Перейти к основному содержанию

2060 просмотров

Почему телекоммуникации становятся главным драйвером экономики

Рассказывает председатель правления АО «Казахтелеком» Куанышбек Есекеев

Фото: Kursiv.kz

На прошлой неделе глава Министерства национальной экономики Казахстана Руслан Даленов сообщил о росте ВВП в январе на 3,6%, при этом телекоммуникационный сектор показал второй после отрасли строительства темп прироста. В последующем сектор телекоммуникаций сохранит за собой лидирующие позиции, в том числе и потому, что рост других отраслей экономики будет тесно связан с его развитием.

При росте ВВП в январе 2020-го в 3,6% темпы роста в телекоммуникационной отрасли за первый месяц года составили 9,8%. Больший темп прироста в первые 30 дней года показало только строительство (12,5%), связь опередила и торговлю (5,2%), и промышленность (4,1%), и транспорт (3,6%), и сельское хозяйство (2,6%). Таким образом, из всех основных сфер производства несырьевых товаров и услуг телекоммуникационный сектор стал вторым по величине вклада в формирование внутреннего валового продукта. Иными словами, связь в январе являлась одним из основных драйверов экономики, как, впрочем, и в прошлые годы.

Если мы возьмем временной отрезок с 2013 года, то обнаружим, что доходы от оказания услуг связи в стране неизменно росли – с 647,3 млрд тенге в стартовой точке этого отсчета до 800 млрд тенге по итогам прошлого года. И нынешний год не станет исключением: в январе 2020 года в сопоставлении с январем года прошлого данный показатель вырос на 9,8% - до 71 млрд тенге за один месяц. В ближайшем же будущем рост казахстанской экономики будет неизбежно связан с ростом телекоммуникационного рынка, поскольку в каждом секторе уже сейчас происходят процессы цифровизации, повышающие производительность и эффективность предприятий различных отраслей экономики.

Вот как грядущий вклад телекоммуникационного сектора описывается в госпрограмме «Цифровой Казахстан»: рост производительности труда благодаря новым технологиям, поддерживаемым телекоммуникациями, в горнодобывающей промышленности составит к 2022 году 38,9%, в транспортной отрасли – 21,2%, в АПК – 82%, в обрабатывающей промышленности – 49,8%. Иными словами, связь будет обеспечивать рост всех без исключения секторах казахстанской экономики. Более того, сектор обеспечит и рост рабочих мест в стране: работодателей в стране: за счет цифровизации экономики в стране к 2022 году появится 300 тыс. новых рабочих мест.

Отмечу, что при постоянном росте доходов телекоммуникационной отрасли она является одной из самых консервативных секторов в плане роста тарифов. Иными словами, объемы доходов компаний сектора растут не за счет получения больших денег с одного отдельно взятого клиента, а за счет предоставления одному отдельно взятому клиенту все большего чем ранее количества услуг. Сектор практически не давит на инфляцию (а значит, не провоцирует государство на вмешательство в свою ценовую политику), пользуется постоянным (и постоянно растущим) спросом у клиентов и формирует значительную долю национального продукта. Такой сектор – мечта любого инвестора, и январские итоги это тоже подтверждают: связь вошла в отраслевые лидеры по привлечению инвестиций.

По данным министерства национальной экономики, при общем росте инвестиций в экономику в 3,1% в январе, в телекоммуникационном секторе рост инвестиций наблюдался на 24,2%. Много это или мало? Рост инвестиций в операции с недвижимым имуществом за этот период составил 24,1%, в промышленность – 8,1%. Большие темпы прироста продемонстрировали только услуги по проживанию и питанию (35,4%), но с этими основными потребностями человека поспорить не может ни одна из отраслей экономики. И роль мощного магнита для инвестиций телекоммуникации будут играть и дальше, причем опять же эти инвестиции будут приходить не только в связь: согласно той же программе «Цифровой Казахстан», объем привлеченных инвестиций в стартапы, которые появятся благодаря цифровизации в различных отраслях экономики, к 2022 году составят 67 млрд тенге.

В сухом остатке: на протяжении 7-ми с лишним лет сектор связи в Казахстане стабильно, без перепадов, растет, являясь привлекательным как для потребителей, так и для инвесторов. И самое замечательное в этом росте то, что он далек от какого-либо исчерпания своего поступательного движения. Состояние рынка телекоммуникаций в настоящее время можно сравнить с временами бума в мировом автомобилестроении, когда отрасль, с одной стороны, уже могла выпускать автомобили самых разнообразных модификаций, с другой – рынок был ими еще не перенасыщен, с третьей – у потребителей имелись средства на приобретение автомобиля и понимание того, что он не роскошь, а средство передвижения.

Сейчас таким средством передвижения, а не роскошью, являются услуги связи. Если вернуться лет на 18-20 назад и вспомнить тарифы на услуги мобильной связи (и на мобильные телефоны) в начале миллениума, то тогда каждая лишняя минута разговора действительно была роскошью - сродни заправки «Хаммера» для городского жителя, предпочитающего поэтому танку на колесах малолитражку. Прошло 18 лет, малолитражных джипов автопром так и не породил, а вот мобильная связь в стране стала не просто доступной, но и гибкой, позволяющей клиентам в рамках одной и той же абонентской платы отказаться от ненужного пакета услуг для увеличения востребованного им механизма. Можно уменьшать количество СМС – но увеличивать голосовую связь, можно минимизировать и то, и другое – и получить взамен безразмерный широкополосный доступ. В «Хаммере» так не похозняйничаешь, даром, что он огромный. Да и, в конце концов, скоро ведь и «Хаммеры» могут оказаться зависимыми от сектора связи, и это опять-таки может стать частью программы «Цифровой Казахстан».

Беспилотные автомобили – это уже не фантастика, это уже опытные образцы. Не слишком пока удачные образцы для оживленных трасс и городских улиц, но вполне себе эффективно работающие на отдаленных карьерах и в замкнутых складских территориях. Работают они, напомню, благодаря сектору связи: IoT, интернет вещей, просто невозможен без широкополосного доступа. Также, как невозможно без него использование больших данных, облачное видеонаблюдение, телемедицина, заказывающие продукты в супермаркетах самостоятельно холодильники, датчики поддержки оптимальной температуры в домах и т.д., и т.п. Далеко не все из перечисленного мною еще является повседневной реальностью для казахстанской экономики и казахстанского быта. Но это означает только одно: все возможные ниши в экономике сектором связи в Казахстане еще не заполнены, поэтому телекоммуникационным компаниям в ближайшие годы на нашем рынке гарантирован как количественный, так и качественный рост.

И самое главное, что наш сектор будет с каждым годом играть все большую роль в росте других отраслей экономики. Так что если двадцать лет назад главным драйвером экономики была нефть, в ближайшие годы ею однозначно станет связь. Хотя бы потому, что цифровизации не избежит и буровая вышка. Каков потенциал цифровизации в стране? В июле прошлого года дирекция по аналитической работе Евразийского Банка Развития опубликовала специальный доклад «Цифровой потенциал стран-участниц ЕАБР», подготовленном Центром интеграционных исследований. Согласно ему, доля цифровой экономики в совокупном ВВП стран-участниц ЕАЭС сейчас составляет менее 3%. В соответствии с Индексом цифрового внедрения, Казахстан вместе с Россией и Арменией лидируют в регионе, при этом в Казахстане и в России до сих пор главной движущей силой цифровой трансформации является госсектор благодаря созданию электронных правительств.

Однако принятая государством программа «Цифровой Казахстан» направлена на то, чтобы процессами цифровизации заинтересовался бизнес для извлечения максимальной прибыли за счет оптимизации бизнес-процессов и обеспечения эффективного распределения своих ресурсов. Первый шаг для этого уже сделан – в стране формируется современная базовая инфраструктура. Теперь необходимо на ее базе создать востребованные промышленными предприятиями продукты, благодаря которым в течение ближайших 10 лет доля цифровой экономики в ВВП Казахстана сможет вырасти до 20-30% (такой прогноз в прошлом году сделал генеральный директор Tech Garden Аскар Сембин). И этот качественный рост является приоритетной задачей нашего сектора – может быть, даже более первостепенной, чем просто количественный прирост доходов от обслуживания рынка.

banner_wsj.gif

538 просмотров

Компании в сфере 3D-печати осваивают новые направления

Чтобы противостоять пандемии коронавируса они используют новые технологии для производства наборов для взятия мазка из носа, защитных масок для лица и дверных ручек

Менеджеры испанской компании Aenium Engineering, которая вместо деталей для аэрокосмической индустрии теперь выпускает фильтры для защитных масок. ФОТО: AENIUM ENGINEERING

Во всем мире сегодня различные транснациональные компании и стартапы перенастраивают свои суперсовременные 3D-принтеры для того, чтобы решить проблему нехватки критически важного медицинского оборудования, возникшей по вине коронавируса.

Среди тех, кто направил свой инженерный и производственный потенциал на помощь больницам и медработникам, такие индустриальные гиганты, как Siemens и General Electric (GE), технологические компании вроде HP и небольшие специализированные предприятия, как испанская Aenium Engineering. Чтобы люди видели, какие усилия 3D-индустрия предпринимает в различных странах мира, пионер в сфере 3D-технологий немецкая компания EOS GmbH во вторник даже запустила специальный веб-сайт 3DAgainstCorona.

Компания Aenium, которая еще недавно занималась производством компонентов для аэрокосмической промышленности, всего за две недели переключилась на выпуск фильтров необходимых для медицинских защитных масок. Используя лазерные технологии для производства сверхлегких металлических деталей, компания разработала четырехслойный фильтр из медицинского полимера. Он может быть использован как в масках, напечатанных на 3D-принтерах (сейчас такие маски разрабатывает корпорация HP), так и в существующих моделях аппаратов для искусственной вентиляции легких.

Сегодня многие промышленные компании переключились на выпуск различного медицинского оборудования вроде аппаратов для искусственной вентиляции легких и респираторов. Благодаря 3D-принтерам производители способны запустить новое производство намного быстрее, выпуская на одной фабрике целый ряд товаров и делая это там, где они нужнее всего. Суть технологии заключается в том, что различные продукты создаются при помощи последовательных слоев, а сами продукты могут иметь любую форму и производиться из самых разных материалов. Исходная цифровая копия может быть отправлена на принтер, расположенный непосредственно возле больницы, из любой точки мира, что полностью устраняет все логистические препоны.

 im-170684.jpgФильтры для масок производства компании Aenium Engineering.
ФОТО: AENIUM ENGINEERING

Один из мировых лидер индустрии, компания HP, использует свои принтеры в США и Испании для производства больничного оборудования, включая фиксаторы для масок и защитные экраны для лица. Кроме того, HP задействовала возможности своих клиентов, у которых есть простаивающие принтеры, например зуботехнические фирмы. Эти компании, оказались в числе первых, к кому обратилась HP, в том числе и потому, что они уже сертифицированы Управлением США по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) для производства медицинского оборудования.

Компания Siemens, один из крупнейших мировых производителей медицинского оборудования и лидер в ряде современных производств, также задействовал свою международную сеть клиентов, занимающихся печатью на 3D-принтерах, включая автопроизводителей, в производстве медоборудования. Кроме того, компания подключила к этой работе свыше 100 своих принтеров в США и Европе. Еще две крупные компании – GE и Boeing печатают маски для лица.

По словам Филипа Геертса, генерального директора CECIMO (Европейской ассоциации отраслей станкостроения), для компаний в сфере 3D-технологий текущая ситуация предоставляет «огромные возможности».

«Можно наглядно продемонстрировать, как кастомизировать производство и как это сделать без логистических издержек прямо на выбранном месте», - говорит он, отметив, что ассоциация уже призвала своих членов оказать помощь.

Однако такое аддитивное производство, как печать на 3D-принтерах, по сути, только начало развиваться, и все используемые материалы и производственные методы еще необходимо адаптировать под конкретные цели. Требования для продукции медицинского назначения, в частности для респираторного оборудования, особенно высокие. К примеру, недопустимо, чтобы напечатанные детали выделяли опасные частицы или представляли другую угрозу.

Кроме того, с технологией 3D-печати наращивание производства происходит не так быстро, как например, при большинстве традиционных способов вроде инжекционного прессования, и оно более дорогостоящее. В обычное время никто не станет печатать на 3D-принтере такие одноразовые предметы, как фильтры, палочки для взятия мазка из носа или защитные маски. Однако в условиях катастрофической нехватки этих предметов, это помогает восполнить дефицит.

Для тех же компаний, которые ранее печатью медицинского оборудования не занимались, получение сертификата может стать проблемой. В особенности, по данным властей, угроза возрастает из-за рядовых любителей технологий 3D-печати, которые горят желанием помочь местным больницам.

«Каждый умелец в гараже пытается сделать свои собственные маски, а потом прийти в больницу в снаряжении, которое никто не проверял», - говорит Кит Паркет, профессор Гарвардского университета и подполковник в запасе.

В настоящее время он сотрудничает с руководителем местного стартапа в сфере 3D-печати компанией Desktop Metal с целью решить проблему нехватки инструментов для взятия мазков из носа.

 im-170686.jpg
Дверная ручка, разработанная компанией Materialise для того, чтобы люди могли открывать двери, не используя кисти рук.
ФОТО: MATERIALISE

Впрочем, для некоторых продуктов сложной сертификации не требуется. Бельгийская компания Materialise, которая предлагает услуги и ИТ-решения для пользователей 3D-принтеров, недавно опубликовала в свободном доступе три проекта специальных дверных ручек, при помощи которых можно открыть дверь, не используя кисти рук. В число клиентов компании входит и исследовательский центр Mayo Clinic, где печатью на 3D-принтерах занимаются вот уже 14 лет, отмечает Джонатан Моррис, радиолог и медицинский директор лаборатории Mayo Clinic по 3D-печати. В настоящее время исследовательский центр совместно с рядом организаций работает над созданием медицинских и защитных устройств для борьбы с коронавирусом. Более того, многие клиники также начали предпринимать самостоятельные усилия в области использования возможностей 3D-печати.

Как рассказал Скотт Дрикасис, глава медицинского направления по Северной и Южной Америке компании Stratasys LTD., когда речь идет о деталях требующих особых знаний, крупные компании в сфере 3D-печати ежедневно созваниваются с медицинскими специалистами и представителями госорганов, чтобы обсудить дизайн продуктов и способы их тестирования. Srtatasys – это крупная компания по печати на 3D-принтерах, с двумя офисами – один в городе Иден-Прери (штат Миннесота, США), другой в Реховате (Израль). По словам Дикасиса, никогда раньше он не видел столь тесного взаимодействия между компаниями-конкурентами.

К примеру, над производством фильтров, сертифицированных по стандарту респираторов типа N95, компания Aenium работает совместно с HP и EOS. Получить данные по дизайну фильтра можно бесплатно, поэтому другие компании, занимающиеся 3D-печатью и у которых есть подходящие машины, также могут выпускать эти пористые пластиковые диски.

«У нас есть все необходимые знания и сейчас мы используем их применительно к медицинскому сектору», - говорит менеджер Aenium Хосе Мигель Ампудиа.

Причиной, по которой профессор Гарвардского университета Паркер начал сотрудничать с Риком Фулопом, главой компании Desktop Metal, стала острая нехватка тестовых наборов для взятия мазка из носа. Потребность в этом продукте настолько высока, что Вашингтон даже снарядил военный самолет для того, чтобы тот забрал этот товар у единственного крупного производителя в Италии и доставил его в США.
 

im-170687_1.jpg
Палочки для взятия мазка из носа производства фирмы Formlabs.
ФОТО: FORMLABS

В поисках быстрого решения проблемы, мужчины привлекли к сотрудничеству такие компании в области промышленной 3D-печати, как Formlabs и OPT Industries с целью разработать палочки для взятия мазка, которые можно было бы напечатать. В итоге им пришлось переработать саму структуру такой палочки, в частности заменить хлопок, который обычно используется для сбора слизи у пациента, на мягкие волоски из пластика. И совсем недавно FDA разрешило массовый выпуск изделия.

«Если бы неделей раньше вы спросили меня, может ли кто-то начать новое производство и всего за неделю получить разрешение FDA на выпуск миллионов единиц продукции, я бы ответил, что это полное безумие. Но мы это сделали», - говорит Фулоп.

Daniel Michaels, Asa Fitch

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif