Перейти к основному содержанию

1885 просмотров

МСХ объяснил запрет на вывоз живого скота потребностями переработки

В ведомстве хотят увеличить в экспорте долю мясопродуктов

Фото: Аскар Ахметуллин

Основной причиной введения запрета на экспорт живого скота из Казахстана является необходимость загрузки местных мощностей, заявил 20 января директор департамента производства и переработки животноводческой продукции казахстанского минсельхоза Еркебулан Ахметов.

«Я бы отметил, что в рамках государственной программы поставлена задача повышения экспорта переработанного мяса, и мы к этому должны стремиться. В целом запрет – не очень рыночный механизм, но основная причина введения – это загрузка наших откормочных площадок и мясоперерабатывающих комплексов. Потому что в целом в этом году загрузка – 50%», – сказал Ахметов журналистам в Нур-Султане.

При этом он признал, что казахстанские мясокомбинаты предлагают сейчас 1300 тенге за 1 кг живого веса КРС, что выше закупочной цены узбекских конкурентов на 25%. Тем не менее мясо все равно идет в Узбекистан: в МСХ объясняют этот феномен тем, что узбеки скупают у фермеров мясо за наличные, не оформляя сделок – и, соответственно, с этих сделок не выплачиваются налоги.

Это и делает их более привлекательными для производителей мяса в сравнении с закупками казахстанских мясокомбинатов, которые работают «в белую». В связи с этим МСХ подготовил проект постановления о запрете на экспорт живого скота, который в настоящее время находится на согласовании с другими госорганами: предполагается, что он будет введен на 6 месяцев с возможностью дальнейшей пролонгации.

Представитель Мясного союза Казахстана Максут Бактыбаев отметил, что введение подобного запрета ударит по многим производителям скота, поскольку у них есть действующие долгосрочные контракты, по которым получена предоплата – и в случае срыва поставок на казахстанских производителей будут наложены штрафные санкции. А председатель правления этой же отраслевой ассоциации Асылжан Мамытбеков заявил, что введение запрета на экспорт не спасет отечественные мясокомбинаты.

«На экспорт в прошлом году ушло около 160 тыс. голов живого скота, а всего в год мы забиваем 2 млн голов – при таком соотношении результата не будет. Мы экспортируем мяса больше, чем импортируем – о каком дефиците может идти речь? У нас ставится вопрос так – мы хотим колбасами заместить экспорт живого скота, но давайте откроем любой сайт – стоимость килограмма колбасы 600 тенге, в то время как стоимость килограмма мяса – 1700 тенге. Это означает, что в нашей колбасе есть все, кроме мяса», – заявил Мамытбеков.

По его мнению, внутренний казахстанский рынок производства мяса и мясопродуктов нуждается не в увеличении поставок сырья, а в жестком контроле за исполнением техрегламентов, без которого Казахстан никогда не обеспечит полную загрузку мясокомбинатов. И не сможет обеспечить конкурентные преимущества продукции отечественных мясокомбинатов по сравнению с зарубежными мясопродуктами. Попытку ввести запрет на экспорт живого скота Мамытбеков сравнил с попыткой лечить диарею затычкой.

Председатель ассоциации «Казахстанский Деловой совет АПК» Арман Евниев, который в периоды 2008-2010 годов был вице-министром сельского хозяйства, а в период с января 2018 по март 2019 года – первым вице-министром этого ведомства, в свою очередь, напоминает, что ни один запрет на экспорт той или иной сельскохозяйственной продукции в Казахстане не приводил к улучшениям на внутреннем рынке.

«Никогда от запретов не было пользы – были какие-то сиюминутные эффекты, типа, погасить какой-то пожар и сымитировать деятельность, но всегда это сопровождалось убытками для тех, кто в сельскохозяйственный бизнес поверил. Нельзя категорически вводить запрет на экспорт, надо обратиться к президенту, мораторий наложить на это решение (о запрете экспорта), иначе как нам отрасль животноводства развивать», – считает эксперт.

397 просмотров

Uzbekistan Set to Buy Two More Spanish High-Speed Trains

New trains will link together the tourist centers of the country

Фото: Michael715 / Shutterstock.com

Two more high-speed Spanish-made trains might be bought by the O’zbekiston Temir Yo’llari (Uzbekistan Railroads) company.

Davron Dehkanov, deputy head of the Uzbekistani Ministry of Transportation, announced at an international press club meeting in Tashkent that the country is planning to buy two high-speed trains from Talgo in 2021.

“At the moment we are negotiating with the Spanish company. If we manage to make a deal, we can see these trains even this year, not 2021,” he said.

The agreement on the supply of Spanish AVE 250 trains was signed in 2019. In addition to two trains, the O’zbekiston Temir Yo’llari company will get four extra economy carriages as well as service equipment. This €57.5 million project is supported by the Spanish Fund for the internationalization of the company (FIEM), which provided a loan. 

High-speed Spanish Talgo trains have worked in Uzbekistan since 2011. Four trains go to Samarkand, Bukhara, Qarshi, and Shakhrisabz. As expected, this year a high-speed Afrosiyоb train will start to carriage tourists to ancient Khiva.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif