Перейти к основному содержанию

3706 просмотров

В Уральске больше чем на 40% подорожали продукты

Причины роста цен на продукты питания – неурожаи и повышение курса рубля

Фото: Shutterstock.com

Власти области обещают, что цены на социально значимые продукты будут сдерживать – благо, в Стабфонде есть дешевый картофель и подсолнечное масло.

По словам главного специалиста управления предпринимательства и индустриально-инновационного развития по ЗКО Бауыржана Ахметова, ведется постоянный мониторинг цен на 19 видов социально значимых продуктов на крупных рынках и в супермаркетах. 

«Если мы видим, что цена на какой-то продукт из списка завышена, беседуем с продавцом, руководством торговой сети, выясняем причину. Обязательно предупреждаем, что за необоснованный рост цен предусмотрена административная ответственность. В случае если владелец торговой точки на контакт не идет, объективные причины повышения стоимости товаров не называет, мы передаем данные в Антимонопольный комитет. Они в свою очередь проверяют договоры на закуп товаров и при наличии факта необоснованного роста цен принимают меры: накладывают штрафы», – рассказывает Ахметов.

Согласно данным Комитета по статистике РК, ощутимее всего в Уральске подорожали: хлеб – на 39,1%; мука I сорта – на 31,9%; рис – на 40,8%; гречка – на 46,7%. 

По словам Бауыржана Ахметова, основными причинами подорожания продуктов стали низкие урожаи зерна и злаковых, а также рост стоимости ГСМ и запасных частей на сельхозтехнику, необходимых для уборки сельхозкультур.

«Рост цен на гречку и рис также обусловлен тем, что вырос курс рубля: в начале года он был 5,7 тенге, сейчас – 6,1 тенге, а эти продукты мы закупаем в России. Наш казахстанский рис из Кызылорды уходит в основном в Узбекистан и Таджикистан – фермерам выгоднее продавать его на экспорт», – поясняет эксперт.

Рост цены на мясо кур обусловлен подорожанием зерна, идущего на корм птице.

Дешевая мука есть

Бауыржан Ахметов объясняет, что для недопущения необоснованного роста цен госорганы по ЗКО принимают ряд мер.

Во-первых, местным пекарням в Уральске выделено 39 участков земли, где они установили свои фирменные торговые павильоны для реализации хлебобулочных изделий без наценок перекупщиков. 

Для того чтобы пекарни выпускали хлеб I сорта по цене 80 тенге за булку, Стабилизационный фонд приобрел 1 тыс. т муки I сорта. На совещании при участии первого заместителя акима области Мухтара Манкеева, мукомольных предприятий и хлебопекарен была достигнута договоренность о сдерживании цен на социальный хлеб. Из запасов Стабфонда пекарням города будет отпускаться мука I сорта по цене 95 тенге за кг.

За свой счет АО «НК «СПК «Орал» установило по городу 10 мини-маркетов, которые сдает в аренду товаропроизводителям для продажи овощей и мяса. При объявлении Стабфондом товарной интервенции эти мини-маркеты будут продавать по фиксированным низким ценам стабфондовскую продукцию. В октябре 2019 года АО «НК «СПК «Орал» приняло решение снизить на 50% арендную плату для фермеров в мини-маркетах при условии, что те снизят цену на свою продукцию как минимум на 10%.

Гречки нет

Главным рычагом в борьбе с ростом цен в регионах являются стабилизационные фонды. Именно сюда власти должны закупать и сохранять все виды социально значимых продуктов, выбрасывая их на рынок в тот момент, когда продукты начинают расти в цене.

На работу Стабфонда ЗКО в разрезе 2019–2021 годов выделено 350 млн тенге.

На 21 ноября 2019 года Стаб­фонд области сформирован на 291,5 млн тенге (на 83%). В рамках выделенных средств, по словам Ахметова, заключены форвардные договоры с фермерскими хозяйствами. Продать товар в Стабфонд фермеры могут только по первоначальной цене, оговоренной в договоре.

В Стабфонде области сейчас заключены форвардные договоры на поставку 1 тыс. т муки, 50 т макарон, 20 т сливочного масла, 77 т говядины, 10 т мяса кур, 50 тыс. литров масла подсолнечного, 500 т картофеля. Относительно гречки здесь, мягко говоря, немного недоглядели и закупить вовремя дешевой крупы не успели.

Точка зрения

Алла Гиззатова, доктор экономических наук:

«То, что на большую часть социально значимых продуктов выросли цены в среднем на 15%, однозначно плохо. Вывод ясен: мы стали беднее на 15% и можем позволить себе купить меньше еды, чем год назад. Тем более что в большинстве своем реального роста зарплат у сотрудников частных фирм и компаний не произошло.

Другой момент – бюджетники и получатели соцпособий. У первых зарплаты выросли в июне на 15–30%, у вторых размер пособий увеличился на 40%. Денежной массы в руках у людей стало больше, и сработал эффект бумеранга – цены на продукты поползли вверх.

Конечно, для роста цен есть и ряд других причин: рост курса доллара и рубля, низкие урожаи сельхозпродукции.

Считаю, что, если бы государство не принимало мер по сдерживанию цен на продукты питания, все стоило бы еще дороже.

Думаю, что хуже ситуация будет уже в январе, когда цены на продукты питания еще повысятся: сначала в связи с предпраздничным ажиотажем, потом – в связи с сезонным дефицитом овощей, фруктов, молока, мяса. Сложнее будет выживать в этой ситуации получателям адресной социальной помощи, особенно многодетным семьям: с нового года им вполовину урежут пособия, и они опять откатятся за черту бедности».

v-uralske-bolshe-chem-na-40-podorozhali-produkty.PNG

1145 просмотров

В Казахстане КПН передали в местные бюджеты

Ожидается, что это будет способствовать росту региональной экономической активности

Коллаж: Вадим Квятковский

По расчетам Министерства национальной экономики РК, благодаря фискальной децентрализации региональные бюджеты в 2020 году пополнятся на 386,4 млрд тенге, а в следующие два года – уже на 428,8 млрд и 471,4 млрд тенге соответственно. Логика расчетов Минэкономики строится на простом посыле: чем больше в регионе МСБ, тем больше КПН поступит в местный бюджет. А значит, региональные власти приложат максимум усилий для развития малого и среднего бизнеса.

В разговоре с журналистом «Курсива» вице-министр нацио­нальной экономики Жаслан Мадиев еще раз подтвердил, что в его ведомстве рассчитывают на заинтересованность акимов в росте налогооблагаемой базы в их регионах. «Те налоговые поступления, которые будут регионы собирать от МСБ, они могут оставлять, использовать на свои программы развития, – отметил Мадиев. – В целом задача государства такая: помогать взращивать из малого и мелкого бизнеса средний, а из среднего – крупный. Поэтому инициатива по передаче КПН с малого и среднего бизнеса в регионы поможет решить эту задачу, она будет хорошим мотиватором для акиматов делать все, чтобы бизнес укрупнялся и собираемость налогов, соответственно, росла».

КПН в цифрах

Корпоративный подоходный налог в Казахстане до 2020 года зачислялся в государственный бюджет, ставка его при удержании с налогооблагаемого дохода составляет 20%. Есть исключения: юрлица-сельхозпроизводители и производители продукции аквакультуры (другими словами – рыбоводства) платят КПН в размере 10%.

Ставка КПН, удерживаемого у источника выплаты с доходов резидентов, равна 15%. Есть градация по ставкам КПН для нерезидентов – от 5 до 20%, но она на пополнение местного бюджета особого влияния не окажет, так как 100 тыс. налогоплательщиков – представителей малого и среднего бизнеса, которые будут обеспечивать те самые 386,4 млрд тенге поступлений в местные бюджеты в 2020 году, – резиденты Казахстана.

В 2019 году в бюджет в виде КПН поступило 1 трлн 974 млрд 763 млн тенге, из них от МСБ – 422 млрд 371 млн, то есть примерно одна пятая часть. Стоит отметить, что далеко не все представители малого бизнеса в регионах являются плательщиками КПН, поскольку работают в специальных налоговых режимах – по патенту, упрощенной декларации или единому земельному налогу, ставки по которым составляют 2–3%.

И как раз эти представители малого и микробизнеса на три года будут освобождены от уплаты подоходного налога. По оценке министра финансов Казахстана Алихана Смаилова, потеря бюджета от этих налоговых каникул составит 200 млрд тенге. Глава Минфина давал такие расчеты в сентябре 2019-го,
а двумя месяцами позже министр национальной экономики Руслан Даленов снизил объем потерь до 109 млрд тенге в 2020 году и пообещал их возместить трансфертами из республиканского бюджета. Его заместитель Жаслан Мадиев считает, что возмещаемый государством трехлетний мораторий даже полезен для местных бюджетов. «По мораторию у нас микро- и малый бизнес освобожден от налогообложения, но это временная мера. За время моратория бизнес сможет окрепнуть, и есть большие шансы, что он за это время перейдет из категории малого бизнеса в категорию среднего», – считает вице-министр.

Мне снизу виднее, как развивать бизнес

На стадии обсуждения Концепции Закона Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам административно-территориального устройства Республики Казахстан, совершенствования системы государственного управления, межбюджетных отношений, кредитования и образования» – а именно этим документом внесены поправки о передаче КПН в региональные бюджеты – приводилось несколько позитивных примеров из международного опыта.

В Испании одним из основных налогов, поступающих в местный (муниципальный) бюджет, является налог на экономическую деятельность, который отчасти схож с казахстанским корпоративным подоходным налогом от среднего и малого бизнеса. Плательщики данного налога – юридические лица и физические лица, занимающиеся предпринимательской деятельностью. Налог на экономическую деятельность дает местным бюджетам 3,4% от общих доходов. Этот налог, как отмечалось в концепции, был введен для усиления контроля за сбором налогов с малого и среднего бизнеса, составляющего основу экономики Испании.

Там же, в концепции, шла речь о том, что в Японии одним из основных налогов, поступающих в местный бюджет, является префектурный подоходный налог, его плательщики – юридические лица. Еще одним примером была Германия, о которой говорилось, что «финансовая система Германии по формированию местных бюджетов усовершенствована, а также направлена на увеличение поступлений в местный бюджет за счет развития предпринимательства».

Авторы концепции отметили, что внедрение опыта указанных стран в Казахстане «приведет к стимулированию местных исполнительных органов по расширению налоговой базы и увеличению доходов местных бюджетов, а также к усиленной заинтересованности регионов в развитии малого и среднего бизнеса».

Как подтолкнуть малый бизнес к росту

Депутат мажилиса парламента Казахстана Нуржан Альтаев видит две основных проблемы в решении «подсадить» местные бюджеты на поступления от КПН. Первая связана с неравномерностью распределения малого и среднего бизнеса в разных частях страны. Поэтому, считает парламентарий, центру все равно придется перераспределять общий котел бюджетных поступлений. Вторая – в том, что малый бизнес не стремится вырасти до размеров среднего и старается оставаться в «малышах», предпочитая дробить свои предприятия. По мнению Альтаева, выбор такой схемы связан в первую очередь с налоговой нагрузкой. Он уверен: если ее снизить на каждое отдельное предприятие, то в итоге государство соберет больше за счет увеличения количества предприятий среднего бизнеса (их сейчас, по данным НПП «Атамекен», всего 22 тыс. из тех 100 тыс. плательщиков в местные бюджеты).

«Вот пример – понизили уровень порога НДС. Теперь, имея совсем небольшие обороты, ты становишься плательщиком НДС. Это заставит бизнес сейчас снова дробиться на какие-то мелкие ИП для того, чтобы не платить НДС. Здесь правительству надо еще раз подумать и сделать все для того, чтобы снизить налоговую нагрузку на отдельно взятый субъект предпринимательства, потому что тогда больше денег можно будет собрать в бюджет», – говорит Альтаев.

С этим мнением согласен старший партнер Центра стратегических исследований (CSI) Олжас Худайбергенов. Он убежден: причина неохотного перемещения малого бизнеса в средний – неправильное налогообложение. Эту проблему можно решить введением упрощенного налогообложения в отдельных отраслях – например, в сельском хозяйстве и в розничной торговле. «Можно ввести единый аграрный налог, скажем, или налог с продаж, розничный налог, сделать там одну простую ставку и отказаться от градации, от лимитов каких-то, – предлагает Худайбергенов. – Тогда мотивация к дроблению у среднего бизнеса отпадет, ему незачем будет показывать себя малым за счет почкования. Но это от местных властей не зависит, как и от Комитета госдоходов. Это больше зависит от Министерства национальной экономики и Министерства финансов, которые определяют фискальную политику в стране».

По информации Худайбергенова, являющегося советником президента, сейчас обсуждается идея обоих налогов. Причем по розничному налогу есть оговорка: на безналичные и наличные расчеты пороги повышения ставок будут разными. «Скажем так, через цифровизацию будут пытаться упростить налогообложение: работаешь по безналу – у тебя ставки ниже, тебе выгоднее», – заключил Худайбергенов.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif