5,1%, но уже по итогам января – апреля 2020 года инвестиции в основной капитал замедлились до 0,9% в годовом выражении, в мае рост составил 0,1%. 

По оценке Нацбанка, основной вклад в это замедление внесло снижение инвестиций в горнодобывающую промышленность на 2,3% (доля этого сектора в общем объеме инвестиций в I квартале 2020 года составляла 57%). 

Снижение инвестиций было отмечено также в строительстве (на 51,4%), торговле (на 33%), на транспорте (на 25,4%), в профессиональной, научной и технической деятельности (на 62,1%) и обрабатывающей промышленности (на 8,6%). 

Еще одним важным фактором, который оказывает ключевое влияние на развитие экономики Казахстана, являются крупные проекты. И здесь не слишком радужные перспективы.  «Вместе с тем все еще сохраняется высокая неопределенность, связанная с реализацией крупных проектов в промышленности, что повышает риски более сильного спада накопления основного капитала, в случае если проекты будут отложены или заморожены», – считают в Нацбанке.

Минус сырье

Положительные итоги первого полугодия в отраслях, которые являются базовыми для экономики страны, – это тоже в основном следствие работы в I квартале. 

Напомним, начало года ознаменовалось резким падением цен на основные продукты казахстанского экспорта. Тем не менее внешнеторговый оборот в январе – марте 2020 года вырос на 2,7% в годовом выражении за счет увеличения объемов экспорта на 4,2% и сохранения объемов импорта практически неизменными (снижение на 0,06%). Рост объемов экспорта в стоимостном выражении на 4,2% был обеспечен исключительно увеличением экспорта минеральных ресурсов (рост на 14,3%). Все остальные товарные позиции показали спад.

Так, экспорт нефти в физических объемах вырос на 14% за счет увеличения объемов экспорта в Италию (рост на 14,5%) и Нидерланды (на 66,9%). Сокращение экспорта нефти во Францию, Швейцарию и Корею нивелировалось его ростом в Китай (в 2,1 раза), Литву (в 2,1 раза), Польшу (в 4,3 раза), Индию (в 3,8 раза), Турцию (на 82,3%). 

Наблюдалось увеличение экспорта руд, за исключением хромовых и марганцевых, направляемых в Россию. 

Экспорт цветных металлов в стоимостном выражении снизился на 33%, чему способствовало снижение как физических поставок, так и ценовой динамики. Сокращение экспорта черных металлов (ферросплавов) обусловлено существенным ухудшением ценовой динамики. При этом физические поставки черных металлов в I квартале 2020 года выросли на 28,1% в результате увеличения экспортных поставок в Россию (в 4,3 раза), Индию (в 4,5 раза), Китай (на 23%). 

В результате итоговые показатели за полугодие составили по углю – 101,9% относительно аналогичного периода прошлого года, железной руде – 107,9%, по нефти – 101,3%, и это с учетом вступивших в силу ограничений в рамках ОПЕК+. Следует отметить, что Казахстан фактически начал полностью выполнять условия соглашения ОПЕК+ только в июне, пообещав, что нагонит недостающее впоследствии. И эти обещания придется выполнять: Bloomberg сообщает, что ОПЕК+  будет добиваться дополнительных сокращений производства от тех членов, которые не выполнили квоты. По словам делегатов, технический комитет обозначил планы для таких стран, как Ирак, Нигерия и Казахстан, по внесению дополнительных 842 тыс. баррелей в сутки компенсационных сокращений в августе и сентябре. Если это произойдет, то стоит ожидать существенного сокращения реального экспорта на фоне снижения добычи нефти и газового конденсата, и тогда итоги III квартала могут оказаться хуже, чем -1,8% во втором.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

qazexpocongresskz.jpg