Перейти к основному содержанию

2074 просмотра

Всемирный банк прогнозирует замедление роста экономики Казахстана

Если правительство не будет стимулировать внутреннее потребление и экспорт

Фото: Shutterstock

Эксперты Всемирного банка (ВБ) ожидают замедление роста экономики РК до 3,7% в 2020 году. Главный аргумент – оживление внутреннего спроса, за счет которого в основном росла казахстанская экономика, иссякает. ВБ рекомендует: для удержания темпов экономического роста следует сконцентрироваться на повышении производительности труда и расширить географию экспорта.

Прогноз социально-экономического развития Казахстана на 2020–2024 годы, представленный прошлым летом, предполагает рост ВВП на текущий год на уровне 4,1%. Но уже в начале 2020 года премьер-министр РК Аскар Мамин внес корректировки: он сообщил, что по итогам 2019 года рост ВВП составил 4,5% против прогнозных 3,8%, и заявил, что ключевая цель работы правительства на 2020 год – обеспечение роста экономики на уровне 4,7–5%.

Внешний взгляд

Другого мнения придерживается Всемирный банк, чей доклад по состоянию экономики страны был представлен в последний день января. Один из авторов доклада, старший экономист Всемирного банка по Казахстану Самсу Рахарджи прогнозирует: в 2020 году рост казахстанской экономики, скорее всего, сократится и составит 3,7%, поскольку иссякнет эффект фискального стимулирования внутреннего спроса. Именно этот инструмент в 2019 году, по мнению Рахарджи, позволил добиться достаточно высоких темпов роста в РК. Речь идет о списании кредитных долгов для 443 тыс. граждан и увеличении социальных расходов до 5% к ВВП против 4,4% годом ранее. Также правительство продолжило субсидирование потребительского кредитования в жилищной сфере и автопроме, хоть и в меньших объемах, чем в прежние годы. В результате внутренний спрос, на который, по мнению ВБ, Казахстан в основном полагался в прошлом году, помог стране нарастить экономические показатели на фоне ухудшения на экспортном фронте. 

Экспорт ослабляет позиции из-за почти вдвое замедлившегося уровня роста в ЕС, Китае и  России – основных торговых партнерах Казахстана. По оценке авторов отчета, вялая активность в мировой торговле (а с учетом вспышки коронавируса в КНР эта активность станет еще ниже) отрицательно сказалась на казахстанском экспорте и привела к увеличению дефицита счета текущих операций до 2,6% к ВВП.

Перспективы в производительности и экспорте 

Рекомендация от ВБ в адрес Казахстана – заняться теми структурными реформами, которые увеличивают перспективы роста в стране. «Производительность труда – это первый вопрос на повестке дня, только путем увеличения производительности Казахстан может удержать текущие позиции», – считает спикер.

Производительность следует повышать путем модернизации производства, на это нужны займы, а займы в стране растут в потребительском секторе, снижаясь в корпоративном. Эксперты ВБ видят причину происходящего не только в невыгодных условиях банковских кредитов, но и в нежелании компаний ввязываться в процессы модернизации – бизнес не видит в этом смысла, поскольку сомневается в возможностях по выходу с внутреннего рынка на зарубежные. В этой ситуации основным драйвером развития экономики становятся иностранные инвестиции в новые проекты – на это, похоже, уповают и в экономическом блоке правительства.

«В прошлом году был создан координационный совет по привлечению инвестиций под председательством премьер-министра, и за второе полугодие 2019-го мы сформировали пул инвестпроектов примерно на 44 трлн тенге. Эти проекты должны быть реализованы в течение следующих пяти лет, – напоминает вице-министр национальной экономики Казахстана Жаслан  Мадиев. – Более 70% проектов из этого пула будет сконцентрировано в несырьевых секторах». 

Министерство нацэкономики не исключает, что упомянутый пул инвесторов вполне может стать драйвером экономичес­кого роста уже в 2020 году. Но сам Мадиев подчеркивает, что официальный прогноз его ведомства на текущий год пока остается неизменным – 4,1%, а не 4,7–5%, заявленные премьер-министром. Основной рост ВВП в 2020-м, по оценке вице-министра, снова будет обеспечен за счет несырьевых секторов экономики. В прошлом году значительный вклад в экономический рост внесли  строительство, сферы услуг, торговли и транспорта.

У авторов доклада ВБ иной взгляд на драйверы казахстанской экономики в 2020 году. По мнению постоянного представителя ВБ в Казахстане Жана-Франсуа Марто, им опять окажется внутреннее потребление, которое уже заметно иссякло и требует поддержки. Поэтому вторым двигателем экономического роста станут расходы правительства, в том числе и по стимулированию внутреннего роста.
 
Марто уверен: чтобы вырваться за пределы круга, когда экономический рост формируется исключительно за счет стимулирования внутреннего спроса путем возврата собираемых налогов в виде субсидий, Казахстану необходимо расширить географию экспорта. «В Казахстане небольшой внутренний рынок, поэтому экспорт является очень важным звеном, но наш отчет показывает, что в несырьевом секторе нет существенных улучшений в плане экспорта», – констатирует представитель Всемирного банка. 

По мнению этого эксперта, вся Восточная Азия –  потенциальный экспортный рынок для Казахстана и республике нужно пробовать там закрепиться.

1128 просмотров

В Казахстане КПН передали в местные бюджеты

Ожидается, что это будет способствовать росту региональной экономической активности

Коллаж: Вадим Квятковский

По расчетам Министерства национальной экономики РК, благодаря фискальной децентрализации региональные бюджеты в 2020 году пополнятся на 386,4 млрд тенге, а в следующие два года – уже на 428,8 млрд и 471,4 млрд тенге соответственно. Логика расчетов Минэкономики строится на простом посыле: чем больше в регионе МСБ, тем больше КПН поступит в местный бюджет. А значит, региональные власти приложат максимум усилий для развития малого и среднего бизнеса.

В разговоре с журналистом «Курсива» вице-министр нацио­нальной экономики Жаслан Мадиев еще раз подтвердил, что в его ведомстве рассчитывают на заинтересованность акимов в росте налогооблагаемой базы в их регионах. «Те налоговые поступления, которые будут регионы собирать от МСБ, они могут оставлять, использовать на свои программы развития, – отметил Мадиев. – В целом задача государства такая: помогать взращивать из малого и мелкого бизнеса средний, а из среднего – крупный. Поэтому инициатива по передаче КПН с малого и среднего бизнеса в регионы поможет решить эту задачу, она будет хорошим мотиватором для акиматов делать все, чтобы бизнес укрупнялся и собираемость налогов, соответственно, росла».

КПН в цифрах

Корпоративный подоходный налог в Казахстане до 2020 года зачислялся в государственный бюджет, ставка его при удержании с налогооблагаемого дохода составляет 20%. Есть исключения: юрлица-сельхозпроизводители и производители продукции аквакультуры (другими словами – рыбоводства) платят КПН в размере 10%.

Ставка КПН, удерживаемого у источника выплаты с доходов резидентов, равна 15%. Есть градация по ставкам КПН для нерезидентов – от 5 до 20%, но она на пополнение местного бюджета особого влияния не окажет, так как 100 тыс. налогоплательщиков – представителей малого и среднего бизнеса, которые будут обеспечивать те самые 386,4 млрд тенге поступлений в местные бюджеты в 2020 году, – резиденты Казахстана.

В 2019 году в бюджет в виде КПН поступило 1 трлн 974 млрд 763 млн тенге, из них от МСБ – 422 млрд 371 млн, то есть примерно одна пятая часть. Стоит отметить, что далеко не все представители малого бизнеса в регионах являются плательщиками КПН, поскольку работают в специальных налоговых режимах – по патенту, упрощенной декларации или единому земельному налогу, ставки по которым составляют 2–3%.

И как раз эти представители малого и микробизнеса на три года будут освобождены от уплаты подоходного налога. По оценке министра финансов Казахстана Алихана Смаилова, потеря бюджета от этих налоговых каникул составит 200 млрд тенге. Глава Минфина давал такие расчеты в сентябре 2019-го,
а двумя месяцами позже министр национальной экономики Руслан Даленов снизил объем потерь до 109 млрд тенге в 2020 году и пообещал их возместить трансфертами из республиканского бюджета. Его заместитель Жаслан Мадиев считает, что возмещаемый государством трехлетний мораторий даже полезен для местных бюджетов. «По мораторию у нас микро- и малый бизнес освобожден от налогообложения, но это временная мера. За время моратория бизнес сможет окрепнуть, и есть большие шансы, что он за это время перейдет из категории малого бизнеса в категорию среднего», – считает вице-министр.

Мне снизу виднее, как развивать бизнес

На стадии обсуждения Концепции Закона Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам административно-территориального устройства Республики Казахстан, совершенствования системы государственного управления, межбюджетных отношений, кредитования и образования» – а именно этим документом внесены поправки о передаче КПН в региональные бюджеты – приводилось несколько позитивных примеров из международного опыта.

В Испании одним из основных налогов, поступающих в местный (муниципальный) бюджет, является налог на экономическую деятельность, который отчасти схож с казахстанским корпоративным подоходным налогом от среднего и малого бизнеса. Плательщики данного налога – юридические лица и физические лица, занимающиеся предпринимательской деятельностью. Налог на экономическую деятельность дает местным бюджетам 3,4% от общих доходов. Этот налог, как отмечалось в концепции, был введен для усиления контроля за сбором налогов с малого и среднего бизнеса, составляющего основу экономики Испании.

Там же, в концепции, шла речь о том, что в Японии одним из основных налогов, поступающих в местный бюджет, является префектурный подоходный налог, его плательщики – юридические лица. Еще одним примером была Германия, о которой говорилось, что «финансовая система Германии по формированию местных бюджетов усовершенствована, а также направлена на увеличение поступлений в местный бюджет за счет развития предпринимательства».

Авторы концепции отметили, что внедрение опыта указанных стран в Казахстане «приведет к стимулированию местных исполнительных органов по расширению налоговой базы и увеличению доходов местных бюджетов, а также к усиленной заинтересованности регионов в развитии малого и среднего бизнеса».

Как подтолкнуть малый бизнес к росту

Депутат мажилиса парламента Казахстана Нуржан Альтаев видит две основных проблемы в решении «подсадить» местные бюджеты на поступления от КПН. Первая связана с неравномерностью распределения малого и среднего бизнеса в разных частях страны. Поэтому, считает парламентарий, центру все равно придется перераспределять общий котел бюджетных поступлений. Вторая – в том, что малый бизнес не стремится вырасти до размеров среднего и старается оставаться в «малышах», предпочитая дробить свои предприятия. По мнению Альтаева, выбор такой схемы связан в первую очередь с налоговой нагрузкой. Он уверен: если ее снизить на каждое отдельное предприятие, то в итоге государство соберет больше за счет увеличения количества предприятий среднего бизнеса (их сейчас, по данным НПП «Атамекен», всего 22 тыс. из тех 100 тыс. плательщиков в местные бюджеты).

«Вот пример – понизили уровень порога НДС. Теперь, имея совсем небольшие обороты, ты становишься плательщиком НДС. Это заставит бизнес сейчас снова дробиться на какие-то мелкие ИП для того, чтобы не платить НДС. Здесь правительству надо еще раз подумать и сделать все для того, чтобы снизить налоговую нагрузку на отдельно взятый субъект предпринимательства, потому что тогда больше денег можно будет собрать в бюджет», – говорит Альтаев.

С этим мнением согласен старший партнер Центра стратегических исследований (CSI) Олжас Худайбергенов. Он убежден: причина неохотного перемещения малого бизнеса в средний – неправильное налогообложение. Эту проблему можно решить введением упрощенного налогообложения в отдельных отраслях – например, в сельском хозяйстве и в розничной торговле. «Можно ввести единый аграрный налог, скажем, или налог с продаж, розничный налог, сделать там одну простую ставку и отказаться от градации, от лимитов каких-то, – предлагает Худайбергенов. – Тогда мотивация к дроблению у среднего бизнеса отпадет, ему незачем будет показывать себя малым за счет почкования. Но это от местных властей не зависит, как и от Комитета госдоходов. Это больше зависит от Министерства национальной экономики и Министерства финансов, которые определяют фискальную политику в стране».

По информации Худайбергенова, являющегося советником президента, сейчас обсуждается идея обоих налогов. Причем по розничному налогу есть оговорка: на безналичные и наличные расчеты пороги повышения ставок будут разными. «Скажем так, через цифровизацию будут пытаться упростить налогообложение: работаешь по безналу – у тебя ставки ниже, тебе выгоднее», – заключил Худайбергенов.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif