206 просмотров
206 просмотров

Нетарифный метод

Как Минторговли РК планирует сдерживать цены на продовольственные товары

Коллаж: Вадим Квятковский

Сдерживать цены на продовольственные товары на внутреннем рынке за счет ограничения их экспорта предлагает Минторговли РК
в новой госпрограмме развития торговой политики на 2021–2025 годы. В материале «Курсива» – зачем нужна новая ограничительная мера и как сработали предыдущие. 

«Будет разработана система квотирования экспорта социально значимых продовольственных товаров: при резком росте цен на внутреннем рынке Министерство торговли и интеграции в упрощенном порядке сможет ограничивать экспорт по объемам либо устанавливать экспортную пошлину», – заявил вице-министр торговли и интеграции РК Азамат Аскарулы на коллегии своего ведомства в первых числах февраля.

В Минторговли и интеграции считают, что ограничение или полный запрет вывоза продовольственных товаров приведут к насыщению ими рынка, в результате цены на эти товары стабилизируются. Новая госпрограмма в сфере торговли пока существует в виде концепции, но ограничение экспорта как инструмент регулирования внутреннего рынка в последнее время использовали уже как минимум два других ведомства – Министерство сельского хозяйства и Министерство здравоохранения.

Запрет на вывоз масок и скота

Минсельхоз в октябре прошлого года ввел запрет на экспорт маточного поголовья, а теперь же намерен ввести полный запрет на вывоз из страны крупного и мелкого рогатого скота в живом виде. Ключевые обоснования: во-первых, фермеры с помощью государственных субсидий закупают маточное поголовье за рубежом, а потом перепродают его в Узбекистан и другие страны (вместо того чтобы разводить в Казахстане). Во-вторых, продажа скота за рубеж приводит к низкой загрузке отечественных откормочных площадок и мясокомбинатов и, как считают в Минсельхозе, подталкивает цены на мясо и мясную продукцию внутри страны.

Официальный представитель отечественного Минздрава Диас Ахметшарип 6 февраля сообщил о том, что в стране введен запрет на экспорт медицинских защитных марлевых масок, поскольку отечественные производители и дистрибьюторы активно продавали их в Китай – и создали дефицит этой продукции в некоторых городах страны.

И хотя буквально на следующий день Министерство индустрии и инфраструктурного развития опровергло сведения о введении этого запрета, есть предпосылки к тому, что он все-таки будет введен. Исполнительный директор Ассоциации фарминдустрии Казахстана Гулдария Манакпаева в интервью Kursiv.kz сообщила, что все компании, производящие медицинские маски в РК, в настоящее время работают в три смены, используя те остатки сырья, которые были привезены еще до закрытия границ с Китаем. МИИР РК сейчас пытается найти новые источники сырья для производства медицинских масок, но поиски затянутся, дело, с большой вероятностью, все-таки дойдет до запрета.

Стабфонды ценам не помеха

Ожидаемый запрет на экспорт масок – мера, связанная с форс-мажорными обстоятельствами. А вот действия Минсельхоза по запрету на экспорт живого скота вполне вписываются в логику рассматриваемого Минторговли механизма сдерживания цен за счет ограничения экспорта. И появление этого механизма можно расценивать как признание неэффективности прежних попыток государства влиять на цены.

Самой известной из таких попыток было создание в 2009 году в Казахстане стабилизационных фондов. В эти фонды в регионах закупались запасы социально значимых продуктов питания, для того чтобы в моменты резкого повышения их стоимости выбросить на рынки аналогичный товар по фиксированной цене. Стабфонды пополнялись за счет местных бюджетов и предсказуемо были признаны убыточными, поскольку продукцию нужно было не только купить и продать, но и хранить в течение длительного времени. Полноценно заниматься торговлей и хранением акиматы не могли, поэтому из 374 тыс. т закупленной в стабфонды продукции в период с 2011-го по 2018 год на рынок попало только 300 тыс. т – 74 тыс. т продукции было просто выброшено. А часть продукции стабфондов попадала на рынок в таком виде, что ее приходилось реализовывать с уценкой. Власти тогда всерьез рассматривали возможность создания отдельной компании, которая управляла бы стабфондами, однако в итоге было решено вместо этого отдать роль стабилизаторов оптово-распределительным центрам в регионах.

«Мы сейчас прорабатываем финансовую модель, как организовать оптово-распределительные центры», – сообщил министр национальной экономики Казахстана Руслан Даленов на заседании правительства в марте прошлого года.

Центры должны закупать большие объемы плодоовощной продукции в период низких цен, а после продавать ее с минимальной маржой, которая покрывает услуги на хранение и перевозку. В августе 2019 года, после создания Министерства торговли, его глава Бахыт Султанов сообщил о начале строительства ОРЦ в трех регионах страны, до 2023 года они должны появиться в восьми городах республики. Но пока эти центры не заработают по всей стране, оценить их возможности влиять на цены, а заодно найти реальные отличия от стабфондов затруднительно.

Идея предельных цен 

В разные годы в Казахстане предлагалось влиять на цены через законодательно утвержденное лимитирование маржи при продаже в розничных торговых точках. Например, в 2010 году мажилисмен Владимир Нехорошев предлагал директивно ограничить маржу розницы 10–15% от себестоимости продаваемой ею продукции. А руководивший тогда Агентством по защите конкуренции Мажит Есенбаев развил это предложение: по его мнению, в каждой области должны были появиться свои предельно допустимые цены на социально значимые продукты, которые могли бы устанавливать областные маслихаты.

Эти идеи вылились в ноябре 2010 года в наделение правительства правом устанавливать предельные цены на отдельные виды продукции – накрутка в торговых сетях на них должна была составлять не более 30%. Именно с тех пор в Казахстане появился так называемый социальный хлеб, стоимость которого во многих регионах республики до сих пор не достигла 100 тенге. Но эта мера имела два существенных последствия: во-первых, качество этого социального хлеба снизилось, во-вторых, то, что пекарни и торговля недополучают на буханке социального хлеба, они закладывают в стоимость другой своей продукции, цена на которую не регулируется.

Аналогичные процессы наблюдаются и в сфере реализации плодоовощной продукции: как только цена на один вид товара начинает директивно занижаться, разница между его реальной стоимостью и официальным ценником раскидывается на другие виды овощей и фруктов. Несмотря на эти последствия, ряд депутатов мажилиса в запросе на имя премьер-министра Аскара Мамина, озвученном Наринэ Микаэлян 4 декабря прошлого года, предложил правительству расширить перечень продукции, на которую устанавливаются предельные цены, за счет угля, газа и лекарств. 

Еще один новый подход

Концепция новой госпрограммы предлагает и другой путь снижения цены на социально значимые товары.

«Для снижения уровня теневого бизнеса и придания импульса в развитии современной торговой инфраструктуры будет проработан вопрос по применению нулевой ставки налога на добавленную стоимость при производстве и реализации социально значимых продовольственных товаров», – гласит одно из положений документа.

Помимо этого министерство обещает расширить финансирование в части субсидирования процентной ставки по кредитам на пополнение оборотных средств для торговых объектов, а также субъектов торговли микро- и малого бизнеса, осуществляющих розничную торговлю продукцией отечественных производителей. 

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер