Перейти к основному содержанию

935 просмотров

Что такое «цифровая экономика» для потребителей

Авторский текст председателя правления АО «Казахтелеком»

Фото: Shutterstock.com

Словосочетание «цифровая экономика» вводит потребителя товаров, работ и услуг в заблуж­дение. Принято считать, что все ее преимущества направлены на облегчение жизни крупных промышленных предприятий и все выгоды достаются исключительно хозяйствующим субъектам, рядовому же покупателю в магазине у дома от новых технологий ни тепло, ни холодно.

Но цифровая экономика – это не только программы «Цифрового рудника» и «Цифровой фаб­рики», позволяющие полностью автоматизировать и оцифровать работу крупных промышленных гигантов. Оцифровка всех процессов проникает во все сферы жизни, в том числе и в торговлю, с которой каждый день сталкивается каждый казахстанец. И помогает не только решить в этой сфере фискальные проблемы с уплатой налогов, но и защитить права потребителя.

Товар под контролем

На защиту прав потребителей направлен, например, проект по электронной маркировке товаров, который присваивает каждой единице реализуемой в магазинах продукции индивидуальный код. Этот код наносится на упаковку при «рождении» товара на предприятии и считывается вплоть до попадания носителя такого кода в руки конечному покупателю. Такой сквозной учет прохождения товара через сеть сканеров на таможне и в магазинах дает самую надежную на данный момент защиту покупателя от контрафакта.

С этим утверждением согласны в казахстанском Министерстве финансов. Вице-министр финансов Руслан Енсебаев считает, что специальная зашифрованная электронная метка на товаре, которая содержит информацию о производителе, серийный номер и код защиты от взлома в виде DataMatrix-кода, гораздо надежнее бумажных акцизных марок. Потому что бумажный акциз подделать можно, а электронную маркировку подделывать смысла нет – стоимость взлома системы, где хранятся данные о промаркированной продукции, намного выше возможной выгоды от такого взлома.

Другими словами, овчинка выделки не стоит: никто не будет тратить достаточно большие деньги и прилагать большие усилия для того, чтобы незаконно промаркировать партию «паленой» водки. Так что элект­ронная маркировка является своеобразным знаком качества для покупателя: наличие такого кода гарантирует, что товар выпущен настоящим производителем, а не сделан на подпольной фабрике. И самое главное, что сканеры в конечной точке продажи позволят покупателю видеть, товар какого производителя он покупает и когда этот товар был произведен.

Последнее обстоятельство также немаловажно, потому что попытки перебивания сроков изготовления скоропортящейся продукции на бумажных носителях в наших торговых точках хоть и сократились в последнее время, но полностью такая возможность пока не исключена. А просроченная пищевая продукция, в отличие от контрафактной шубы, несет угрозу уже не только кошельку, но и здоровью потребителя. Наконец, система сквозного прослеживания продукции позволяет бизнесу решать логистические задачи на опережение: система не только учитывает, сколько и какого товара было отгружено в конкретную торговую точку, но и сигнализирует о том, что в том или ином магазине он подходит к концу.

И это тоже важно для потребителя: всегда ведь досадно выбраться в близлежащий магазин за какой-то вещью, а там обнаружить, что искомый товар закончился, и когда он поступит снова – неизвестно. Понятно, что такая система не может работать без базовой поддержки информационных систем Big Data, понятно, что для ее поддержки в стране необходим оператор с развитой сетью и опытом работы в сфере фискальных данных – и «Казахтелеком» с этой ролью справляется.

Пилотная маркировка

В конце февраля вице-министр финансов Руслан Енсебаев на своей страничке в Facebook сообщил о том, что была проведена экспериментальная демонстрация информационной системы «Маркировка и прослеживаемость товаров», разработанной АО «Казахтелеком», в одной из торговых точек столичного ТРЦ «Хан Шатыр». Система на примере табачной продукции показала готовность проследить движение товара по всей товарной цепочке, в которую входят производители, дистрибьюторы, супермаркеты и даже магазины у дома.

Напомним, в Казахстане с прошлого года реализуются пилоты по маркировке алкогольной (с июня 2019 года) и табачной
(с октября 2019 года) продукции. Срок завершения пилотов по маркировке алкогольной продукции запланирован на 31 мая 2020 года, тогда же завершится пилот по табаку. В случае если оба проекта будут признаны успешными, цифровая маркировка может быть перенесена и на другие виды продукции, причем не только подакцизные и промышленные: в соседней России, к примеру, снабжать электронной маркировкой в ближайшие годы собираются и продукты питания.

Пока для ввода этой системы в промышленную эксплуатацию необходимо проанализировать и оценить оснащенность торговых точек, вплоть до мелких магазинов. Обязательная маркировка предполагает наличие 2D-сканера, считывающего DataMatrix-код, но покупка этого оборудования не является большой проблемой, поскольку сканер может быть приобретен как в виде отдельного инструмента, так и в виде мобильного приложения. Такой опыт у казахстанского оператора фискальных данных есть: в стране уже действуют онлайн-кассы, для которых не нужно покупать аппарат, поскольку они работают с любого устройства – с телефона, ноутбука, стационарного компьютера, планшета.

Онлайн-касса в Казахстане освобождает налогоплательщика от ведения книги учета наличных денег; хранить Z-отчеты необязательно, так как в любое время можно зайти на сайт оператора фискальных данных и найти все данные предприятия, Х- и Z-отчеты, скачать и распечатать необходимую информацию. За прием, фискализацию, хранение, передачу данных по чекам онлайн-кассы и отчетам в КГД оператор взимает абонентскую плату в размере 1500 тенге в месяц, что не является тяжким обременением для бизнеса. По аналогичному пути развития пойдет и система электронной маркировки, так что разговоры о дополнительной финансовой нагрузке на бизнес, которая якобы в итоге будет переложена на плечи потребителя, так и останутся разговорами.

Напомню, такие же разговоры ходили при введении обязательного использования контрольно-кассовых машин с функцией фиксации и передачи данных при денежных расчетах. Количество участников системы оператора фискальных данных за истекший год выросло с 203 тыс. до 1 млн 079,5 тыс. единиц, однако резкого всплеска цен в розничном сегменте торговли это не вызвало.

banner_wsj.gif

1150 просмотров

Как функционирует специальная экономическая зона в Шымкенте

В СЭЗ «Оңтүстік» реализовано 15 из 39 проектов

Фото: sez.ontustik

Инвестиционный портфель СЭЗ «Оңтүстік» включает в себя 39 проектов общей стоимостью 88,7 млрд тенге. Когда все эти проекты начнут действовать, на них будут работать более 3,3 тыс. человек. Пока в СЭЗ «Оңтүстік» реализовано 15 из 39 проектов, в уже действующий бизнес вложено 29,6 млрд тенге, создано 1610 рабочих мест. 

Основные предприятия СЭЗ «Оңтүстік» – это предприятия легкой промышленности, уже заработавшие себе репутацию не только на местном, но и на международном рынке. 

«Бал Текстиль»

ТОО «Бал Текстиль» – крупнейший казахстанский производитель ковров, ковровых изделий и синтетических нитей. Мощность фабрики – 5 млн кв. м ковров и ковровых изделий в год. Этим количеством ковров можно, например, в пять слоев покрыть территорию Ботанического сада в Алматы (его площадь – 103,6 га). «Бал Текстиль» продает свою продукцию и на внутреннем рынке, и на рынках стран СНГ и Европы.  Виды ковров на фаб­рике определяют по количеству узлов на один квадратный метр, толщине нити и высоте ворса. Варь­ируя эти матрицы, ковры можно выпускать с самыми разными узорами – от национальных до модерновых. С 2016 года «Бал Текстиль» делает ковры для IKEA, которые идут на экспорт в Россию, США и Китай. С компанией заключен бессрочный контракт. 

На «Бал Текстиль» работают около 300 человек. Пока предприятие состоит из трех производственных цехов, в ближайших планах компании – строительство еще одного цеха по производству ковров и ковровых изделий, предполагаемая сумма инвестиций в расширение – 2,5 млрд тенге. «Бал Текстиль» – участник проекта по созданию в Казахстане модельных цифровых фабрик (предприятия, которые к 2025 году должны стать демонстрационными площадками возможностей цифровых технологий). Сейчас компания внедряет сразу пять цифровых проектов и собирается серьезно сэкономить за счет энергосбережения и снижения простоя оборудования.

«Назар Текстиль»

ТОО «Назар Текстиль» – еще один производитель ковров и ковровых изделий. Мощность предприятия – 2,3 млн кв. м ковров в год; здесь производят настенные, напольные декоративные и напольные застилочные ковровые изделия от классики до модерна из полипропиленовой пряжи различного дизайна и цветовой гаммы. Чтобы не зависеть от поставщиков, фабрики строят два собственных цеха по производству синтетических нитей мощностью 4 тыс. т нитей в год – в новых цехах будет создано 50 рабочих мест, сейчас на предприятии трудятся 150 человек. Ковры от «Назар Текстиль» продаются на внутреннем рынке, а также экспортируются в страны СНГ.  

«АГФ Групп»

ТОО «АГФ Групп» – крупнейший производитель домашнего текстиля. Начинали с того, что работали по госзаказу, а с 2010 года начали сотрудничать с Orby – одним из крупных российских производителей детской одежды. В отличие от партнеров Orby в Китае и Узбекистане казахстанская фабрика готова была отшивать в три раза быстрее. Под этот проект в СЭЗ начали строить фабрику, которая работала бы исключительно на экспорт. Открыли ее в 2014 году, когда произошла девальвация, – импортное сырье подорожало вдвое, пришлось разорвать контракт с российскими партнерами. Большая фабрика на 10 тыс. швейных изделий в день практически простаивала. Рассматривался вариант продажи фабрики, когда возникла идея стать поставщиком IKEA. Полтора года фабрику проверяли на соответствие стандартам шведской компании и в 2015 году подписали с ними договор. С 2016 года компания поставляет постельное белье (более 150 артикулов) для шведской компании IКЕА. Это около двух миллионов изделий постельного белья в год. Кроме того, производится и продукция под собственным брендом – две линейки домашнего текстиля Arua и Suave, но собственные бренды занимают в производстве менее пяти процентов.

На производстве «АГФ Групп» работают 250 человек. Проектная мощность предприятия составляет пять миллионов изделий, компания сейчас использует свою мощность на 95%. Здесь не сомневаются: недалек тот день, когда мощностей перестанет хватать, поэтому уже начали строительно-монтажные работы по расширению швейного цеха. Увеличение мощности позволит выпускать еще два миллиона изделий в год, инвестиции в этот проект – 500 млн тенге.

И другие...

ТОО «Әлем БТ» выпускает носки, его производственная мощность – 20 млн пар изделий в год, изготовлением которых занимаются 210 человек. Основные покупатели изделий «Әлем БТ» – Россия и Италия. ТОО «Tumar Textile» производит 72 тыс. махровых полотенец и банных халатов в год, ТОО «EKOHIM» – веревки, шнуры и канатно-веревочные изделия (35 тыс. изделий в год). ТОО «Azala Cotton» – пока единственная фабрика в республике по производству хлопчатобумажной пряжи. Продукцию Azala Cotton покупают Восточная Европа, Россия, Турция и Китай. Пока на предприятии, производственная мощность которого составляет 4,8 тыс. т хлопчатобумажной пряжи в год, задействованы 290 человек. После реализации второго проекта Azala Cotton – цеха по производству смесовой пряжи – количество сотрудников заметно вырастет.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif