Перейти к основному содержанию

2218 просмотров

Коронавирус помешал планам Казахстана по таможенным сборам

Импорт из КНР снизился в феврале в стоимостном выражении на 11%

Фото: Аскар Ахметуллин

Эпидемия коронавируса оказывает отрицательное влияние на поступления НДС на импорт. Об этом на заседании правительства 10 марта сообщил первый вице-премьер, министр финансов Алихан Смаилов.

«Ситуация с эпидемией коронавируса, вспыхнувшей в КНР в конце прошлого года, оказывает отрицательное влияние на поступления НДС на импорт (фактически поступило 173 миллиарда тенге при плане в 262 миллиардов тенге, то есть исполнение составило 66,2%). В частности, в феврале текущего года по сравнению с февралем 2019 года импорт с Китая снизился на 11%, а его физический объем снизился на 27% (в феврале 2019 года импорт из Китая составил $289 миллионов, в феврале 2020 года – $258 миллионов)», – сказал он.

В целом за два месяца 2020 года наблюдается снижение количества автотранспорта из КНР на 24% и железнодорожного транспорта – на 14%.

Как следствие, поступления таможенных пошлин и налогов от импорта товаров из Китая уменьшились на 12%, или на 2,1 млрд тенге (с 17 млрд тенге в феврале 2019 года до 15 млрд тенге в феврале 2020 года).

Кроме того, в феврале зафиксировано снижение на 20% количества автотранспортных средств, импортирующих товары со стран Евразийского экономического союза.

Помимо этого, снижение сборов НДС связано со снижением цен на внешних рынках – по словам Смаилова, падение цен на медь на 6%, по алюминию - на 5%, на цинк - на 10% и по свинцу 3% повлияло на снижение уплаты авансовых платежей со стороны половины плательщиков КПН.

Также произошло уменьшение поступлений на 56% по 18 банкам второго уровня. Однако за счет внутренних сборов, несмотря на негативное влияние внешнего фактора, по утверждению главы минфина, его ведомству удалось обеспечить темп роста по НДС на 110,5% в сравнении с аналогичным периодом прошлого года.

В целом в январе-феврале 2020 года доходы государственного бюджета (без учета трансфертов) исполнены на 97,3% к плану, республиканского - на 83%, местных бюджетов – на 145,3%.

banner_wsj.gif

5710 просмотров

«Небольшая девальвация в условиях кризиса – вещь полезная» 

Экономист ЕБРР Эрик Ливни ответил на вопросы «Курсива»

Фото: Shutterstock

У Казахстана есть подушка экономической безопасности, а целевые меры, принятые правительством в поддержку бизнеса, дадут позитивный результат даже в том случае, если не все из них окажутся эффективными. Как эксперты Европейского банка реконструкции и развития видят ситуацию в республике – в интервью ассоциированного директора, ведущего экономиста по региону Центральной Азии Эрика Ливни.  

- Казахстан оказался в вилке двух кризисов - нефтяного (и связанной с ним очередной девальвацией в стране), и кризиса, связанного с мерами по сдерживанию эпидемии. Есть ли у республики запас прочности? 

- Запас, безусловно, есть. В соседних странах власти с большим опасением относятся к введению жестких мер по сдерживанию эпидемии именно из-за отсутствия каких-либо запасов. Казахстан за последние годы сумел создать очень серьезные подушки безопасности - совокупные валютные резервы центрального банка и активы Национального фонда составляют примерно 50% ВВП. Это дает возможность бороться с эпидемией, сохранить жизни людей, и одновременно хотя бы отчасти компенсировать потери бизнеса, в первую очередь малого, и продержать наплаву наиболее уязвимые слои населения. Казахстану помогает и то, что нефтяная труба не перестает работать и приносить валютные доходы даже во время жесточайшего кризиса, вызванного пандемией.  Конечно, нужно надеяться, что пик эпидемии пройдет достаточно быстро, в течение нескольких месяцев. Никаких резервов не хватит, если бизнес не сможет более или менее нормально работать годами. Но, слава богу, об этом речь не идет.  

- Меры по сдерживанию эпидемии одновременно оказывают фатальное влияние на бизнес, особенно МСБ. Как оцениваете принятые правительством РК меры по поддержке бизнеса? 

- В целом, очень положительно. Во-первых, удалось предотвратить панику на рынках. Курс тенге опустился, пока на 15%, но благодаря энергичному вмешательству правительства и центрального банка спрос на валюту удалось удержать на разумном уровне. Небольшая девальвация в условиях кризиса – вещь полезная. Выручка экспортеров в тенге вырастет на те же 15%, что поможет всем – и самим компаниям, и их сотрудникам, и бюджету. Импорт подорожает, что хорошо для платежного баланса. Во-вторых, очень важную роль сыграют целевые меры правительства, направленные на поддержку МСБ. Это отсрочка налоговых и коммунальных платежей, арендной платы, возможность реструктурировать банковскую задолженность, заключение форвардных контрактов по закупке сельхозпродуктов. Это насыщение банковской системы дешевыми тенге для кредитования МСБ, создание специальных программ по сохранению занятости. Возможно, не все заявленные меры окажутся эффективными. Но нужно понимать, как сложно осуществлять целевые программы в условиях цейтнота – нет времени уточнять критерии поддержки той или иной категории бизнеса, например, в тех сферах, по которым кризис ударил особо сильно. Приходится, как говорят на западе, распылять деньги с вертолета.  

- Болевая точка РК во время кризисов - банковский сектор. Каким видите его состояние сейчас? 

Вопрос надежности банковской системы – ключевой в условиях кризиса. Надо радоваться, что страна извлекла важные уроки из экономических катаклизмов предыдущих лет. Банковская система страны прошла непростой период оздоровления и консолидации. В 2017 г. банки были докапитализированы и на сегодняшний день имеют достаточный запас ликвидности, что, в частности, было подтверждено в ходе недавно проведенной оценкой качества активов 14 казахстанских банков. Таким образом, исходя из разумных предположений о длительности и глубине кризиса, можно сказать, что серьезных причин для беспокойства вкладчиков на текущий момент нет.

- За чей счет, на ваш взгляд, будет идти восстановление экономики (банки и до кризиса не слишком охотно кредитовали как производство, так и МСБ)? 

- Вы абсолютно правы, банки и до кризиса затруднялись наращивать свои кредитные портфели (отсюда и запас ликвидности). Но я бы не обвинял в этом сами банки. Несмотря на стремление к диверсификации казахской экономики, страна по-прежнему прирастает своими недрами. Именно в добычу углеводородов, других полезных ископаемых и идут прямые иностранные инвестиции. Пищевая промышленность, сектор услуг, конечно, тоже развиваются, но в этих сферах не приходится ожидать каких-то революций, технологических прорывов. Инвестиции в импортозамещающие производства стимулируются государственными программами субсидирования («экономика простых вещей» и т.п.), но эта модель роста, в конце концов, исчерпает себя, что выразится в падении спроса на инвестиции и заемные средства. Емкость местного рынка имеет свои ограничения. Да, можно заместить весь пищевой импорт, но чтобы расти и дальше необходимо производить товары и услуги на экспорт. А для этого нужно научиться осваивать новые технологии, производить более конкурентные товары (в том числе, и с точки зрения себестоимости) или делать что-то свое, создавать собственные бренды и уникальные продукты. Надеюсь, что мы к этому придем. 

- Произойдет ли усиление роли государства в экономике РК? И если да, то что это фактически будет значить для ближайшего будущего республики? 

- Я думаю, что роль государства в экономике надо качественно менять. Государство не должно владеть и управлять основными производственными активами страны. Частные инвесторы, как правило, лучше ориентируются в рыночных реалиях, лучше стимулируют менеджеров, контролируют их деятельность. Задачи государства состоят в том, чтобы, во-первых, обеспечить честное соблюдение правил игры, законов. Во-вторых, производить те блага и услуги, за которые частный сектор не возьмётся достаточно оперативно или возьмётся в ущерб общественным интересам. Тут и борьба с эпидемиями, и создание тех самых подушек экономической безопасности, и постепенное освоение зеленых технологий и возобновляемых источников энергии, и обеспечение качественного (и доступного) образования и медицинского обслуживания в малых городах и отдаленных аулах. В-третьих, государство должно играть координирующую роль в поиске новых моделей развития для страны, содействовать возникновению новых направлений в экономике, новых, как модно говорить, промышленных кластеров. Подобная задача, как правило, не под силу отдельным рыночным игрокам, солистам. Тут нужно работать вместе, как хорошо слаженный оркестр, а для этого необходим дирижер.  

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif