Почему телекоммуникации становятся главным драйвером экономики

Рассказывает председатель правления АО «Казахтелеком» Куанышбек Есекеев

Фото: Kursiv.kz

На прошлой неделе глава Министерства национальной экономики Казахстана Руслан Даленов сообщил о росте ВВП в январе на 3,6%, при этом телекоммуникационный сектор показал второй после отрасли строительства темп прироста. В последующем сектор телекоммуникаций сохранит за собой лидирующие позиции, в том числе и потому, что рост других отраслей экономики будет тесно связан с его развитием.

При росте ВВП в январе 2020-го в 3,6% темпы роста в телекоммуникационной отрасли за первый месяц года составили 9,8%. Больший темп прироста в первые 30 дней года показало только строительство (12,5%), связь опередила и торговлю (5,2%), и промышленность (4,1%), и транспорт (3,6%), и сельское хозяйство (2,6%). Таким образом, из всех основных сфер производства несырьевых товаров и услуг телекоммуникационный сектор стал вторым по величине вклада в формирование внутреннего валового продукта. Иными словами, связь в январе являлась одним из основных драйверов экономики, как, впрочем, и в прошлые годы.

Если мы возьмем временной отрезок с 2013 года, то обнаружим, что доходы от оказания услуг связи в стране неизменно росли – с 647,3 млрд тенге в стартовой точке этого отсчета до 800 млрд тенге по итогам прошлого года. И нынешний год не станет исключением: в январе 2020 года в сопоставлении с январем года прошлого данный показатель вырос на 9,8% - до 71 млрд тенге за один месяц. В ближайшем же будущем рост казахстанской экономики будет неизбежно связан с ростом телекоммуникационного рынка, поскольку в каждом секторе уже сейчас происходят процессы цифровизации, повышающие производительность и эффективность предприятий различных отраслей экономики.

Вот как грядущий вклад телекоммуникационного сектора описывается в госпрограмме «Цифровой Казахстан»: рост производительности труда благодаря новым технологиям, поддерживаемым телекоммуникациями, в горнодобывающей промышленности составит к 2022 году 38,9%, в транспортной отрасли – 21,2%, в АПК – 82%, в обрабатывающей промышленности – 49,8%. Иными словами, связь будет обеспечивать рост всех без исключения секторах казахстанской экономики. Более того, сектор обеспечит и рост рабочих мест в стране: работодателей в стране: за счет цифровизации экономики в стране к 2022 году появится 300 тыс. новых рабочих мест.

Отмечу, что при постоянном росте доходов телекоммуникационной отрасли она является одной из самых консервативных секторов в плане роста тарифов. Иными словами, объемы доходов компаний сектора растут не за счет получения больших денег с одного отдельно взятого клиента, а за счет предоставления одному отдельно взятому клиенту все большего чем ранее количества услуг. Сектор практически не давит на инфляцию (а значит, не провоцирует государство на вмешательство в свою ценовую политику), пользуется постоянным (и постоянно растущим) спросом у клиентов и формирует значительную долю национального продукта. Такой сектор – мечта любого инвестора, и январские итоги это тоже подтверждают: связь вошла в отраслевые лидеры по привлечению инвестиций.

По данным министерства национальной экономики, при общем росте инвестиций в экономику в 3,1% в январе, в телекоммуникационном секторе рост инвестиций наблюдался на 24,2%. Много это или мало? Рост инвестиций в операции с недвижимым имуществом за этот период составил 24,1%, в промышленность – 8,1%. Большие темпы прироста продемонстрировали только услуги по проживанию и питанию (35,4%), но с этими основными потребностями человека поспорить не может ни одна из отраслей экономики. И роль мощного магнита для инвестиций телекоммуникации будут играть и дальше, причем опять же эти инвестиции будут приходить не только в связь: согласно той же программе «Цифровой Казахстан», объем привлеченных инвестиций в стартапы, которые появятся благодаря цифровизации в различных отраслях экономики, к 2022 году составят 67 млрд тенге.

В сухом остатке: на протяжении 7-ми с лишним лет сектор связи в Казахстане стабильно, без перепадов, растет, являясь привлекательным как для потребителей, так и для инвесторов. И самое замечательное в этом росте то, что он далек от какого-либо исчерпания своего поступательного движения. Состояние рынка телекоммуникаций в настоящее время можно сравнить с временами бума в мировом автомобилестроении, когда отрасль, с одной стороны, уже могла выпускать автомобили самых разнообразных модификаций, с другой – рынок был ими еще не перенасыщен, с третьей – у потребителей имелись средства на приобретение автомобиля и понимание того, что он не роскошь, а средство передвижения.

Сейчас таким средством передвижения, а не роскошью, являются услуги связи. Если вернуться лет на 18-20 назад и вспомнить тарифы на услуги мобильной связи (и на мобильные телефоны) в начале миллениума, то тогда каждая лишняя минута разговора действительно была роскошью - сродни заправки «Хаммера» для городского жителя, предпочитающего поэтому танку на колесах малолитражку. Прошло 18 лет, малолитражных джипов автопром так и не породил, а вот мобильная связь в стране стала не просто доступной, но и гибкой, позволяющей клиентам в рамках одной и той же абонентской платы отказаться от ненужного пакета услуг для увеличения востребованного им механизма. Можно уменьшать количество СМС – но увеличивать голосовую связь, можно минимизировать и то, и другое – и получить взамен безразмерный широкополосный доступ. В «Хаммере» так не похозняйничаешь, даром, что он огромный. Да и, в конце концов, скоро ведь и «Хаммеры» могут оказаться зависимыми от сектора связи, и это опять-таки может стать частью программы «Цифровой Казахстан».

Беспилотные автомобили – это уже не фантастика, это уже опытные образцы. Не слишком пока удачные образцы для оживленных трасс и городских улиц, но вполне себе эффективно работающие на отдаленных карьерах и в замкнутых складских территориях. Работают они, напомню, благодаря сектору связи: IoT, интернет вещей, просто невозможен без широкополосного доступа. Также, как невозможно без него использование больших данных, облачное видеонаблюдение, телемедицина, заказывающие продукты в супермаркетах самостоятельно холодильники, датчики поддержки оптимальной температуры в домах и т.д., и т.п. Далеко не все из перечисленного мною еще является повседневной реальностью для казахстанской экономики и казахстанского быта. Но это означает только одно: все возможные ниши в экономике сектором связи в Казахстане еще не заполнены, поэтому телекоммуникационным компаниям в ближайшие годы на нашем рынке гарантирован как количественный, так и качественный рост.

И самое главное, что наш сектор будет с каждым годом играть все большую роль в росте других отраслей экономики. Так что если двадцать лет назад главным драйвером экономики была нефть, в ближайшие годы ею однозначно станет связь. Хотя бы потому, что цифровизации не избежит и буровая вышка. Каков потенциал цифровизации в стране? В июле прошлого года дирекция по аналитической работе Евразийского Банка Развития опубликовала специальный доклад «Цифровой потенциал стран-участниц ЕАБР», подготовленном Центром интеграционных исследований. Согласно ему, доля цифровой экономики в совокупном ВВП стран-участниц ЕАЭС сейчас составляет менее 3%. В соответствии с Индексом цифрового внедрения, Казахстан вместе с Россией и Арменией лидируют в регионе, при этом в Казахстане и в России до сих пор главной движущей силой цифровой трансформации является госсектор благодаря созданию электронных правительств.

Однако принятая государством программа «Цифровой Казахстан» направлена на то, чтобы процессами цифровизации заинтересовался бизнес для извлечения максимальной прибыли за счет оптимизации бизнес-процессов и обеспечения эффективного распределения своих ресурсов. Первый шаг для этого уже сделан – в стране формируется современная базовая инфраструктура. Теперь необходимо на ее базе создать востребованные промышленными предприятиями продукты, благодаря которым в течение ближайших 10 лет доля цифровой экономики в ВВП Казахстана сможет вырасти до 20-30% (такой прогноз в прошлом году сделал генеральный директор Tech Garden Аскар Сембин). И этот качественный рост является приоритетной задачей нашего сектора – может быть, даже более первостепенной, чем просто количественный прирост доходов от обслуживания рынка.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Как будет восстанавливаться казахстанская экономика

Опубликован ежеквартальный макроэкономический обзор

Коллаж: Вадим Квятковский

Компания PwC Kazakhstan запустила новый проект – Ежеквартальный макроэкономический обзор. Основа этого исследования – экспертные прогнозы по основным для Казахстана макроэкономическим показателям. По мнению представителей PwC Kazakhstan, результаты опроса могут служить основой для принятия решений в среднесрочной перспективе.

Базовый сценарий восстановления экономики 

83% респондентов предполагают, что восстановление казахстанской экономики будет происходить по U-образной траектории, а процесс выхода из кризиса может принять затяжной характер. Основное обоснование такого прогноза – пандемия и вызванный ею экономический кризис – оказало серьезное влияние на деловую активность, и бизнесу, особенно МСБ, понадобится длительное время для восстановления и адаптации к новым условиям и поиска новых возможностей. Также многие опрошенные эксперты сходятся во мнении, что до момента изобретения вакцины и появления лекарственных средств в мире будет сохраняться тенденция социального дистанцирования и внедрения выборочных карантинных мер. Последние будут регулярно ужесточаться в момент ухудшения ситуации и роста заболеваемости, а это, в свою очередь, будет оказывать воздействие на сроки восстановления экономики.

 

Процент респондентов ожидающих развитие сценария U,V,L,W-1.jpg

Нефть в широком коридоре

Превалирующее большинство респондентов в своих прогнозах продемонстрировали широкие диапазоны между ожидаемыми минимальными и максимальными прогнозными значениями по нефти марки Brent в горизонте одного года (средняя дельта равна $17,9), на три года (средняя дельта равна $17,5) и пять лет (средняя дельта равна $19,4). Комментируя этот тренд, некоторые из опрошенных экспертов ссылались на пандемию COVID-19 как источник высокой неопределенности, особенно в перспективе ближайших двух лет, то есть до предполагаемого создания и выпуска в массы вакцины от вируса. 

Участники опроса отметили влияние пандемии на мировую экономику в виде снижения потреб­ления и спроса на товары, что неминуемо оказывает влияние на нефтяные цены. Кроме того, в прогнозах учитывались и потенциальные последующие волны заражений, которые могут прервать восстановление мировой экономики и, как следствие, восстановление спроса на энергоресурсы. Тема увеличения использования возобновляемых источников энергии также была отмечена как фактор, имеющий потенциал влияния на цены на нефть в среднесрочной перспективе. В долгосрочной перспективе, ожидают участники опроса PwC, цены на нефть будут стремиться к уровню $50–55 за баррель, который устраивает как добывающие, так и потребляющие нефть страны.

 

Прогнозная цена на нефть-1.jpg

Сколько тенге за доллар

Большинство респондентов склоняются к тенденции ослабления тенге по отношению к доллару в анализируемых периодах. Участники опроса выделили несколько основных причин, среди которых сокращение объемов добычи нефти в Казахстане, неопределенность по показателям инфляции и прекращение мер по поддержке национальной валюты со стороны государства. Максимальное ослабление тенге относительно доллара США за пять лет (на конец года) ожидается в районе 29,4%, в то время как минимальное ослабление тенге за аналогичный период прогнозируется в диапазоне 4,4%. Внутренний разброс в максимальных прогнозных значениях составил от 400 до 700 тенге за доллар (станд. отклонение равно 64), что значительно выше внутреннего разброса в максимальных прогнозных значениях, который расположился в рамках от 390 до 410,5 тенге за доллар (станд. отклонение равно 32,8). 

 

Прогнозная курс USD-KZT-1.jpg

Инфляционный процесс

Результаты опроса показали, что в горизонте одного года более 60% респондентов ожидают повышения уровня инфляции. Этот прогноз базируется на воздействии принятых в Казахстане и странах – торговых партнерах карантинных мер, результатом которых стали удорожание импорта и замедление деловой активности компаний, занимающихся поставкой и продажей товаров из стран ближнего и дальнего зарубежья. Вклад в динамику инфляционных процессов продолжает вносить и рост цен на продовольственные товары, которые в мае подорожали на 10,7% в годовом выражении, по данным Национального банка Республики Казахстан (НБРК). В долгосрочных прогнозах экспертов относительно уровня инфляции наблюдается большая степень уверенности в ее снижении. В горизонте трех лет 90% экспертов прогнозируют снижение инфляции в среднем на 1,7%. В горизонте пяти лет более 70% экспертов ожидают продолжения постепенного снижения инфляции. Причины повышения оценок инфляции в горизонте одного года с постепенным снижением в долгосрочной перспективе связаны, во-первых, с текущей денежно-кредитной политикой НБРК. 

Во-вторых, эксперты связывают краткосрочные инфляционные риски с массовыми налоговыми стимулами и накопленной за прошлые периоды скрытой инфляцией, отмечая, что в долгосрочной перспективе эти риски будут менее заметными.

 

Индекс потребительских цен-1.jpg

База для ставки

В марте 2020 года НБРК принял решение о повышении базовой ставки до 12% с целью стабилизации инфляционных ожиданий и ограничения распространения влияния внешнего шока на финансовый рынок. Но уже в апреле НБРК принял внеочередное решение о снижении базовой ставки до уровня 9,5% годовых и расширении процентного коридора до ±2 процентных пункта. Данная мера была направлена на обеспечение финансовой стабильности, ограничение рисков для экономики и ее адаптацию к условиям внешней и внутренней среды, связанным с пандемией COVID-19.

Большинство респондентов – участников опроса PwC – в перспективе одного года прогнозируют снижение ключевой ставки на 0,5 п. п. Данное мнение экспертов относительно минимального изменения базовой ставки может быть обосновано и подкреплено их ожиданиями роста инфляции в краткосрочном периоде при условии поддержания НБРК текущей политики для сдерживания роста инфляционных ожиданий. В горизонте трех лет, с учетом снижения инфляционных ожиданий, эксперты прогнозируют снижение базовой ставки до 8% с процентным коридором ±1 п. п. и сохранение ставки на этом же уровне в периоде до пяти лет.

 

Базовая ставка НБРК-1.jpg

В первом Ежеквартальном макроэкономическом обзоре PwC Kazakhstan приняли участие 23 респондента: ведущие экономисты, брокеры, трейдеры, представители банков развития и коммерческих банков. Опросник для составления обзора был заполнен всеми участниками в конце июня 2020 года. Многие ответы были предоставлены на условиях конфиденциальности.

В ходе анализа ответов респондентов по многим вопросам были выявлены достаточно значительные расхождения во мнениях, что ожидаемо в исследованиях, где эксперты представляют различные сферы (экономисты, трейдеры, ученые, банкиры) и, соответственно, имеют доступ к разным источникам информации. Консолидация мнений, охватывающих большую часть профессиональных участников финансового рынка, а также научных экспертов и ведущих экономистов Казахстана дает возможность спрогнозировать несколько сценариев развития экономики Казахстана. Для этих целей PwC Kazakhstan попросил респондентов дать их мнения в диапазоне минимум и максимум для вопросов, где это было уместно (цены на нефть, курсы валют, инфляция), и использовал несколько подходов к анализу полученных результатов. Помимо стандартного усреднения всех ответов исследователи PwC Kazakhstan также взяли верхние 30% в ответах-максимум и нижние 30% в ответах-минимум, чтобы выявить наиболее оптимистичный и наиболее пессимистичный сценарии развития событий.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

qazexpocongresskz.jpg